Статья
15 Декабря 2009 0:05

Встреча с академиками

Президент России Дмитрий Медведев встретился с видными учеными, членами Российской академии наук. Россия пока не добилась существенных успехов в области применения инноваций, считает президент.

«Перепробовали массу самых разных рецептов, различные организационно-правовые формы, использовали новые законы для этого, обсуждали в различных форматах. Но, если говорить откровенно, пока ничего существенного не совершили, с точки зрения внедрения инноваций в обычную повседневную практику, в создание основ инновационной экономики», - сказал Дмитрий Медведев.

При этом он  отметил, что в России очень много хороших исследований и блестящих открытий, «но тот разрыв, который существовал между стадией исследовательских работ и их коммерциализации, внедрения в прикладную сферу, к сожалению, пока остается». 

России при создании новых источников энергии не следует забывать и об углеводородной энергетике, считает президент РФ Дмитрий Медведев. По его словам, России необходимо находиться в том мэйнстриме изменений, которые происходят во всех странах, и постараться при помощи мер по энергосбережению решить наши экономические проблемы, в том числе создать энергоэффективную экономику.

Дмитрий Медведев отметил, что вне зависимости от того, какова природа происходящих климатических изменений на планете, то, что мы, Россия, сейчас сделает, ей во вред не пойдет, а пойдет только на пользу.

Президент отреагировал на широко обсуждавшиеся некоторое время назад в Интернете сведения, полученные якобы из электронной переписки сотрудников центра климатических исследований в университете Восточной Англии, которые дискутировали о том, насколько антропогенная деятельность оказывает влияние на глобальное потепление и является ли она основной причиной изменения климата.

По мнению Дмитрия Медведева, в различных прогнозах, касающихся изменений климата, переплетено много различных интересов. Глава государства еще раз сказал, что России необходимо думать о будущем и создавать энергосберегающую экономику.

При этом президент призвал осторожно относиться к некоторым предложениям, которые могут затормозить развитие нефтяной и газовой отраслей России. «Мы должны к этому относиться спокойно. Но мы должны видеть и для себя определенные проблемы, и не должны позволить нас, что называется, развести вокруг этого, потому что мы понимаем, насколько зависит наше экономическое развитие от этой (нефтегазовой - ИФ) составляющей, пока», - сказал Д.Медведев.
Он подчеркнул, что Россия должна думать о том, чтобы создавать новые источники энергии, что записано в приоритетах страны, развивать альтернативную энергетику, но «мы про углеводородную энергетику забывать тоже не должны».

По словам Д.Медведева, тема изменения климата и, в частности вопрос о сокращении парниковых газов, в настоящее время сильно разогрета. Д.Медведев сомневается, что это связано исключительно с научными соображениями. «Мы имеем дело и с большой политикой, и с большими деньгами, и в то же время с угрозой, на которую нам надо будет отвечать всем вместе», - добавил он.

Во встрече вместе с президентом РАН Юрием Осиповым принимают участие вице-президенты Академии Наук Николай Лаверов и Сергей Алдошин. Речь идет в том числе о фундаментальных научных исследованиях, направленных на реализацию пяти приоритетных направлений российской экономики.

Эти направления в мае были определены специально созданной при президенте РФ комиссией по модернизации экономики. Ими являются - повышение энергоэффективности, включая разработку новых видов топлива; ядерные технологии; космические технологии, прежде всего связанные с телекоммуникациями (ГЛОНАСС и наземная инфраструктура); медицинские технологии; стратегические информационные технологии, включая создание суперкомпьютеров и программного обеспечения.
 

