Комментарий
4404 23 декабря 2020 10:40

Пятую колонну зачистим, и гибридная война не страшна

Дмитрий Евстафьев политологДмитрий Евстафьев

Дмитрий Евстафьев
политологДмитрий Евстафьев
На днях предприниматели Олег Дерипаска и Михаил Ходорковский поспорили в Telegram о том, как относиться к санкциям Запада в отношении российских бизнесменов. По словам Дерипаски, санкции — это «орудие гибридной войны». Однако Ходорковский не согласился с этим высказыванием. «То есть запрет тратить миллионы на Западе, работая чиновником в России, отказ принимать в гостях тех, кто мучает и убивает людей, оставаясь безнаказанным в РФ — гибридная война? А по-моему элементарная чистоплотность. Жаль ее на Западе тоже не хватает», — написал он.

Во-первых, переписочка все-таки очень интересная. В свое время была фраза: «Не важно, кто откуда пришел. Важно кто куда идет». Важно то, что эти два персонажа из девяностых идут явно в разные стороны. Я рад за Дерипаску. Но есть нюанс. Поэтому нам важно, кто откуда пришел. Конечно, от господина Дерипаски, несмотря на все похвальные фразы о его нынешнем осознании, хотелось бы услышать его оценку 90-х годов и его роли в это время, потому что без рефлексии 90-х годов мы никуда дальше не уедем.

Если посмотреть время, которое было затрачено на закрытие этого санкционного эффекта по самолетам МС-21 и по турбине, все-таки турбину мы закрывали четыре года, а самолет где-то 1,5 года. Мы этот ГЭП сокращаем. Двухконтурную систему сходу не создашь. А вот валютный контроль можно ввести довольно легко. Это всего лишь работа на уровне Центрального банка. При сегодняшнем уровне цифровых технологий — это неделя работы. И после этого хотя бы контролировать работу по офшорам. Мы должны понимать, что на 2020 год офшоров, которые не контролируются США, почти не осталось. Слово «почти» употреблено по отношению к офшорам, которые контролируются Китаем, что тоже неприятно.

Мне кажется, что мы не совсем правильно смотрим на субстанцию «гибридных войн». Если посмотреть на ситуацию в динамике, внутри гибридных войн нарастает значение военно-силового элемента, даже если посмотреть движение вектора от гибридной войны к попытке цветной революции в Венесуэле и Белоруссии, мы увидим, как силовой сценарий нарастает. И дальше он будет нарастать еще больше.
  
США и их ближайшие союзники, прежде всего Великобритания, последовательно легализуют военно-силовые методы, как часть гибридной войны. Они не остановятся, поэтому нам надо готовиться к противостоянию угрозам, в которых есть военно-силовой компонент.

Нас тут обвинили в том, что мы взламываем мозг (прим. ред. американцам), но они же сами пытаются взломать мозг нам и нашему обществе. Например, попытки навязать нам свою версию того, что происходило во время Второй мировой войны. Это ведь взлом мозга, причем корневых вещей. А почему мы решили, что они будут навязывать нам либеральный сценарий? На мой взгляд, это не так. У Запада нет цели поставить в России либеральное компрадорское правительство. У них цель — разрушить российскую государственность в принципе. Их союзниками могут быть кто угодно, включая людей, которые рядятся в самые патриотические социалистические одежды. Мы должны аккуратно работать с людьми, которые считают себя патриотами, но на деле, сознательно или нет, раскачивают нашу государственность.

Есть нюанс. Если мы посмотрим на ту ситуацию, в которой мы находимся, то мы увидим, что против нас будут бороться не только государства, но и крупнейшие транснациональные корпорации. Мы для них объект. То, что произошло сейчас в США, если разобраться, это то, что хотели сделать в России люди вроде Гусинского и Березовского. А ведь, как дышали.

Гибридная война — это не проблема, это колонна этой проблемы. Пятая колонна, которая будет эксплуатировать неэффективность власти и разрыв власти и общества. Пятую колонну зачистим, и гибридная война не страшна.

Источник
Комментарии для сайта Cackle
© 2008 - 2021 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".