Статья
373 31 Января 2012 9:08

Балансировка Европы

Балансировка Европы
Фото: Shutterstock

Лидеры Европейского Союза поддержали соглашение о бюджетной дисциплине и заявили о намерении модернизировать свою экономику.

Лидеры стран Евросоюза, за исключением Великобритании и Чехии, поддержали соглашение об ужесточении контроля за бюджетной политикой, предусматривающее, в частности, возможность корректировки отдельных решений стран-членов.

Все страны, подписавшие договор, возьмут на себя обязательство ввести в свое законодательство на конституционном уровне положения, предусматривающие возможность автоматической корректировки решений в сфере долговой и бюджетной политики, заявил президент Евросоюза Херман ван Ромпей.

Европейские органы власти получат право налагать штрафы на страны, где превышен предельно разрешенный уровень дефицита бюджета. Размер штрафа может составлять до 0,1% ВВП.

Средний уровень дефицитов должен составлять 0,5% ВВП, соотношение госдолга к ВВП должно в течение времени приблизиться к 60% ВВП.

Ранее в ЕС действовало правило о 3%-ном уровне бюджетных дефицитов, однако не существовало механизма контроля за соблюдением этой нормы и для наказания нарушителей.

Ожидается, что официально соглашение о бюджетной дисциплине будет подписано на саммите в марте, а затем начнется процесс его ратификации.

Лидеры ЕС также одобрили в понедельник соглашение о создании постоянно действующего European Stability Mechanism объемом 500 млрд евро. Фонд, который заменит нынешний временный антикризисный механизм, должен начать функционировать в июле.

«Мы должны решительно предпринять глобальную акцию на длительную перспективу. Мы должны еще больше сделать, чтобы вывести Европу из кризиса», - заявили главы государств и правительств стран Евросоюза.

Документ называет уже принятые меры по обеспечению финансовой стабильности и бюджетному оздоровлению в качестве необходимого условия для возврата к более динамичному экономическому росту и более высокой занятости. Однако, признают европейские лидеры, этого недостаточно.

Необходимо модернизировать экономики стран ЕС и усилить конкурентоспособность с целью гарантировать устойчивый экономический рост, констатировали европейские лидеры.

Они согласились, что экономический рост и занятость не смогут восстановиться без глобального и единого подхода и без разумного бюджетного оздоровления, которое сохраняет инвестиции в будущий экономический рост, здоровую макроэкономическую политику и активную стратегию занятости, сохраняющей социальное сплочение.

Декларация выделяет три срочных приоритета: стимуляцию занятости, особенно среди молодежи, единый рынок как главный двигатель экономического роста и возобновление финансирования для оживления экономики, в первую очередь для малых и средних предприятий.

Под договором поставили свои подписи представители 25 стран из 27 членов ЕС. Великобритания отказалась участвовать в бюджетном пакте еще на декабрьском саммите 2011 года. А власти Чехии, в свою очередь, пояснили, что не поддержали принятие документа из-за ряда проблем, предполагающих согласование этого решения в парламенте.

Комментарии экспертов

Восточная Европа в последнее время несколько отличается в своей позиции в целом от Европейского союза. И демарш в Венгрии, в Болгарии, в Польше, частично в Чехии свидетельствует о том, что инициатива, которая рождается в экономическом и политической центре Европы, речь идет о Франции и Германии, не всегда поддерживается на ее перифериях. То, что в этой схеме не будет участвовать Великобритания, было известно с самого начала. Последнее время Туманный Альбион дистанцируется от различных инициатив, начиная от ведения финансового налога и заканчивая ожесточением финансовой дисциплины, тем более, что Великобритания занимает особое место, она - так называемая «черная дверь» или «задний ход» на европейский рынок. Поэтому эту позицию, конечно же, Лондон терять не намерен.


Что же касается Восточной Европы, то она несет колоссальные издержки, в отличие от западных стран возможностей для внутреннего роста у нее не очень много. Она испытала колоссальный шок, связанный с уходом иностранных финансовых игроков с собственного рынка. И только немногие из стран Восточной Европы реально получили выгоды от интеграции. Единственным, наверное, и крупнейшим таким государством является Польша, которая выторговала очень выгодную ставку субсидирования сельского хозяйства. Соответственно, Восточная Европа менее оптимистично настроена на процесс ужесточения бюджетной дисциплины. Во-первых, внутренних финансовых возможностей для того, чтобы обеспечить реализацию этих проектов, крайне мало. Во-вторых, очень высокая протестная активность в этих странах. И лишний раз наступать на грабли Греции, связанные с сокращением расходов, которые в свою очередь, приведут к падению экономического роста, эти страны не намерены.


