Статья
2725 1 декабря 2020 8:48

Последние успехи клуба самоубийц

Если по прочтении этого текста, не теряя ни секунды, подсуетиться и опередить активистов света и добра, ещё можно успеть предсказать ближайшее будущее многим известным людям, замаравшим собственную репутацию неосторожным творчеством.

Например, составить список всех белых киноактёров, когда-то сыгравших одноногих, одноруких, одноглазых и даже одноухих. Совсем больных и не совсем здоровых. Долговязых и невысоких. Толстых и тонких. Кутузова и Гогена. Капитана Крюка и Джона Сильвера. Форреста Гампа и Кота Базилио. Можно посылать иски и оповещения одновременно: иски — в суд, за умело осуществлённую дискриминацию; оповещения — актёрам: беги, darling, беги! Ну, или кайся публично, пока «покаялка» не отвалится...

После актёров, следует заняться преподавателями университетов, потому что пандемия дискриминаций всего, что движется распространяется быстрее вируса, воздушно-капельным путём: ежедневно, ежечасно, капля по капле, на волнах СМИ. После преподавателей, решительно добить, например, модельеров, благо, опыт уже имеется. Ну, а потом, зачистить все оставшиеся профессии, где тоже найдётся, чем поживиться.

Поясняю.

Актриса Энн Хэтэуэй принесла искренние и горячие извинения за свою роль в фильме «Ведьмы», где ей пришлось сыграть трёхпалого персонажа, с необычной внешностью. Понять всю низость сыгранной роли ей помогла американская ассоциация Lucky Fin Project, защищающая чувства и права всех людей с врождёнными дефектами тела — рук, ног, пальцев, лиц, а также, всех прочих возможных специфических отличий от обрыдлого стандарта — лысых, волосатых, со шрамами, с особой пигментацией и прочими непривычными особенностями физиологии.

Показавшись в фильме лысой ведьмой, с раскроенным, как у «Человека, который смеётся» ртом и тремя пальцами на каждой руке, Энн Хэтэуэй оскорбила чувства всех людей, защищаемых этой замечательной ассоциацией. Роальд Даль, по книге которого сделали этот позорный фильм успел умереть в 1990 и только поэтому не будет лично подвергнут общественному остракизму, но переиздание книги под вопросом.

Австралийская певица Сиа (Sia) тоже в данный момент переживает не лучший период своей карьеры, потому что в только что вышедшем фильме «Музыка» (Music) весьма неосмотрительно отдала роль девушки-аутиста танцовщице Мэдди Зиглер (Maddie Ziegler), которая аутистом не является. И не только отдала роль аутиста не аутистке, но ещё и использовала выражение «люди с особыми качествами». Это двойное оскорбление вызвало крайне негативную реакцию сразу нескольких ассоциаций, потребовавших извинений, объяснений и обещаний в дальнейшей работе приглашать на роли аутистов исключительно «актёров аутистского спектра». А глухая актриса Марли Мартин (Marlee Martin) публично обратилась к певице Сие с требованием «услышать то, что все возмущённые имеют ей сказать».

Теперь литераторы. С литераторами на западном фронте тоже хреново, хотя и без перемен. Сходу уточню, чтобы избежать онемения половины лица от потрясающей новости: отныне, дискриминацией считается также «присвоение себе чужих страданий» (в прейскуранте это носит название «апроприация»).

Кэйт Элизабет Рассел (Kate Elizabeth Russel), написавшая историю 15-летней школьницы, изнасилованной учителем («Моя тёмная Ванесса» — My dark Vanessa), была свирепо атакована коллегами за «дискриминацию настоящих жертв насилия и апроприацию их страданий». Находчивая писательница избежала судебного иска, только публично заявив, что сама в юности пережила историю своей героини, поэтому описала исключительно свои собственные, а не чужие страдания. Кто сможет доказать обратное, пусть бросит в неё ботинком.

