Статья
1159 7 марта 2017 18:53

Мутные воды господина Рыболовлева

28 февраля «Bloomberg» опубликовал данные с аукциона «Christieʼs», согласно которым бывший российский калийный магнат, входящий в число полутора сотен самых богатых людей планеты Дмитрий Рыболовлев потерял от продажи трех картин из своей коллекции, «Дома» Гогена, «Флейтиста и обнажённой женщины» Пикассо и «Области Арнхейм» Рене Магритта более 120 миллионов долларов. «Потерял» в том смысле, что сам Рыболовлев несколькими годами ранее заплатил за их приобретение гораздо больше, чем заработал сейчас. Сделал он это благодаря «помощи» одного человека – Ива Бувье.

Привлечение Дмитрием Евгеньевичем Рыболовлевым к формированию своей частной супер-коллекции искусства швейцарского предпринимателя-транспортника Ива Бувье надолго войдет в список самых больших ошибок, совершённых в истории коллекционирования. Если верить самому Бувье, то Рыболовлев, после своего переезда в Европу, проявил едва ли не маниакальный интерес к коллекционированию великих произведений искусства. Однако не обладал ни достаточным опытом, ни достаточными связями для того, чтобы начать собирать коллекцию.

Дело в том, что хотя рынок искусства – это едва ли не самый большой, после рынка наркотиков  нерегулируемый рынок в мире, свободным рынком он не является. Сложная торговая система, образованная галереями, коллекционерами, программами арт-банкинга, критиками и т.д. экономически стабильна, но залогом её стабильности становятся иногда совершенно некапиталистические механизмы её поддержания. Начинающему коллекционеру не продадут шедевр, если он не владеет несколькими работами средней ценности (полезный принцип, инициирующий главный механизм рынка – обмен), некоторых авторов бывает невозможно купить годами только потому, что негласные договоренности на рынке запрещают выставлять их работы на продажу или препятствуют появлению в продаже ценных работ и т.д. Количество защитных механизмов огромно. В этом смысле необходимо верно оценивать распространенное заблуждение о том, что сверхцена, уплаченная за работу автора единожды, оказывает определяющее влияние на цену его работ в будущем.

Для того чтобы стать полноправным игроком на этом рынке участник должен оплатить временем или мастерством входной билет и просто денег часто бывает недостаточно.

Однако рынок можно попробовать обмануть, забросив внутрь дилера-герилью, которого рынок воспримет как «своего». Таким человеком для русского-Рыболовлева стал европеец-Бувье. Бултыхаясь в мутной воде (как потом оказалось, опускаясь до крайне сомнительных схем, едва ли не до скупки краденного) Бувье собрал по приказу олигарха коллекцию из почти сорока шедевров: от Леонардо да Винчи и до Модильяни. Но риск и изворотливость имеют свою цену: на комиссионные Бувье, по словам Рыболовлева, можно было купить «боинг».

Именно на эти комиссионные и приходятся те потери, которые сейчас несет коллекционер. Огромной ценой оказалось куплено время, но потраченных сверх необходимого средств вполне хватило бы на коллекцию побольше, пусть и не состоящую исключительно из шедевров.  Итог: игра с нулевой суммой. Для всех, кроме господина Бувье, заработавшего на очередном богатом русском состояние. Сейчас между коллекционером и дилером идет тяжба, которую с высокой вероятностью выиграет Бувье.

Конечно, любой дилер или искусствовед скажет, что у шедевра не бывает рыночной цены. Но аукцион довольно легко справляется с задачей её определения. И подлинный коллекционер раз заполучив шедевр не станет спешить с ним расставаться. Некоторые работы, входящие в нынешнюю коллекцию Дмитрия Рыболовлева, находились у предыдущих владельцев многие годы. Арт-рынок хорошо относится к спекулянтам, но не любит жуликов-спекулянтов и не прощает порывистых решений. Возможно, поэтому рынок начал «мстить» миллиардеру за попытку проникнуть на него не через парадную дверь. Тот же Магритт, работа «Душевные струны», на том же самом аукционе «Christieʼs» поставил ценовой рекорд, обогнав в картину из коллекции Рыболовлева.

Вывода из всего произошедшего можно сделать два, очень простых:

Во-первых, если Вы богатый коллекционер, истосковавшийся в унылых пермских пейзажах по прекрасному и готовы платить любые деньги ради обладания шедевром, то будьте готовы к тому, что шедевры вы покупаете надолго. Опять же, если Вы настоящий коллекционер, то это не должно Вас беспокоить. Рано или поздно (скорее поздно) Ваши вложения окупятся. И если не Вы сами, то Ваши дети уж точно отметят Вашу прозорливость.

Во-вторых, если Вы просто ищите высоколиквидный актив или произведение, которое можно потом продать, то или наймите эксперта или неторопливо начните с малого.

Что же до моральной стороны вопроса, то количество ресурсов, аккумулированное Дмитрием Рыболовлевым, конечно, вывело его на качественно новый для российского бизнесмена уровень и нам остается только догадываться, скучает ли он по России, где если арт-дилера арестовывают по иску предпринимателя такого масштаба, как Рыболовлев, то на свободу арт-дилер выходит очень не скоро. 

Вадим Ветерков специально для «Актуальных комментариев»

Комментарии для сайта Cackle
© 2008 - 2021 Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".