Комментарии экспертов
<p>В последнее время огромное количество баек рождалось на тему, что углеводороды нам не нужны. Одна точка зрения – то, много углеводородов и поэтому мы ничего не делаем; вот не будь у нас углеводородов, мы все с печки слезем и начнём вкалывать, как в Европе. Другая точка зрения – что скоро у нас закончатся углеводороды, и тогда нам тоже надо будет делать что-то новое. Третья точка зрения – что, наоборот, скоро будет переизбыток в мире, и наша нефть и газ никому будут не нужны, потому что они дорогие.</p>
<p>Короче говоря, всё это сводится к тому, что углеводородная энергетика – это прошлый век, а нам нужно прыгнуть в будущий век, и поэтому нужно на все углеводороды махнуть рукой и даже в сфере энергетики заниматься возобновляемыми видами энергии. Дескать, скоро в Европе что-то такое изобретут, а мы окажемся позади планеты всей.</p>
<p>При этом все эти истории на тему сырьевой иглы приводят к тому, что сам нефтегазовый комплекс оказался дискредитированным, в том числе в глазах населения. И мы всё оцениваем: «Мы отсталая страна, мы нефть и газ производим. Все делают, условно говоря, компьютеры, а мы до сих пор нефть добываем».</p>
<p>Конечно, тут возникает масса вопросов, связанных с тем, что для развития других видов энергетики не нужно уничтожать углеводородный комплекс. Я не понимаю логики, что для развития постиндустриальной экономики надо уничтожить сырьевую. Почему её надо уничтожать, совершенно неясно. Хотите - развивайте, никто это делать не мешает.</p>
<p>Самое главное, что, благодаря такому отношению к углеводородам, как к чему-то архаичному, люди не понимают, что сейчас у нас в сегменте производства углеводородов стоят колоссальные по технологической сложности задачи, которых мы никогда не делали - напрмер добыча на шельфе, сжижение газа, добыча на востоке страны. Там требуются совершенно фантастические по сложности технологические решения.</p>
<p>Из-за этого отношения сам нефтегазовый комплекс оказался в очень тяжёлом состоянии, потому что инвестиций не было. В результате получился самосбывающийся прогноз. Все говорили, что нам не нужен сырьевой комплекс, это всё архаика. Оказалось, что сейчас оглянулись, и другого ничего нет, а сам сырьевой комплекс находится, мягко говоря, не в фантастическом состоянии.</p>
<p>Перед ним стоят совершенно новые, уникальные задачи – смещение добычи на Восток, на шельф, на север. И как выполнять, пока неясно. При этом говорится, что в Европе скоро появится водородное топливо, или из солнца и ветра будут делать дешёвую энергию… А мы, дескать, ничего не строим. Но зачем стране, которая имеет 26% мировых запасов ресурсов заниматься солнечной энергетикой? Это абсурд.</p>
<p>Я не совсем согласен, что, помимо альтернативы, надо ещё и углеводородами заниматься. Я думаю, что прежде всего надо заниматься углеводородами, а кто хочет заниматься альтернативной энергетикой – это не за государственный счёт. Совершенно очевидно, что если в Испании нет углеводородов, пусть они строят солнечные батареи. Причём мы прекрасно знаем, что генерация электричества из солнца даже в Испании существенно дороже, чем генерация из углеводородов. Зачем нам заниматься ерундой и тратить деньги на какую-то альтернативную энергетику?</p>
<p>Много говорили о биотопливе, и чем кончилось это всё? В Европе сейчас идёт массовое банкротство производителей этанола. Может, лучше в этой ситуации будем добывать то, что есть – углеводороды, которых вполне хватает.</p>
<p>Академия наук в том виде, в каком она досталась от Советского Союза – это уникальная институция. Нигде в мире, за исключением бывших советских республик, нет ей подобных.  Это особый научный центр, находящийся на государственном финансировании.</p>
<p>Деятельность этого научного центра в советские времена была понятной и простой. Все было государственным, в том числе и Академия наук. Но уже на протяжении 20 лет существует другое общество, с другими мотивациями. Поэтому сохранения такого «динозавра», памятника нашей прежней истории объясняется только одним, тем, что там находятся достаточно авторитетные и влиятельные люди, имеющие различные связи и кроме того, не имеющие реальных конкурентов.</p>
<p>Уже в самые первые годы новой России разрабатывались планы по радикальной реформе этой институции, превращения ее в ряд исследовательских центров , которые жили бы на то, что сами могли бы заработать.  В любом случае речь не шла о том, чтобы превратить ее в какую-то контору, когда оборонные предприятия переводили на изготовление сковородок. Речь шла о том, чтобы эту институцию превратить в набор центров, которые были бы в состоянии, оставаясь строго научными, в то же время, работать в таком режиме, чтобы обеспечивать инновации для общества, технологии всех видов – технологии в техническом смысле, в экономическом, социальном,  политическом.</p>
<p>Ставилась задача из такого заповедника чистой мысли (если мы говорим о гуманитарных, социально-гуманитарных академиях) сделать знание, которое можно внедрить  в жизнь.  Но сопротивление было колоссальным, оно и сегодня остается таким же.  Понятно, что люди, которые жили так годами, которые получают неплохие деньги, абсолютно не готовы к каким-то изменениям и запрос у них только один: давайте больше финансирования. </p>
