Статья
5 Августа 2015 16:54

Запрет во вред

Запрет во вред
Фото: Flickr.com

Годовщина «санкционной войны» ознаменовалась не только началом уничтожения на российской границе попавших под эмбарго продуктов, но и тем, что попытки активизировать импортозамещение вышли на новый уровень: теперь речь идёт о запрете на закупки иностранного медицинского оборудования и даже презервативов. Есть ли смысл во введении всё новых ограничений? «Актуальные комментарии» поговорили на злободневную тему с экспертами.

Глупость или адекватная мера?

С предложением ограничить госзакупки ряда медицинских изделий и техники выступил Минпромторг. Речь идет, в частности, о рентгеновских аппаратах и аппаратах УЗИ, костылях, антисептиках, тампонах, бинтах и презервативах - всего в списке более ста пунктов. Под запрет не попадут изделия только из трех иностранных государств — Армении, Белоруссии и Казахстана.

Некоторые эксперты эту инициативу поддерживают, полагая, что она может способствовать развитию отечественной медицинской промышленности. Но многие отнеслись к предложению Минпромторга крайне критически. Даже высказываются мнения, что новый запрет в итоге не только не принесёт никакой пользы, но и ударит по здоровью российских граждан.

«У нас медицина и так в очень критическом состоянии, – констатирует журналист Николай Сванидзе. – Если примут решение, что не будут закупаться важнейшие медицинские инструменты, – по кому это еще ударит, кроме нас самих, мне лично непонятно».

Объяснения чиновников, что цель новых ограничений – стимулировать отечественное производство в ряде отраслей, эксперт считает малоубедительными. «Производство не поощряется таким образом. Для этого нужны деньги, которых нет, технологии, которых нет, и время, которого совсем нет», – заметил Сванидзе.

По его прогнозу, запрет на импорт медоборудования приведёт не к развитию российской медицинской промышленности, а к тому, что начнётся «зарабатывание быстрых денег». «И деньги эти будут зарабатываться на нашем здоровье», – считает журналист.

Писатель Илиас Меркури также согласен, что перегибать палку с разного рода санкциями и запретами не стоит. По его мнению, ограничивать закупки иностранной техники следует избирательно.

«Есть производители в России, которые, действительно, могут заменить импортируемое медицинское оборудование. Но есть отдельные категории, которые заменить просто невозможно», – констатировал он.  «В принципе, это можно квотировать: 70% – отечественного, 30% – импортного. Но большой риск – сказать, что мы возьмем то, что есть, а не то, что лучше», – добавил Меркури.

Стоит отметить, что сейчас проект Минпромторга находится на стадии общественного обсуждения, и не факт, что решение будет принято. «Никто не собирается запрещать импорт в Россию медицинского оборудования, это я могу сказать, зная логику принятия таких решений. Я абсолютно исключаю возможность того, что это адекватная информация», – не верит журналист Михаил Леонтьев.

В Кремле между тем заявили, что пока не рассматривали предложение Минпромторга. «В Кремле не думали об этом», – сказал пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков, отвечая на вопрос журналистов об отказе от закупок импортных контрацептивов.

oni6003454356456.jpg
Впрочем, нашлись и те, кто идею поддержал, как, например, помощник премьер-министра Геннадий Онищенко, бывший главный санитарный врач России. Пытаясь оправдать запрет на иностранные презервативы, чиновник сделал, мягко говоря, странное заявление.

«Резинотехнические изделия никакого отношения к здоровью не имеют. Это (ограничение закупок презервативов – ред.) просто заставит быть более дисциплинированным, более строгим и разборчивым в выборе партнеров, а, может быть, окажет какую-то услугу нашему обществу в плане решения демографических проблем», — сказал Онищенко.

Это объяснение вмиг разошлось не только по СМИ, но и по соцсетям. Большинство пользователей интернета отреагировали на слова Онищенко довольно жёстко, многие – в нецензурной форме. У экспертов это заявление тоже вызвало недоумение.

