Статья
7 Мая 2010 0:00

В Думе чествовали ветеранов

<p>В Государственной Думе в преддверии 65-летия празднования Дня Победы в Великой Отечественной войне состоялся прием ветеранов, организованный руководством партии «Единая Россия».</p>
<p>По окончании приема в Александровском Саду прошла торжественная церемония возложения цветов к Могиле Неизвестного Солдата и к памятнику маршалу Советского Союза Георгию Жукову.</p>
<p>День Победы в этом году отмечается с небывалым размахом.  9 мая всех ждет грандиозный парад, репетиции к которому шли все последние недели. Ожидается прибытие высоких зарубежных гостей. Страна спешит выполнить свой долг перед ветеранами, успеть дать им жилье, кто еще не получил его за все эти годы от государства.</p>
<p>С одной стороны, по времени перелистывается еще одна страничка истории, военное поколение уходит, остаются его наследники. И сегодня, как считают эксперты, важно сохранить единство нации, то ощущение, которое еще несут в себе участники сражений, победители в той войне.</p>
<p>«Россия только сейчас политически конструирует новую государственность. В таких условиях очень важно использовать  любой ресурс, чтобы сплотить еще молодую нацию. Нас 140 миллионов, но мы все еще поодиночке», – считает политолог Леонид Поляков.  В данной ситуации память о прошлом, о великих страданиях и великой победе выполняет роль скреп, заявил он в интервью «Актуальным комментариям».</p>
<p>В современной жизни таких скреп взять негде, поэтому память о том  времени, когда мы вместе страдали, вместе умирали и вместе побеждали, очень актуальна сегодня, убежден собеседник.</p>
<p>Журналист Михаил Леонтьев, говоря о роли победы в построении государства обращает внимание на то, что государство времен Великой Отечественной было способно на победу любой ценой. «Потому мы, собственно, и  победили, т.к. нет в истории страны, которая могла бы выдержать тот удар, который обрушился на Советский Союз в первые несколько месяцев войны», – заявил он «Актуальным комментариям». <br />
 <br />
По мнению Михаила Леонтьева, любая страна, в том числе любая из участвовавших в войне, считала бы себя побежденной, капитулировала, но здесь воевало не государство, воевал народ, нация.</p>
<p>«Это была племенная война, а не государственная. Чем отличается племенная война от войны государственной – у государства ты можешь уничтожить его институты, дискредитировав, деморализовав, разрушив инфраструктуру и связь. В племенной войне побеждает тот, кто уничтожил последнего члена племени. В ней невозможно победить в принципе. И каким образом строится, структурируется общество, способное на такую войну, есть ли у нас сейчас такое общество, если нет – хорошо ли это или плохо – это и есть главные вопросы. Эти вопросы стоит обсуждать», – убежден эксперт.</p>
Комментарии экспертов
<p>Россия только сейчас политически конструирует новую государственность. В таких условиях очень важно использовать  любой ресурс, чтобы сплотить еще молодую нацию. Нас 140 миллионов, но мы все еще поодиночке. Живут и старые связи – кто-то себя ощущает гражданином СССР, а кто-то думает, что все распалось и неважно, где ты живешь.</p>
<p>В данной ситуации память о прошлом, о великих страданиях и великой победе выполняет роль скреп. В современной жизни таких скреп взять негде. Каждый  сам по себе и выживает в одиночку. Но мы сами выбрали этот путь: экономика, где все решает конкурентоспособность. Если можешь – значит  все будет в порядке, не можешь – уступи место сильному. Такова сегодняшняя мораль, и совершенно ясно, что она не может держать народ вместе.</p>
<p>Поэтому память о том  времени, когда мы вместе страдали, вместе умирали и вместе побеждали, очень актуальна сегодня. Пока есть возможность держать нас в этом некоем единстве – это надо делать. Кроме всего прочего, если ты не забываешь о великих подвигах твоих предков, то есть надежда, что ты сам окажешься способен на подвиг, когда от тебя это понадобится. </p>
<p>Такое внимание к 65-летию Победы объясняется тем, что к моменту 70-летия Победа будет уже предметом истории.  Людей, которые имели какое-то серьезное отношение к Победе и которые живы, почти не останется. Поколения не будет – оно уходит в историю. И сейчас идет речь о том, как оно войдет в историю, в какой форме.</p>
<p>Говорят о сталинском режиме, о том, что портрет Сталина развешивать нельзя. Хотя какая может быть победа, если главнокомандующий победы считается человеком, про которого неприлично вспоминать? Что же это за победа?  Что это за отношение к человеку, который возглавлял страну и обеспечил эту победу, причем не только в ходе войны, но и до того. Потому что сталинская индустриализация, достигнутая колоссальными жертвами, колоссальной кровью и огромным напряжением была материальной предпосылкой.</p>