<p>Если смотреть по реальному выходу, то доля академии  в развитии общества описывается словами: «печаль моя велика». Не буду говорить об институтах научно-технического профиля – полагаю, что там очень сильные кадры, хорошая научная школа, традиции. Там вопрос о том, чтобы не только сохранять, но и поднять на более высокий уровень финансирования  является правильным.</p>
<p>Что касается гуманитарного профиля, могу сказать, что, к сожалению, это заповедники, которые вымирают.   Молодежь туда не идет, финансирование настолько скудное, что выжить молодому человеку не возможно.  Поэтому там остались те, кто остались. В общем, это неплохие специалисты. Но ожидать особого движения, развития научной мысли и превращения этих институтов в нечто полезное, которое будет анализировать современную реальность,  и снабжать общество эффективными рекомендациями, не стоит.</p>
<p>Практически нечего этого быть не может. Поэтому думаю, что президенту предстоит тяжелый разговор. Положение это давно известно. Надо искать варианты реформирования, но в силу абсолютного сопротивления этой среды все решения могут быть только болезненными. <br />
Еще один момент: поскольку эта организация располагает еще и большим объемом дефицитных площадей, расположенных в столице, то здесь может идти сопротивление и по этой причине – существует  простой и примитивный бизнес сдачи помещений.</p>
<p>Дмитрий Медведев правильно делает, что встречается с представителями РАН. Надо что-то делать, но я простых решений здесь не вижу.  Модернизация России должна начинаться с этой сферы – науки, где нужно найти какие-то прорывные, инновационные пути. В том виде, в каком сейчас находится Академия, чего-то серьезного она дать не может.              </p>
<p><br />
 </p>
<p>Сделанная высшим руководством страны заявка на активную реализацию модернизационной стратегии, переход от формулирования основ модернизационного плана к конкретным действиям – на сегодняшний день эта ситуация стала тестом для всех на способность обеспечить новое модернизационное качество и эффективность работы. Это определённый вызов для госаппарата. Повышаются требования к чиновникам, к органам власти и управления на соответствие новым критериям и принципам эффективности.</p>
<p>То же самое происходит в отношении бизнеса, госкорпораций, региональных элит и даже политических партий. Достаточно вспомнить, о чём говорил Дмитрий Медведев на съезде «Единой России» - она тоже должна модернизироваться, чтобы быть ключевым субъектом этого модернизационного фланга. </p>
<p>То же самое касается и науки, и Академии наук. Нынешняя ситуация – это такой же тест для РАН на её сегодняшнюю состоятельность как института, который должен играть ключевую роль в модернизации, в инновационной стратегии. И сама эта встреча, этот разговор и то, что сможет или не сможет предложить Академия наук, по сути являются таким аудитом на её нынешнее состояние и на её состоятельность в качестве института развития. Может или нет Академия наук в своём нынешнем виде и со своим нынешним потенциалом быть таким институтом развития, модернизации? Это и предстоит выяснить.</p>
<p>Конечно, модернизация возможна и через заимствование технологий, подключение бизнес-среды с прикладными разработками, но основой всегда является фундаментальная наука, её состояние и способность.</p>
<p>В ближайший период времени по результатам этого аудита предстоит определять, в какой степени Академия наук способна быть институтом развития. Если нынешний потенциал РАНнедостаточен, то понятно, что речь не может идти о том. чтобы вообще от нее отказаться. Но тогда речь пойдёт о том, что саму Академию наук нужно принуждать к модернизации и заниматься её модернизацией, в том числе опираясь отчасти и на политику возвращения в Россию научных кадров, о чём тоже говорится достаточно много.<br />
 </p>
21 Июля 2017 Главное
Откровенный разговор с Владимиром Путиным
 Откровенный разговор с Владимиром Путиным Президент России Владимир Путин провел «Недетский разговор» с воспитанниками образовательного центра «Сириус» в Сочи. Разговор получился откровенным. Глава государства рассказал о себе, своих детских воспоминаниях, отношениях с родителями и главных ценностях в жизни.
1 Июня 2017 Колонки  Новые лица старых партий Несмотря на опровержения и утечки с различных встреч высокопоставленных чиновников c политологами, повышение явки на выборах президента в марте следующего года остается одной из главных задач для нового руководства внутренней политикой.Среди способов, которыми предполагается решить эту нетривиальную задачу – творческий подход к составлению списка конкурентов Путину из числа парламентских партий. 20 Мая 2017 Новости  Президент Ирана сохранил пост Хасан Рухани, занимающий с 2013 года пост президента Ирана, одержал победу на президентских выборах. Он набрал более 22 миллионов голосов, 59%. На участки пришли более 40 миллионов человек.
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".