Статья
1120 15 сентября 2020 8:45

Как Германия может убить «Северный поток – 2»

Германию все чаще призывают пересмотреть ее решение о поддержке российского трубопровода «Северный поток — 2», но такой шаг грозит Берлину правовыми, финансовыми и политическими проблемами, считает автор издания Politico Америка Эрнандес.

Германия уже давно утверждает, что трубопровод протяженностью 1230 км, по которому ежегодно предполагается поставлять в страны ЕС дополнительно 55 млрд кубометров российского газа, является коммерческим, а не политическим проектом. Однако после отравления российского лидера оппозиции Алексея Навального, эта позиция подвергается сомнениям.

На этой неделе канцлер Германии Ангела Меркель заявила о возможном прекращении строительства российского трубопровода: «Я еще не вынесла окончательного решения по этому поводу». Но такое решения Германия не может принять в одиночку. Если государство полностью заморозит проект, это нарушит законодательство ЕС и приведет к многомиллиардным искам о возмещении ущерба компании «Северный поток — 2», штаб-квартира которой находится в Швейцарии, но полностью принадлежит российской государственной компании «Газпром».

Тем не менее, Германия может расслабиться, позволяя другим делать грязную работу, и наблюдать за тем, как «Северный поток — 2» медленно гниет на дне Балтийского моря.

Вот шесть возможных шагов — и их последствия.

1. Аннулировать существующие разрешения на эксплуатацию трубопроводов

К настоящему времени разрешения на строительство «Северного потока — 2» выданы двум немецким регуляторам. Управление горного надзора Штральзунда, которое одобрило планы строительных работ в территориальных водах Германии вдоль континентального шельфа, относится к земле Мекленбург-Передняя Померания, решительно поддерживающей строительство газопровода.

На территории этой федеральной земли находится порт Мукран, которому в прошлом месяце трое американских сенаторов от Республиканской партии угрожали введением «сокрушительных» санкций. В ответ на это парламент земли принял предложение, подтверждающее его желание завершить «Северного потока — 2» и подчеркнул, что «шантажу нет места в мировой торговле».

Мануэла Швесиг, премьер-министр федеральной земли Мекленбург-Передняя Померания, также была активным сторонником сохранения газопровода, несмотря на международную политику. Заставить Мекленбург-Переднюю Померанию поменять свое мнение и отозвать разрешения по политическим мотивам — непростая задача.

Существует еще Федеральное морское и гидрографическое агентство, которое выдало разрешение на проведение работ в водах эксклюзивной экономической зоны Германии. Это агентство независимо от правительства, поэтому Берлин столкнется с рядом проблем, пытаясь надавить на него.

В обоих случаях аннулирование разрешений по политическим причинам предоставит компании «Северный поток — 2» возможность подать иски на Германию на основании Договора к Энергетической хартии, который подписали обе страны. Договор призван защитить  трубопровод, от дискриминации и гарантировать, что получившие разрешения проекты не будут свернуты по непредсказуемым политическим причинам. Ущерб от такого судебного разбирательства может достигать стоимости самого трубопровода: около 9,5 млрд евро. Если допустить включение упущенной выгоды в расчет, то сумма станет еще больше.

2. Наблюдение за деятельностью природоохранных НПО, оспаривающих разрешения в суде

Немецкие политики также могут сидеть сложа руки и смотреть, как идет судебный процесс.

Неправительственная организация Deutsche Umwelthilfe подала в суд на пересмотр разрешения на эксплуатацию, выданного Управлением горнодобывающей промышленности Штральзунда. В нем утверждается, что оценка воздействия на окружающую среду при выдаче разрешений должна учитывать новые научные открытия, показывающие, что утечки метана, способствующие глобальному потеплению, значительно выше, чем считалось ранее. Эта организация считает, что строительство газопровода необходимо заморозить до получения окончательных результатов, и что проект несовместим с климатическими целями страны.

Управление горнодобывающей промышленности уже отказалось пересматривать свое решение самостоятельно, но Высший административный суд Грайфсвальда, который занимается этим делом, может принять иное постановление.

3. Ввести национальное ограничение на импорт российского газа

Закон Германии о внешней торговле и платежах допускает ограничения внешней торговли, «чтобы гарантировать основные интересы безопасности ФРГ или предотвратить нарушение мирного сосуществования наций».

Этот закон также может быть использован в ответ на опасность, «относящуюся к отдельному случаю» — потенциально отравление Навального — но любые меры должны быть соразмерными (вводиться на время, обычно не более шести месяцев) и подкрепляться достаточным обоснованием.