«Поскольку я не специалист в психиатрии, то могу квалифицировать заявление Онищенко лишь как политический идиотизм», – написал в Facebook директор Центра политической конъюнктуры Алексей Чеснаков.

По мнению руководителя «Политической экспертной группы» Константина Калачева, утверждения, что презервативы не имеют отношения к здоровью человека и что отказ от закупок импортных изделий улучшит демографическую ситуацию, действительно выглядят глуповато. «Также глуповато да и просто некрасиво выглядят заявления о том, что нужно отказаться от импортных костылей или медтехники», - считает политолог.

Запретить, нельзя разрешить

Хоть инициативу Минпромторга и не связывают напрямую с ответными санкциями,  публикация постановления об ужесточении запрета на медтехнику почти совпала с годовщиной санкционного противостояния. И споры об ограничении закупок зарубежных презервативов стали частью большой дискуссии о продуктивности контрсанкций, их расширении и методах борьбы с запрещенной продукцией.

Напомним, что на прошлой неделе был подписан резонансный указ  об уничтожении при попытке ввоза в Россию продовольствия, которое попадает под продуктовое эмбарго. Документ вступает в силу 6 августа.

mail.googl3453453456454e.jpg
Инициативу восприняли неоднозначно. Некоторые эксперты считают эту меру правильной, поскольку она повышает эффективность санкций и уменьшает ущерб для российских сельхозпроизводителей. Однако в обществе отнеслись к этому скорее негативно.

Многие убеждены, что сжигать санкционное продовольствие нецелесообразно. В интернете даже начали собирать подписи за отмену указа об уничтожении продуктов. В настоящий момент соответствующую петицию поддержали более 200 тысяч человек, и число подписантов постоянно растёт. Автор петиции предлагает безвозмездно передавать продукты, подлежащие уничтожению, особо нуждающимся категориям населения – ветеранам, пенсионерам, инвалидам, многодетным и пострадавшим от природных катаклизмов.

«Уничтожение продуктов выглядит кощунственно, – согласен Константин Калачев. – Тем более, в нашей культуре это просто недопустимо. Любой помнит свое детство, когда мамы, папы, дедушки, бабушки говорили о том, что нельзя бросать на землю хлеб, не надо разбрасываться едой, надо доедать все до конца, ничего на тарелках не оставлять и т.д. У нас в стране всегда был культ еды, еда была сакральная. Мне кажется, ее уничтожение – это серьезная ошибка».

В кабмине объясняют: сжигание  продуктов – это не просто ответные меры, но и попытка активизировать импортозамещение, дать российским производителям шанс занять место на рынке. Эксперты, однако, уверены, что импортозамещению в гораздо большей степени способствовало бы изменение финансовой политики российских властей, нежели подобные запреты.

«К импортозамещению это не имеет никакого отношения, – полагает Меркури. – Можно, конечно, ежедневно говорить, что мы поддерживаем наших несчастных производителей, которым толком никто не помогает сейчас. Мы об этом говорим, но это очень вяло происходит».

Он также добавил, что процесс импортозамещения достаточно длителен: «Нельзя ничего импортозаменить за год. Проектная документация даже по отдельному продукту может длиться год, а тут ополчились на всех».

Но останавливаться в этой борьбе с иностранной продукцией, похоже, никто не намерен. Напротив, уже вскоре Россия планирует расширить перечень государств, включенных в санкционный список.

Читайте также: Продукты съесть или уничтожить?

Примечательно, что спустя год после введения Москвой продуктового эмбарго санкционное противостояние приобретает всё более странные формы. «Происходит уже некая шизофрения, даже некоторые ополчились против продуктов из тех стран, с которыми мы до сих пор работаем», – отмечает Меркури.

При этом выдвигаются всё новые и новые инициативы по поводу того, что бы еще запретить. Так, на прошлой неделе депутат от КПРФ Вадим Соловьев предложил ввести лимит на иностранные блюда в ресторанах. По его мнению, половина блюд в меню должны быть из традиционной русской кухни. Впрочем, вряд ли инициатива парламентария будет поддержана. Большинству такие ограничения кажутся уже чрезмерными.

