Комментарий
1036 18 августа 2022 10:39

Новая институционализация: как бороться с экономическим кризисом

Михаил Хазин экономистМихаил Хазин

Михаил Хазин
экономистМихаил Хазин
Последнее время я получаю много информации с мест о том, что началась активная работа по разрушению российских оборонных предприятий. И защититься они не могут, потому что любые попытки обратиться к кому-то за защитой в худшем случае приводят к тому, что появляется дополнительный фронт, потому что те люди, к которым они обращаются, аффилированы с теми, кто их разрушает. А в лучшем — бюрократические механизмы, скрипучие колеса российской бюрократии просто не успевают провернуться. Когда они проворачиваются, то говорить уже не о чем. Напомню, что для того, чтобы разрушить оборонное предприятие, достаточно два-три дня. Потому что, как только вступает в силу решение суда о банкротстве, немедленно появляется конкурсный управляющий, который первое, что делает, продает на металлолом станки, после чего восстановить предприятие невозможно, ну, или нужно вложить в него денег в сто раз больше, чем выручено от продажи на металлолом. 

Вопрос: а почему это происходит? Ответ очень простой. Дело в том, что значительная часть российской либеральной элиты имеет на западе домики, там живут их семьи, ну, может, вторые, третьи семьи, любовницы, вторые любовницы, третьи любовницы, дети. Им всем — а я вас уверяю, что тут работа ведется индивидуально, в отличие от российской бюрократической машины — сказано: ребята, если вы хотите это сохранить, вам нужно сделать то-то и то-то, прежде всего, разрушить, а дальше — список, что именно нужно разрушать. А они прекрасно знают, что нужно разрушать. Именно они делали много-много лет аудит и консалтинг всей нашей промышленности, в том числе, обороны. И для них нет никаких проблем объяснить, что должно быть сделано. Еще раз повторяю: эти люди — у нас. Эти судьи, эти чиновники, эти юристы — они защищают свое, только — там. 

А российская бюрократическая машина этого не понимает. Те прокуроры, которые должны заниматься защитой, Следственный комитет, полиция, они говорят: ну, да, пришло какое-то заявление, а может быть, надо подождать, и оно рассосется само. Не рассосется. Еще раз повторяю: это деятельность врагов. И вот как мы будем защищать это — я просто знаю, что есть уникальные предприятия, альтернативы которым нет, которые сейчас пытаются ликвидировать. До того, чтобы спасти, осталось буквально несколько недель. Если этого не сделать, то это означает, что нагрузка на наш бюджет резко вырастет. 

Эта ситуация стала развиваться целенаправленно. С ней надо что-то делать. Я очень рассчитываю на то, что кто-нибудь соответствующие меры примет. По крайне мере, будет создан институт в рамках прокуратуры или Следственного комитета, который будет соответствующие заявления принимать и реагировать быстро. Я уже говорил о том, что надо создавать систему защиты от банкротств. Сразу после начала спецоперации соответствующее решение вроде бы было принято, но, как я понимаю, де-факто оно уже спрятано под сукном. А враг работает. И тут уже без всяких шуток.

Сегодня много стали говорить про мобилизационную экономику, но никто не понимает, что это такое. Мобилизационная экономика — это экономика, в которой, как только появляется проблема, немедленно создается институт, который должен ее решать. Например, малому и среднему бизнесу нужны кредиты под 4%. Реальная же ситуация такая: даже льготный кредит прийти и получить просто так невозможно. Тебе немедленно выдают список из 162 документов, которые ты должен заполнить, в итоге оказывается, что не проходишь по условиям.

Нам нужен институт. Можно создать специальные агентства, дать им ограниченную банковскую лицензию, чтобы они могли выделять кредиты под 4% — это можно сделать приказом. Центробанк будет ныть, плакать, но выдаст лицензии, потому что прямой отказ президенту невозможен.

Беда в том, что у нас сегодня не существует органов, которые отвечали бы за стратегию. В прежние времена у нас за это отвечало Министерство экономики, сегодня Министерство экономического развития даже при желании за это отвечать не может: на протяжении многих лет либералы сделали из него агентство по оценке экономического роста.

По этой причине нам нужно пересматривать роль институтов. При этом надо отдавать себе отчет: институт Центробанка, который на протяжении десятилетий занимался тем, что ограничивал инвестиционный процесс — переделать его под стимулирование этого процесса практически невозможно. А вот создать новый институт с новыми людьми под новые задачи — вполне можно.

Источник
© 2008 - 2022 Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года, Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-82371 от 03 декабря 2021 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".