Этот закон можно применить в отношении «Северного потока — 2». Его также можно использовать против уже работающего первого «Северного потока», если Германия захочет продемонстрировать свою позицию и заблокировать потоки газа, не тронув при этом «Северный поток—2».

Но и в этом случае есть ряд проблем.
  
Внутри страны немецкий суд может отменить такой запрет, сославшись на недостаток веских аргументов, или если меры, по мнению суда, являются непропорционально жестким ответом. Именно это произошло в декабре 2019 года, когда Административный суд Франкфурта отменил ограничение на продажу бронетехники Саудовской Аравии, принятое в ответ на убийство журналиста Джамаля Хашогги.

Тогда суд постановил, что угроза для внешних отношений Германии была недостаточно серьезной, учитывая, что другие страны не предприняли подобных действий. Продление временных ограничений тоже оказалось под вопросом из-за требования о соблюдении пропорциональности.

Ограничения, которые будут считаться законными, не повлекут за собой исков о компенсации со стороны компаний, затронутых этими ограничениями. Но если их посчитают незаконными, компании имеют право на возмещение ущерба.

На уровне ЕС также неясно, разрешено ли Германии самостоятельно останавливать потоки газа в Европу — или такие ограничительные меры может накладывать исключительно ЕС в соответствии со статьей 215 Договора о функционировании Европейского Союза.

4. Дать возможность США «задушить» проект своими санкциями

Германия вряд ли столкнется с какими-то конкретными рисками, если она просто не будет противиться уже действующим американским санкциям.

Вашингтон ввел санкции, которые затрагивают прокладку трубопровода, а в декабре он так напугал швейцарско-датскую компанию Allseas, что она отказалась проложить трубы последнего 150-километрового участка для завершения строительства газопровода.
Когда ранее в этом году два связанных с «Газпромом» корабля направились в порт Мукран, Госдепартамент США включил «Северный поток — 2» в закон о санкциях 2017 года. Сенаторы также включили имеющее обратную силу расширение к санкциям 2019 года в бюджетное законодательство, которое, как ожидается, будет принято к концу года. Эти два документа позволят вводить санкции против любой из тех 120 компаний в десятке европейских стран, желающих вести бизнес с «Северным потоком — 2».

Немецкие политики подняли шумиху в СМИ из-за предполагаемого посягательства на суверенитет Германии и ЕС, но, возможно, было бы политически целесообразно позволить Дядюшке Сэму сделать грязную работу за них.

5. Настаивать на введении санкций на уровне ЕС

Это самый безопасный вариант, поскольку он покажет, что Германия действует не одна.
  
ЕС нужно будет единогласно проголосовать за введение санкций, и до настоящего времени главным препятствием была позиция Германии, которая решительно поддерживала этот проект.

Но если Берлин передумает, его примеру могут последовать и другие члены ЕС, в которых находятся предприятия, участвующие в проекте. Немецко-финская коммунальная компания Uniper, немецкая Wintershall, австрийская OMV, французская Engie и британско-голландская Shell вложили в проект по 950 млн евро.

На этой неделе премьер-министр Италии Джузеппе Конте заявил, что его страна, которая также имеет давние энергетические связи с Россией, проголосует по вопросу о санкциях так же, как проголосует Берлин.

Санкции на уровне ЕС также должны быть в достаточной мере подтверждены доказательствами и считаться соразмерной реакцией, чтобы их не отклонили суды ЕС.

6. Отказать «Северному потоку-2» в выдаче финальных разрешений

Даже если не будет предпринято никаких дополнительных действий со стороны Германии или ЕС, «Северный поток — 2» все еще столкнется с множеством проблем, связанных с получением лицензии на работу.

Если компании «Северный поток — 2» удастся завершить строительство трубопровода, ей потребуется найти компанию, которая не побоится американских санкций и проведет окончательную проверку выполненных работ. «Газпром» также должен соблюдать обновленную Газовую директиву ЕС, сделав так, чтобы газ продавала одна компания, а эксплуатировала газопровод другая, — это будет решать энергетический регулятор Германии.

Европейская комиссия уже предупредила «Газпром», что любые шаги, которые можно будет расценить как попытки обойти требование директивы, — к примеру, передача газопровода в собственность какой-нибудь дочерней компании «Газпрома», — будут отвергнуты.

Источник
Комментарии для сайта Cackle
© 2008 - 2021 Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".