Наконец, мы наблюдаем, очень жесткое противостояние между старой и новой Европой по вопросу бюджетной политики, потому что, исходя из тех моделей, которые предлагают Франция и Германия, основные инструменты будут переданы на европейский уровень, в рамках Еврокомиссии, например. Позиции, например, тех же Франции и Германии, несопоставимо более сильные, чем Восточной Европы. Фактически речь идет о передаче экономического и финансового суверенитета - то, чего так боятся представители развивающихся стран. Поэтому здесь достаточно серьезная проблема возникает. Я сомневаюсь, что все игроки так положительно отреагируют на дальнейшее ужесточение финансовой дисциплины. С другой стороны, альтернативы у ЕС нет: либо она будет укрепляться в своей политической настройке, тем самым купируя все триста своих партнеров, либо она продолжит разваливаться именно в направлении более слабых игроков, потому что требования к бюджетному обеспечению, то же самое австрийское соглашение, они достаточно жестко формулируются, но нет ни одного инструмента, которое заставит их выполнять. Собственно говоря, этот инструмент сейчас пытается построить Франция и Германия. Поэтому мне представляется, что в ближайшее время Париж и Берлин продолжат форсировать ужесточение правил. В крайнем случае, до президентских выборов во Франции и до, соответственно, лета 2012 года, когда станут более-менее известны перспективы развития на ближайшие несколько лет.


Стабфонда в 500 миллиардов, конечно, не хватит для того, чтобы решить все проблемы южных европейских стран. Например, такой стабфонд может полностью погасить долг Греции, но по сравнению с долгом, например, той же самой Италией- это капля в море. Поэтому очевидно, что стабилизационный фонд – это только один из инструментов, который призван поддержать доверие инвесторов к ценным бумагам европейских стран.


Если будет фронтальное падение, конечно, подушку безопасности мало, что удержит. Есть, конечно, сложности, связанные с эффективностью управления. Необходимо будет гасить пожар на рынке, а ужесточение бюджетной дисциплины как раз позволит распределять риски между всеми странами, таким образом снижая давление на конкретную территорию. В действующей системе, например, банкротство Италии приведет к разрушению фонда, если Италия запросит финансирование из него. Если же будет создана такая единая система распределения, то банкротство Италии пропорционально ударит по каждой из стран, общеевропейские бумаги, например, снизятся в стоимости. Налицо попытка такая консолидированной ответственности. Вот ее фонд эффективно может закрывать, а поддерживать каждую отдельную страну в случае банкротства – это не та задача, которая перед ним стоит.

 

У еврозоны есть только два пути: либо дезинтеграция, либо роспуск еврозоны. Говоря о первом, я имею в виду выход каких-то отдельных стран из еврозоны, либо вообще возвращение к идее Европы разных скоростей. А второй путь - это достраивание над валютным союзом фискального союза. В данном случае, шаги в этом направлении делаются: введение санкций за нарушения межбюджетной дисциплины, принятие на себя обязательств на конституционном уровне. Все это достаточно серьезно. То есть, по сути, у Европы есть выбор между двумя путями. Я думаю, что для некоторых стран было бы предпочтительным скорее первый путь, но тем не менее европейский истеблишмент уже находится в панике по поводу возможности дезинтеграции, точнее, снижения того уровня интеграции, который был достигнут. Они не хотят признать своих ошибок.


Хотя ошибки совершены были. В том числе, напомню об одной из последних, связанной с расширением Евросоюза и введением единой валюты, по крайнее мере, распространением ее на значительное количество стран.


Сегодня некоторые страны, которые имеют более или менее сбалансированную экономику, и при этом не перешли в зону евро, имеют все основания быть довольными. К числу этих стран относятся и Польша, и Великобритания, и Чехия, и некоторые другие. Но как мы видим, только Чехия и Великобритания воспользовались этой возможностью постоять в сторонке, и не принимать на себя повышенное бюджетное обязательство бюджетной дисциплины. А страны, не входящие в зону евро, которые такие обязательства на себя взяли, я думаю, сделали это по нескольким причинам.  Кто-то критически зависим от помощи Евросоюза, даже при этом не входя в зону евро (я имею в виду критическую зависимость местных элит от евробюрократии.) Это относится к более слабым странам Восточной Европы.


