Статья
22 Сентября 2009 0:36

Я буду здесь, на солнце и в тени

Антиутопия о том, что могло бы случится, если бы Европа вовремя не отправила В. И. Ленина обратно в Россию.
Комментарии экспертов
<p class="text">Кристиан Крахт в России постепенно становится автором, которого читает «понимающая публика». Причин тому много, не последняя — экзотичность Крахта.
Что поделать, мы начинаем уставать от всяких африканских «рудшипамуков», пишуших о том, как одно их племя тутси сожрало другое племя хуту и наоборот. Страдания экзотических племён и поиск бесконечных аналогий с собственной историей начинает доставать так же, как недавний ширпотребный магический реализм и водители-негры в белых перчатках.</p>

<p class="text">Крахт на этом фоне выглядит неожиданно свежо и «аппетитно». Швейцарец, пишет по-немецки, периодически включает в свои тексты Россию. Боже, да ведь через него мы включаемся в мировую культурную повестку, как занимательно!
Зеркально экзотично Крахт выглядит и для европейцев. В своём «Я буду здесь на солнце и в тени» автор проворачивает тот же фокус, что провернул в своём «Береге утопии» Стоппард. Т.е. в сущности, признал включённость и право не неё российской культуры в культуру европейскую. Правда, делает это несколько трешево.</p>

<p class="text">И так. Время действия — сто лет после начала социалистической революции в Швейцарии, организованной так и не добравшимся до России Лениным. Собственно, сто лет одной сплошной мировой войны кующей «новых людей»
В Европе — фашисты и англичане воюют со швейцарскими коммунистами. С Востока подступают армии генерала Лала, командующего войсками чего-то вроде Индии, ударной силой которых является кавалерия с укреплёнными в сёдлах тяжёлыми пулемётами. Оба американских континента раздираемы гражданской войной, проходящей за железным занавесом. На фоне всего этого швейцарский чернокожий офицер-комиссар гоняется за евреем-поляком, пытаясь понять смысл жизни.</p>

<p class="text">Основной момент «включения» — это как раз эксперимент с Лениным, основателем Советской Швецарии. Фактически, Крахт признаёт некоторый мессианский характер революции. Но прикрепляет его не к России (в книге на её месте — заражённая пустыня), а носителю идеологии — Ленину. По сути, превращает его в спасителя-космополита, которому, не нужна Галилея для благой вести. Уже за одно это еврокоммунисты и российская прогрессивная «левая» общественность (а у нас, как известно, вся прогрессивная общественность — «левая») должны поставить Крахту памятник. Ну, издательство «Литпром» и ставит.</p>

<p class="text">Кристиан Крахт, «Я буду здесь, на солнце и в тени», М.: Литпром, 2009. — 233 с.</p>

<p class="text">Книга любезно предоставлена магазином «Фаланстер».</p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".