Статья
9 Мая 2011 12:30

350 слов Владимира Путина

«Победы не придут сами по себе. Другие партии пытаются отнять у "Единой России" положение лидера, зачастую действуя единым фронтом. Поэтому мы должны работать на опережение, быть первыми не только по проценту полученных голосов, но и по внедрению политических институтов, за которыми будущее. Я говорю, в частности, о процедуре предварительных внутрипартийных выборов. Главная задача – не только выявить потенциал и авторитет кандидатов, но и пополнить кадровый резерв партии… Считаю, что мы должны двигаться к тому, чтобы в предварительном отборе кандидатов "Единой России" участвовали и наши избиратели. Это – задача на перспективу. А уже в ближайшее время нужно широко внедрить практику участия в предварительных партийных выборах сторонников партии, представителей общественных организаций, с которыми у партии заключены соглашения».

Слова эти были сказаны почти год назад, 15 июня 2010 года в ходе заседания генерального совета партии «Единая Россия». Того самого заседания, состоявшегося по итогам встречи в конце мая актива правящей партии с президентом страны, где Дмитрий Медведев потребовал от «Единой России» быть современной и меняться не со временем, а опережая время. Того самого заседания, на котором был дан старт модернизации партии, на котором была составлена ее «дорожная карта».

Автор этих слов – Борис Грызлов, председатель высшего совета «Единой России».

Политика умеет прикидываться скучной. За серым фасадом железобетонных идеологических конструкций, под вывесками с многоэтажными названиями, вдоль истоптанных функционерами красных ковровых дорожек передвигаются фишки по непонятным для простаков правилам. Начинавшиеся более года назад конференции в федеральных округах внешне казались дискуссией с управленческой элитой, но со временем более явным становилось, что это разговор с партией и народом. То, что в партийных документах имеет занудно-бюрократическое наименование «Межрегиональная партийная конференция партии "Единая Россия" "Развитие Южного федерального округа до 2020 года. Программа на 2011-2012 годы"», получит политическое определение: «Волгоградская речь Путина».

350 слов из выступления Путина перед партийным активом юга страны, в которых излагалась инициатива создания Общенационального народного фронта, не стали сенсацией для партии. Партия была готова к этому очередному шагу своей модернизации. Смысл Фронта не нужно объяснять и для постороннего – его имя совпадает с его определением. Но откуда же такой вздох недоумения?

«Единая Россия» – не партия среди себе подобных. Ее создавали не для выражения узкогрупповых интересов или решения локальных электоральных задач. Это общенациональная партия для поддержки курса лидера, который в предлагаемой повестке отражает национальный интерес. Именно этим был обусловлен коалиционный характер исторически первой конструкции «Единой России». Партийцам, привыкшим к монополии на национальное большинство и национального лидера, Волгоградской речью Владимир Путин напомнил, какую цену необходимо за такую привилегию платить.

Но что соблазн для партийцев, для оппонентов – безумие.

Враги «Единой России» научились действовать изобретательно, оперативно и, самое главное – объединив усилия. С середины политического цикла 07/11 «Единая Россия» вынуждена в одиночку противостоять виртуальной коалиции из системной и внесистемной оппозиции, которую с каждым днем все в большей степени поддерживает старая и новая медиакратия. Уничтожив правящую партию, они рассчитывали лишить Путина инструментов поддержки, стать «заместителями ЕР» и отрезать власть от любой связи с национальным большинством. И виртуальной линчующей коалиции удалось добиться многого. Сегодня очень трудно быть рядом с «Единой Россией» и симпатизировать власти. Еще труднее – быть членом партии и подчиняться ее дисциплине. Интеллигенту открыто назвать себя членом партии стало сродни гражданскому подвигу. «Мягкая сила» виртуальной политики на самом деле делала возможным то, что было немыслимо совсем недавно.

Но виртуальная политика – это, в том числе, система необъявленных действий, необсуждаемых решений, неподанных рук, неназванных сил и назафиксированных коалиций. Когда уголовник становится политзаключенным, игра в экономическую рулетку называется безальтернативным решением, а политический выбор объявляется моральным и единственно верным. Именно этой партизанщине Путин отвечает возвращением в политику реального. Он противопоставляет виртуальной коалиции оппозиционеров реальный общенациональный народный фронт.