«Просто некоторые депутаты просыпаются утром и не знают, что придумать, и говорят бред. Это настолько бредовая идея, что просто вызывает смех», – считает Меркури.

-63545461_325644049342342353.jpg

Абсурдные контрсанкции

Многие не понимают, зачем чиновники доводят санкционное противостояние до абсурда. Высказываются опасения, что необдуманно вводя всё новые запреты, Россия рискует навредить лишь самой себе.

«С моей точки зрения, если хочется проверить на прочность отношение людей к нашей власти, можно ставить такие эксперименты, но я бы не стал рисковать», – говорит Константин Калачёв.

Политолог считает, что российским властям не стоит злоупотреблять готовностью людей терпеть «те или иные лишения, связанные с возрождением национального самосознания и с утверждением государственного суверенитета», поскольку «настроение людей меняется достаточно быстро». «Если этим злоупотреблять, можно получить в скором времени абсолютно обратную реакцию», – заметил Калачев.

По его мнению, России следовало бы отменить контрсанкции в одностороннем порядке, если она действительно хочет нормализации отношений с внешним миром. «Надо не расширять список стран, которые попадают под контрсанкции. Надо вообще отказаться от контрсанкций, демонстрируя дружелюбие и добрые намерения России, а не исповедовать принцип "око за око, зуб за зуб"», – полагает эксперт.

Воплощение в жизнь этого принципа только вредит россиянам, убеждён Сванидзе: «Решили на фоне конфликта с Западом принять решения им в отместку. Но эти решения должны быть рациональны. Когда мы мстим каким-то отдельным отраслям бизнеса в западных странах – норвежским рыбакам или голландским производителям цветов – мы гораздо больше вредим сами себе. Мы рассчитываем, видимо, на то, что эти западные бизнесмены будут давить на собственное правительство в пользу отмены санкций. Но нет, они недостаточно влиятельны. Кроме того, решение о санкциях – это совместное решение западных стран, оно политическое, и никакие наши контрсанкции, даже если бы они были более успешны, не повлияли бы на это решение. Но наши ответные действия крайне неуспешны. Зато они "успешны" в отношении нас самих. Потому что мы в результате имеем значительно сузившийся ассортимент продуктов, рост цен на продукты, ухудшение качества этих продуктов».

Не видит в контрсанкциях пользы для населения и врач-невролог Семен Гальперин. «Непонятно, в чем идея. Мне кажется, если мы вводим санкции против кого-то, то нужно прежде всего думать о том, чтобы они на нас не отразились», – заметил он.

Сейчас же, как считает Сванидзе, в вопросе контрсанкций в Москве руководствуются принципом «назло бабушке отморожу себе уши». Однако результат, по его мнению, может оказаться куда хуже: «Здесь речь идёт даже не об отмороженных ушах, а о довольно серьезных органах нашей жизнедеятельности».

Фото: Flickr.comРоспотребнадзорPixabay.com, TASS
Автор:
8 Декабря 2016 Новости  Врачей могут приравнять к правоохранителям В последние годы случаи нападения на медицинских работников участились, многие эксперты говорят о росте таких преступлений в два раза. Минздрав подготовил законопроект, который приравнивает врачей к представителям власти и сотрудникам правоохранительных органов. 27 Июля 2016 Главное  Ереван: захватчики требуют главу Минздрава В Ереване вооруженная группа, захватившая врачей в заложники, требует, чтобы к месту захвата заложников в здании ППС прибыл министр здравоохранения Армении и врачи, которые проведут операции. Таковы условия освобождения заложников. КомментарийКомментарий Вся система здравоохранения работает из рук вон плохо журналистАнтон Красовский Один из основателей сайта СПИД.центр, журналист Антон Красовский рассказал «Актуальным комментариям» о том, появится ли возможность посещений, о специфике структуры здравоохранения и ее самой главной проблеме.
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".