Что касается сильных стран, таких как Польша, тут вполне возможно, что местные элиты или нынешние правящие группы считают это полезным на будущее именно с точки зрения национального развития Польши - ограничить маневры для проведения популистской политики наращивания бюджетных обязательств, и так далее. Хотя обе основные противостоящие силы в Польше в достаточной степени социально ориентированы, но, так или иначе, те страны, которые не в зоне евро, они сохраняют для себя гораздо больше свободы для маневров, и возможностей по развитию собственной экономики, по выбору методов ее стимулирования, чем страны, которые в зоне евро объединены.


Европейский стабфонд, конечно, придется увеличивать, если произойдет разрастание бюджетного кризиса в Италии, если получат продолжение, по сути, уже предкатастрофические тенденции, которые связаны с кризисом во Франции, то есть, если кризис охватит не только периферийные страны, то никаких денег не хватит. На мой взгляд, вот эти вот решения в существенной степени являются не столько реальным способом преодоления кризиса, сколько попыткой послать обнадеживающие сигналы рынку, и сигналы, для того чтобы рыночные игроки не паниковали, и не играли слишком активно на понижении курса. Существенным является именно этот элемент - попытка повлиять на конъюнктуру, на восприятие кризиса рыночными игроками.

Чехия не входит в зону евро. В зоне евро состоят 17 государств. В Евросоюзе - 27, с июля – 28, с Хорватией. И, соответственно, этот договор объединяет 25 государств. Это означает, что финансовые обязательства будут более жесткими, обязательства по финансовой дисциплине будут распространяться не только на страны непосредственно зоны евро, но и на те страны, которые к зоне евро не относятся. То есть, страны, которые не обязаны брать на себя обязательства по сбалансированности бюджета, по прозрачности представления бюджета, на себя такие обязательства возьмут. 


Если добровольно, не будучи принуждаемыми к этому, государства подписываются под достаточно строгими обязательствами, то ни о каком влиянии восточноевропейских стран говорить не приходится. Хотя и не все подписались под соглашением. Правда, Чехия сказала, что может впоследствии изменить решение, после президентских выборов, которые будут в марте. 


Чехия долго была в беспокойном состоянии после ратификации Лиссабонского договора в 2009-м году. И именно президент Чехии Вацлав Клаус угрожал наложить вето на ратификацию этого документа парламентом, в случае если Чехии не будут предоставлены некие исключения и не ведены некоторые ограничения, в частности, на покупку собственности, домов иностранными гражданами, под которыми подразумевались коллеги по Евросоюзу - австрийцы и немцы. В связи с тем, что многие чешские земли - это бывшие немецкие земли, президент якобы боялся такой официальной экспансии через скупку недвижимости. Тогда было введено ограничение на 10 лет по этому поводу. Вацлав Клаус принес Чехии спокойствие, но в марте он уйдет, и в общем-то, аналитики уже говорят, что препятствие в лице Чехии вскоре будет устранено.


Сложно сказать, спасет ли соглашение Еврозону, но очевидным образом, это то, без чего никакое спасение невозможно. То есть, здесь стоит вопрос о том, достаточно этих мер или нет, а то, что они необходимы – это факт. Прежде всего, в рамках предпринятых мер, вводится «золотое правило», golden rule. Это значит, что бюджеты отдельных государств должны быть сбалансированы, а расходы не должны превышать доходы. 


Соглашение может поставить под угрозу экономический суверенитет стран, потому что теперь бюджеты будут проверяться, но это добровольное обязательство.


Что будет за то, если обязательство выполнено не будет? За это будут штрафы, штрафы, которые будут перечисляться в Европейский механизм стабильности. Это такая некоммерческая организация, которая будет заниматься спасением проблемных стран Еврозоны. Штрафы назначены не очень большие, и взиматься они будут, скорее всего, по решению суда Европейского союза. Здесь есть некая проблема, потому что, по идее, суд сможет принять решение в отношении любой страны Евросоюза, даже той, которая не входит в зону евро, но подписала этот пакт. Как это будет решаться на практике, станет ясно после того, как будет подан первый иск. 