«Реальное» означает «имеющее силу». Российская политика последних лет задыхалась от астматического припадка – ушедшая куда-то сила не могла расширить ее легкие. Привыкшие к ее бессильной красоте страшатся резких движений, поскольку это требует от них того, на что они не способны. И для них путинская инициатива – безумие.

Но ход Путина не является вынужденным. Он – инициатива, а, значит, несводим к совокупности реакций на внешние раздражители. Это решение задачи, которое по значению превосходит постановку задачи.

Модернизационная инициатива Путина предлагает апдейт политсистемы, а ни в коем случае не ее деинсталляцию. Система остается прежней, приобретая новые возможности при сохранении всех старых преимуществ. Можно, наверное, продолжая компьютерную метафору, называть ее системной «заплаткой», если бы ею не был… сам Путин. Путин выставляет себя на кон, он становится своего рода «институтом» самого себя.

Общенациональный народный фронт в состоянии привести в парламент тех, кого не устраивает, чтобы их политические интересы представлялись наличными партиями. Но симптоматичность этого политического запроса на беспартийное представительство свидетельствует о том, что само представительство пробуксовывает: партии начинают представлять сами себя, а общенациональная повестка растворяется в конкуренции частных интересов и групповых эгоизмов. Представительная демократия тем и отличается от непосредственной, что заполняет паузу между высказыванием народной воли и ее исполнением работой политического разума. А потому недоверие к представительству возникает не тогда, когда рабочий перестает представлять рабочего, а богач превращается в филантропа, но когда этот зазор между политическим желанием и политическим действием ничем не заполняется: когда хотят как лучше, но получается как обычно. Риск Путина в том, чтобы заполнить этот разрыв новой большой коалицией, собранной вокруг предлагаемой им повестки. Экономические психологи знают, как заразно недоверие, и что восстановление доверия кратно сложнее завоеванию его в первый раз. Владимир Путин рискует лично своим политическим авторитетом и харизмой лидера ради восстановления функциональности системы, которая недавно удостоилась характеристики «застой».

Впрочем, чересчур осторожным и озабоченным «украинизацией» Путин намекнул на возможность «отката» – в компьютерном смысле возвращения к системе со старыми показателями. Этот намек слышен в словах Путина о том, что развертывание во фронт исторически применялось разными силами и в разных странах.

И далеко не всегда народный фронт создается ради противостояния какой-то угрозе. К примеру, главной задачей сменявших друг друга общенациональных коалиций вокруг Шарля де Голля в Пятой французской республике был экономический прорыв. И что бы ни говорили впоследствии критики, именно консервативная модернизация, предпринятая в период его правления, определила облик Франции на протяжении последнего полувека и ее место среди лидеров мировой экономики.

Будет наивным тот, кто посчитает обновление путинской коалиции процессом мирным. Общенациональный народный фронт станет конфликтным целым. Партия народного единства, которой является «Единая Россия», научилась политическому искусству вычислять равнодействующую национального интереса и продавливать под нее предлагаемую обществу политическую повестку. Общенациональному же фронту лишь предстоят первые уроки политики, а виртуальным друзьям Путина – испытания реальным политическим процессом. «Единой России» понадобится еще и известный талант педагога – обучать политическому диалогу женщин-феминисток с ветеранами-афганцами, денежных мешков из РСПП с профсоюзными активистами, обозленных экологов с промышленниками, сторонников сохранения исторической застройки и девелоперов, молодежь из движения «Наши» с пенсионерами. Политика инклюзивности требует взаимных уступок, на которые группы и среды, очевидно, сегодня готовы пойти лишь именем Путина.

Но только в таком компромиссе будет создана новая формула победы Общенационального народного фронта - в единстве с президентской повесткой модернизации и консерватизмом правящей партии.

Вячеслав Данилов
, специально для Актуальных Комментариев

  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

Rosneft
© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".