Статья
17 Ноября 2015 11:55

Возвращение Путина

Десятый саммит «Большой двадцатки», проходивший в турецкой Анталье, стал важной площадкой для перепозиционирования образа Владимира Путина: теперь можно с уверенностью говорить, что российский президент воспринимается в мировом общественном мнении не как изгой (для формирования такого подхода после событий на Украине в 2014 году западные СМИ приложили немало усилий), а как один из лидеров мировой политики, имеющий сильную позицию и точку зрения, с которой придется считаться.

Стартовые условия

Встречи лидеров стран «Большой двадцатки» по сути представляют формализованные протокольные мероприятия, главная задача которых – наглядная демонстрация того, что лидеры ведущих государств и организаций мира находятся в постоянном контакте, обсуждают и предлагают «стратегические» решения актуальных мировых проблем.

Как правило, на такого рода саммитах принято обращать внимание не на официальную повестку дня и размытые декларации о ценностях, а на различные побочные обстоятельства и сопутствующие двусторонние встречи.

Предыдущий саммит, посвященный экономическим проблемам, состоявшийся ровно год назад в австралийском Брисбене, проходил во время недолгого перемирия в ходе вооруженного противостояния в Донбассе и после истории со сбитым над зоной этого конфликта малайзийским «Боингом». Поэтому все внимание мирового общественного мнения было приковано к попыткам обструкции Владимира Путина, которую пытались преподнести как одну из важнейших задач для «всего цивилизованного мира». России упорно наклеивали ярлык агрессора, а лично Владимиру Путину – имидж изгоя и «парии», которого необходимо показательно строго отчитать и наказать. Выбранная тогда модель поведения российского лидера учитывала эти намерения, и Путин жестко ограничился минимально допустимым уровнем участия.

К саммиту в Анталье ситуация изменилась. За прошедший год градус нападок на Путина вырос. Однако после Брисбена российский президент принял решение отказаться от стратегии мягкого отступления и постепенного смягчения позиции в пользу политики жесткого ответа. Именно так можно трактовать содержание и стиль нынешней российской внешней политики, череду заявлений президента России, апофеозом которой стало его программное выступление на Генеральной Ассамблее ООН в сентябре.

В результате в Турции Путина встречали с иным настроем. Тем более, что информационная картина за два последних месяца была переформатирована российской авиационной кампанией в Сирии и последними терактами в Париже. Изменилось представление о приоритетных задачах, угрозах и роли России в их ликвидации. То, о чем предупреждали в Москве – что в Европу пробираются исламские боевики и что борьба с ИГИЛ (запрещенным в России) является неотложной задачей всего цивилизованного мира, – теперь невозможно стало замещать другими темами.

***  
 Полный текст статьи читайте на сайте Центра политической конъюнктуры

__________

Читайте также:

  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".