Комментарий
5 Декабря 2017 8:41

Власти побаиваются Гейдара Джемаля

Максим Шевченко журналистМаксим Шевченко

Максим Шевченко
журналистМаксим Шевченко
Журналист и общественный деятель Максим Шевченко о философе и богослове Гедаре Джемале, его наследии и влиянии на современников.

— Сегодня годовщина смерти Гейдара Джемаля. К этой дате приурочены какие-то мероприятия?

— Гейдар Джемаль был одним из великих современных мыслителей, философов и поэтов. Уже год мы работаем над книгой, которая выйдет в свет в следующем году. Книга состоит из мыслей и высказываний Джемаля по философским и политическим вопросам. Чем больше погружаешься в материал, тем больше поражаешься, насколько этот человек был тонким, глубоким и актуальным.

— Вы дружили с Гейдаром Джемалем. Какими воспоминаниями вы бы поделились в этот день?

Гейдар Джемаль с юных лет отличался неординарностью. Он в шесть лет читал Гегеля, как ни странно это звучит. Его энциклопедизм и образованность поражали мгновенно.

Родом он из семьи каджаров — карабахских ханов по отцовской линии. По материнской линии — в основном революционеры и люди, которые искали справедливости. Мама его была многократной чемпионкой СССР по верховой езде и укротительницей диких зверей. Все волки, которые были в советских фильмах — это стая, которую дрессировала его мать, Ирина Шаповалова.

Сам Гейдар Джахидович был человеком, который зрил в корень, и с каждым, кто приходил к нему: левые, правые, мусульмане и не мусульмане — находил общую тему для разговора. Его интересовала прежде всего роль и смысл человека в истории. Гейдар воспринимал саму человеческую жизнь как драму, которая требует своего разрешения. В поисках ответа на вопрос, в чем смысл этой драмы, он пришел к религии без какого-то этнического контекста. Точнее, он пришел к религии через традиционализм Рене Генона и увлечение философскими беседами с Евгением Головиным, одним из выдающихся мыслителей семидесятых годов прошлого века. Он пришел к исламу, который можно назвать исламом Гейдара Джемаля — это философский монотеизм с очень принципиальной позицией относительно религиозного тезиса, но с очень доброжелательными культурными связами с окружающими людьми.

Гейдар не был фанатиком ни одной секунды. Это в нем и поражало. Он был принципиальным и верующим человеком, когда дело касалось вопроса веры, он всегда говорил невероятно серьезно, никогда не шутил на эту тему. Но никогда никого не обвинял в неверии.

— Гейдара Джемаля часто называют явлением русской культуры. Нет ли здесь противоречия, с учетом того, что он все-таки был исламским философом?

Гейдар был, конечно, явлением русской культуры. Его рабочий язык, язык философии и великолепной поэзии (в ближайшие дни выходит его сборник стихов), конечно, русский. Он стоит в одном ряду с великими философами, которые творили на русском языке.

 — Джемаль был вечным оппозиционером. Почему власть закрывала глаза на многие его высказывания?

— Гейдар был и остается революционером. Его революция исходит не из желания власти, а из острого ощущения несправедливости мира и ошибочности существующего порядка вещей. Он часто сравнивал мир со сном и призывал проснуться. Гейдар — символ антиконформизма. Он грезил об освобождении человека. Отсюда его революционный настрой. При этом Гейдара нельзя назвать проповедником. Он отвечал на вопросы, беседовал и действовал. Его принцип — это принцип Сократа, который разговаривал с каждым, кто приходил к нему. Беседа с Гейдаром — это многочасовой поиск истины.

Я знаю, что Гейдар не боялся смерти. На вопрос Владимира Познера о том, что он скажет Богу, когда встретится с ним, Гейдар ответил: «Я скажу Богу, что вернулся».

Я встречался с Гейдаром за несколько дней до смерти в Алма-Ате, он относился к смерти, как к неисследованному новому приключению и путешествию. Не было страха. Был какой-то азарт первооткрывателя, который вступит в какую-то невиданную страну, из которой никто не возвращался.

К сожалению, в Азербайджане его побаиваются. Власть имущие всегда боялись Гейдара — они тянулись к его интеллекту, но и не приближались. В этом смысле Россия — страна более открытая. В России много интеллектуалов, которые понимали, что, несмотря на то, что Гейдар является политическим врагом системы, он является чем-то большим, чем политический оппозиционер.

В Азербайджане его всегда боялись, несмотря на то, что он говорил то, о чем многие только мечтают. В Азербайджане до сих пор не было организовано вечера памяти. Хоть он и не писал на азербайджанском языке больших работ, а языком он владел, Гейдар все-таки является азербайджанским интеллектуалом. Но власти и сейчас побаиваются его, как и при жизни.

Гейдар Джемаль — это явление, мимо которого нельзя пройти, потому что нужно переосмысление действительности. Поэтому власти часто не знают, что делать и как быть, когда дело касается Гейдара Джемаля.

Автор:
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

Rosneft
© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".