Статья
28 Сентября 2015 10:19

Внимание – к регионам

Основной тренд последних недель – возвращение региональной повестки дня в центр внимания публики. Турчак и Шлосберг, Гайзер и Ерощенко – вот имена, привлекавшие к себе внимание. Новости, вызывавшие наибольшие споры и обсуждения, поступали именно из провинции.

Последний всплеск политической активности в субъектах федерации был в 1996-1999 годах, когда прошли первые кампании по выборам губернаторов, а затем создавались федеральные политические коалиции при ведущей роли местных руководителей, начиная с ОВР. Затем с началом путинской стабилизации значение региональной политики резко упало, и она являлась лишь отражением процессов в центре. Но теперь, похоже, что-то начинает меняться.

Центральным событием сентября стал второй тур губернаторских выборов в Иркутской области, где убедительную победу одержал кандидат от КПРФ Сергей Левченко. Событие это имеет несколько измерений. Сразу заметим, что делать обобщающие выводы на всю страну было бы преждевременно. Ситуация в Иркутской области нерелеванта по отношению к другим регионам. Это территория со своей спецификой. Но некоторые замечания будут актуальны и во всероссийском масштабе, с учетом уже начинающейся думской кампании-2016.

Читайте также Иркутск выбирает между Левченко и Ерощенко

Область незаметно начала свой особенный путь с самого начала 90-х. Уже в 1992-м ее руководству удалось не допустить вхождения «Иркутскэнерго» в РАО «ЕЭС». В следующем году Борис Ельцин публично грозил иркутскому губернатору Юрию Ножикову отставкой за непослушание. Все последующие главы области заканчивали, в общем-то, нехорошо, – либо уходили со скандалами, как Говорин и Тишанин, либо досрочно.

Возникающий главный вопрос – зачем Кремль допустил подлинную состязательность на данных выборах? Думается, причин несколько.

1) Это своеобразная метка (она же – стимул) губернаторам (как и арест главы Коми), мол, будете плохо работать – смотрите, что с вами может случиться. Оставим вас без поддержки, и выплывайте как хотите.

2) Угрозы от конкретного Левченко-губернатора нет никакой, так же, как от Локотя или Ройзмана. Напротив, выгод от проигрыша Ерощенко даже больше. Сбрасывается наследие политического сезона 2011-2012 годов в виде губернатора-прохоровца, в общем-то, чуждого нынешней элите, человека случайного в политике и госуправлении. Происходит показательная порка не справившегося.

3) КПРФ еще одним коготком увязает в вертикали власти, становится еще более «системной». Два региона (Орловская и Иркутская области) – вполне приемлемая плата за безусловную лояльность для второй по значению партии страны. Но при этом ценность Иркутской области для коммунистов несопоставима с ценностью Орловской по всем параметрам – экономическому, демографическому и т.д.

Однако регион не будет превращен в электоральную или политическую базу КПРФ – об этом свидетельствует весь предыдущий опыт побед коммунистов на выборах. Несколько десятков «красных губернаторов», попавших во власть в 1996-1997 годах, не оказали никакого влияния на политическую динамику, что хорошо видно во временной перспективе. Хотя влияние ЕР может несколько снизиться на данной территории.

4) С т.зр. пропагандистского использования Россия предстает вполне демократической страной с реальной межпартийной конкуренцией.

Есть известная политологическая максима – сразу после выборов кажется, что победе помешали/поспособствовали случайные обстоятельства, но спустя несколько лет победа/поражение воспринимаются как отражение закономерных процессов.

Читайте также Шансы кандидатов на пост иркутского губернатора примерно равны

То же самое в Иркутске. Отказ Ерощенко от дебатов или инцидент с Зюгановым на рынке имели третьестепенное значение для итогов голосования. Необходимо смотреть на основные тенденции, а они таковы – помимо уже упомянутой кадровой чехарды в Иркутской области, КПРФ имеет свежую историю электоральных побед в муниципалитетах – Иркутск, Братск, Ангарск. Сергей Левченко – местный политик и хорошо знаком избирателю, он уже дважды участвовал в губернаторских выборах (1997 и 2001), занимая всякий раз второе место (в 2001 – 45% голосов). Чужак бы роль аккумулятора протестного голосования не потянул – и это важный урок Иркутска.

Левченко не воспринимался жителями области как угроза – поэтому штаб Ерощенко не смог предложить мобилизационную повестку перед вторым туром. Обычная тактика в этом случае – «Москва перекроет нам кран, если изберем оппозиционера» не действовала, поскольку избиратели видели, что это именно Москва позволила довести дело до  второго тура. Не сработала бы и повестка образца 1996-го года – объединение вокруг действующего губернатора ради  спасения от «коммунистического реванша», ибо все понимали, что его не будет.

Другой важный вывод для понимания политики в современной России – повышение явки  во втором туре при отсутствии административного давления – работает против действующей власти, ибо возникает волнообразный эффект протестного голосования, своего рода «праздник непослушания».

Также на фоне костромских выборов становится очевидным, что в нынешних условиях только через системные партии можно выходить в большую политику. Так что у ныне действующих парламентских партий перспективы имеются весьма значительные, по крайней мере, в свете следующих думских выборов.

Читайте также Агитация без смысла

Еще один важный урок для будущей электоральной кампании  – в ситуации раскола элит в регионе Кремль может занимать отстраненную позицию. Его эмиссары не обязательно будут заниматься кулуарным примирением сторон и препятствовать переводу конфликта в публичную плоскость.

Это в свою очередь может спровоцировать ряд  внутрирегиональных конфликтов с разной степенью публичности, особенно в контексте выдвижения кандидатов в Госдуму-2016. При консенсусе участников политического процесса относительно базовых параметров нынешней государственного устройства и внешней политики РФ, повышение электоральной состязательности на местном уровне не представляет угрозы политической стабильности и позволяет освобождать  Центр от ненужной ответственности за происходящее там.

Таким образом, просматривается тенденция осторожного расширения пространства политической борьбы, и постепенного смещения ее центра тяжести в регионы.

Максим Артемьев

Другие статьи автора
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".