<p>Не о чем вообще было бы говорить, если бы ее не было. В 1931 году Сталин выступил на собрании какого-то профсоюзного актива и сказал, что если мы за десять лет не сделаем то, что мир сделал за 100-500 лет, то нас просто сомнут, нас не будет. За 10 лет сделать то, что остальные делают за 500 лет можно только ценой нечеловеческого напряжения усилий, нечеловеческой воли и огромных жертв, в том числе и невинных, естественно. С жертвами вообще сложно – виновны они или нет  – жертвы всегда невинные. Это один момент.</p>
<p>Второй момент – это структура взаимоотношений государства и власти с историей. Государство того времени было способно на победу любой ценой, потому мы, собственно, и  победили. Нет в истории страны, которая могла бы выдержать тот удар, который обрушился на Советский Союз в первые несколько месяцев войны.Любая страна, в том числе любая из участвовавших в войне, считала бы себя побежденной, капитулировала, но здесь воевало не государство, воевал народ, нация. Это была племенная война, а не государственная. Чем отличается племенная война от войны государственной – у государства ты можешь уничтожить его институты, дискредитировав, деморализовав, разрушив инфраструктуру и связь. В племенной войне побеждает тот, кто уничтожил последнего члена племени. В ней невозможно победить в принципе. И каким образом строится, структурируется общество, способное на такую войну, есть ли у нас сейчас такое общество, если нет – хорошо ли это или плохо – это и есть главные вопросы. Эти вопросы стоит обсуждать.</p>
<p>Почему либералы боятся портрета Сталина, они же Ленина не боятся – Ленин был мерзавец ничуть не меньший, чем Сталин, к тому же еще и предатель родины – человек, который нанес удар в спину собственной воюющей стране и совершенно этого не стыдился. Но они и не Сталина боятся, они боятся неспособности любой структуры, которую могут предложить, к победе. Потому что их победа не интересует.</p>
<p>Но единственной целью существования государства, если это не Дания или Бургундия, а страна нормальная, суверенная, является способность к победе в широком смысле этого слова. Возникает вопрос – наше государство способно вообще к победе? Не могу ответить на этот вопрос ни положительно, ни отрицательно – как говорится, «умеете вы играть на скрипке? – не знаю, не пробовал».</p>
<p>Но есть очень серьезные сомнения. Более того, очень значительная часть политической элиты, если не большинство, и политической власти вообще не считают эту задачу существенной. Они вообще считают, что главной задачей государства является повышение благосостояния. Для повышения благосостояния не нужно государство. Дайте государство на аутсорсинг грамотному администратору. Дайте, все будет хорошо, можно провести по конкурсу честному, найти лучшего администратора за меньшие деньги, тендер объявить на управление. Причем можно целиком, а можно по частям, может, по частям даже лучше.</p>
<p>Нет никаких задач у государства, кроме победы. Если мы возьмем любое государство в мире, мы поймем, что там это заложено, если это настоящее государство.  Если мы возьмем наших братьев китайцев, мы увидим, что они именно таким образом позиционируют государство. Это же не обязательно военная победа, хотя и это тоже. Если мы возьмем наших братьев американцев, мы увидим, что они позиционируют себя ровно так же. А больше собственно и стран-то в мире нет, Европа – это же не страны, это дом отдыха.</p>
<p>Государство – это структура, которая создается для того, чтобы конкурировать во внешней среде. Если не нравится слово война, есть такое понятие –  конкуренция. Семья, племя, а затем и государство сложились не потому, что это кому-то нужно или это соответствовало бы каким-то наносным понятиям, потому что с религиозной, с христианской точки зрения идея прогресса не имеет значения. Прогресс нужен только для победы в конкуренции, в том числе и антагонистической конкуренции, военной конкуренции как ее крайней формы.</p>
<p>То есть, таким образом, государства только для того и существуют: для победы. Никто не проводит инновации для того, чтобы хорошо жить – не было такого в истории, не было ни одной страны, ни одной структуры, которая бы делала модернизационный или инновационный рывок для того, чтобы просто лучше жить. А кто вам сказал, что для того, чтобы лучше жить, нужны инновации? Давайте посчитаем: может, нефтью торговать удобнее, а не морочить себе голову, если есть конкретный результат? Не факт, что он больше в инновациях, потому что на инновации еще надо потратиться, надо других инноваторов оттеснить как-то.</p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".