Значительно хуже обстоят дела у Жанин Каммингс (Jeannine Cummings): она описала страдания мексиканской матери с сыном, нелегально пробирающимися в бессердечную Америку (книга «Американская грязь» —  American Dirt). На Жанин накинулось целых 140 (!) «коллег» по перу, обвинив её в том, что не будучи мексиканкой, она нагло узурпировала чужую боль.

Доказать обратного, как вы понимаете, Жанин не смогла, поэтому рекламная кампания её книги была немедленно аннулирована, а книга изъята из продаж.

С присвоением или «апроприацией» культурного наследия отныне попадаются не только литераторы, но и режиссёры, и модельеры. Вообще, конечно, если как следует покопаться там, где ещё ни одна собака не порылась, какое-нибудь «присвоение» запросто можно обнаружить практически в любой области.

Когда в 2016г, на Неделе Моды в Нью-Йорке, Марк Джейкобс, был прищучен за «апроприацию культурного наследия африканских стран», этот модельер ещё смел язвительно ответить на обвинения публично. Его белые манекенщицы вышли на подиум в африканских косичках (дредах), «присвоив» таким образом всю боль африканского народа. Джейкобс сначала посмеялся, заметив, что он не возражает, когда африканские женщины выпрямляют свои волосы, на манер еврoпейских. А потом таки извинился, почувствовав, что усугубление смерти подобно...

И он был прав, потому что «культурно-присвоенческий тренд» начал расти, как генно-модифицированный чайный гриб в благоприятных условиях. Последней на поприще высокой моды всего пару недель назад опять засветилась французская модельер Изабель Марант, обвинённая в «копировании мексиканских мотивов» в одной из своих коллекций.

Хуже всех обстоят дела на преподавательском поприще. Здесь кунсткамера перлов всех гонений на дискриминации попoлняется практически ежедневно. Профессорам университетов и научным работникам приходится контролировать свою прямую речь строже, чем ведущим в прямом эфире.

Преподаватель Верушка Лейтенант-Дюваль (Verushka Lieutenant-Duval), преподающая в Оттавском университете одновременно историю искусств и историю гендерных возможностей, во время объяснения гендерной вариации «квир» (не царевна, не лягушка, не неведома зверушка...) неосторожно употребила слово «чёрный» и подверглась такой резкой реакции аудитории, что уже пару недель, отстранённая от занятий, объясняется в эфирах канадского телевидения.

Преподаватель Грег Паттон в Южной Каролине, во время лекции использовал китайское слово, на слух напоминающее слово «негр», был обвинён в расизме, каялся публично, несколько занятий кряду и обещал заменить это гадкое слово на более подходящее, португальское.

Наконец, феминистки, без которых не обходится ни одна дискриминация, отныне бьют даже тех, кто отстаивает их собственные интересы, если соратник по борьбе — мужчина и не сменил гендер, чтобы вписаться в их стройные ряды.

Французский историк и писатель, Иван Яблонка (Ivan Jablonka) от всей души отбичевал патриархат в своей новой книге «От патриархата — к новым маскулинностям» (Des hommes justes — Du patriarcat aux nouvelles masculinités), что не помогло ему избежать уничижительной критики преподавательницы Реймского университета Фруадво-Меттри (Camille Froidevaux-Metterie), обвинившей Яблонка в «постыдном поверхностном анализе» и «неуважении к авторам женского пола, которые писали об этой проблеме задолго до него»...

Это всё не шутки, не прибаутки, не метафоры и даже не анекдоты. Это сухая хроника паранойи пикирующих дискриминаций.

Грубо, но прямо говоря, это хроника Клуба самоубийц, спонсируемых ревнителями политкорректности.

И если вы уже поняли, что дискриминации повсюду, куда ни плюнь и не станете плевать куда ни попадя, это вовсе не гарантия, что похвальная осторожность поможет вам избежать обвинения и отступить в катакомбы без потерь.

Елена Кондратьева-Сальгеро, журналист, главный редактор литературного альманаха «Глаголъ», Франция.

*Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции.

Комментарии для сайта Cackle
© 2008 - 2021 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".