Долговые обязательства Италии и Испании в совокупности составляют приблизительно 3 триллиона. Так что стабфонд, конечно, Еврозону не спасет. Но здесь вопрос в том, что, если удастся стабилизировать долговой рынок, прежде всего, Италии, и снизить процентные ставки по гособлигациям, то итальянцы прекрасным образом справятся со своим долгом сами, как они справляются с ним последние годы. То есть проблем с этими странами не будет. Проблема останется только с Грецией, но Греция - это исключительный случай, потому что ее долги сейчас списались практически на 70%, и в общем-то, греки клятвенно пообещали, что больше такого безобразия не будет. Грецию эти 500 миллиардов евро, конечно, покроют. Другой вопрос - Испания,


Португалия. Ирландии уже не нужны деньги, она отказалась от следующего транша и заявила, что с этой проблемой справилась. Это положительный пример. Поэтому в случае апокалиптического развития событий вряд ли этих средств хватит для того, чтобы цивилизировать рынки. Но это вообще, с другой стороны, не зависит от количества денег, которые есть у Европейского союза. Это зависит от совсем других факторов, - от настроения на рынках, от позиций Соединенных Штатов, и много от чего еще. Иными словами, это зависит во многом от экономической конъюнктуры.  

КомментарийКомментарий ЧМ-2018 не влияет на негатив вокруг пенсионной реформы политологОлег Игнатов В то время, когда в России проходит ЧМ-2018, правительством инициирован ряд обреченных на непопулярность законопроектов и мер — повышение цен на услуги ЖКХ, пенсионная реформа, рост НДС. Возможные выплески общественного негатива после окончания футбольного мундиаля «Актуальные комментарии» обсудили с заместителем директора Центра политической конъюнктуры Олегом Игнатовым. — Я не вижу высокую концентрацию негатива. Есть тема пенсионной реформы, есть тема повышения НДС. Что касается темы повышения услуг ЖКХ, то это плановое мероприятие — и там не очень большой рост, он совпадает с инфляцией или чуть-чуть ее превышает. Необходимо пройти момент с пенсионной реформой, посмотреть, как будет развиваться обсуждение, удастся ли правительству эту ситуацию выровнять в свою пользу и найти аргументы в пользу своей позиции. Пока мы видим, что митинги против пенсионной реформы проходят, ранее были митинги по поводу роста цен на бензин, но всплеска большой активности мы не видим. Максимум — несколько сотен человек было. Митинги в регионах проходят почти постоянно, но количество участников довольно малочисленно, говорить о вспышке массовой активности пока еще рано. Цены на бензин правительству удалось ненамного снизить — либо они остановились, либо пошли вниз. В целом, ситуацию удалось вывести в позитивное русло и купировать недовольство за счет мер, которые были приняты правительством.  По пенсионной реформе: можно ожидать митинги, на них придут люди, но я не думаю, что будет очень высокая явка, потому что основная опасность заключалась бы в случае объединения всей оппозиции — и парламентской, и непарламентской. Пока оппозиция действует разрозненно — в некоторых регионах они пытались проводить митинги с профсоюзами, там участвовали и партии, но пока явка невысокая. Ключевым показателем здесь я бы выделил регионы, но активность в регионах невысока. Мне кажется, то ресурс непопулярных решений пока исчерпан — нужно разобраться с теми проблемами, которые есть. Это цены на бензин и пенсионная реформа с НДС. Будет ли всплеск негатива после окончания ЧМ? Вы видели, что рейтинги упали как раз во время чемпионата мира. Это означает, что люди все равно обращают внимание на решения, которые не вызывают у них позитивные эмоции. Я не думаю, что чемпионат мира играет какую-то роль. Он играет в позитивном направлении — если сборная пройдет дальше, то это сможет привести к тому, что население немного отвлечется от тех негативных тем, которые присутствуют в информационном поле. Но если ничего не произойдет, и сборная вылетит — это никак ни на что не повлияет. Я не думаю, что чемпионат мира позволяет компенсировать негативные эмоции, связанные с пенсионной реформы. 26 Июня 2018 Главное
Война за воду
 Война за воду Как вода становится главным ресурсом.
КомментарийКомментарий ЕС не будет кардинально менять миграционную политику политологГлеб Кузнецов
Актуальные комментарии
© 2008-2018 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".