Статья
1709 12 Сентября 2019 15:34

Будущее партии: сохранит ли «Единая Россия» самовыдвиженцев

Будущее партии: сохранит ли «Единая Россия» самовыдвиженцев
Фото: er.ru

После единого дня голосования, прошедшего 8 сентября, в сети активно обсуждают роль «Единой России» на этих и будущих выборах. Дело в том, что политики все чаще предпочитают дистанцироваться от партии власти и участвуют в выборах как самовыдвиженцы, а партийные списки на выборах в региональные парламенты набирают все меньше голосов.

То, что партия должна что-то делать с самовыдвиженцами, и они несут угрозу для ее будущего признал лидер «Единой России» Дмитрий Медведев: «нам, конечно, нужно еще раз все взвесить, надеюсь, что и наш исполнительный орган проанализирует, и коллеги, которые работают в регионах. Но, может быть, нам не нужно подобную модель использовать, потому что она вряд ли нам что-то добавляет, а вот что что-то отнимает — во многих случаях это точно», — заявил он на встрече с представителями регионального отделения «Единой России» в Санкт-Петербурге.

По его словам, эта проблема будет обсуждаться на ближайшем съезде: «совсем скоро состоится съезд, и мы, наверное, еще раз обсудим уроки этой избирательной кампании, а просто я, что называется, просил бы подумать», — добавил он.

Примечательно, что предложения запретить членам партии участвовать в выборах в качестве самовыдвиженцев звучали и на съезде 2018 года, но конкретных решений так и не было принято. При этом кампания 2019 года говорит об усугубляющейся тенденции.

Быстрый результат и побочные эффекты

«„Единая Россия“ жахнула на этих выборах всех»«, — эмоционально заявил журналистам секретарь генсовета партии сразу после выборов. Он отметил, что пессимистичные «прогнозы горе-социологов» просто рассыпались. Партия действительно показала неплохой результат. Однако проблема заключается в том, что он был достигнут за счет инструментов и методов, которые дают результат здесь и сейчас, но в долгосрочной перспективе могут привести к негативным последствиям. Сейчас прослеживается две основные трудности:

— Рекордное число самовыдвиженцев на выборах глав регионов. Причем тенденция укреплялась постепенно. В 2013 году в выборах мэра Москвы Сергей Собянин участвовал как самовыдвиженец, в 2014-м таким же путем пошел губернатор Кировской области Никита Белых, в 2016-м — губернатор Тульской области Алексей Дюмин, в 2018-м — вновь Собянин и губернатор Омской области Александр Бурков, а также губернатор Приморского края Олег Кожемяко.

Теперь самовыдвиженцев было шестеро: Игорь Бабушкин, Александр Беглов, Алексей Текслер, Вадим Шумков, Александр Осипов и Валерий Лимаренко. В каких-то случаях самовыдвижение выглядело органично. Например, Бабушкин в «Единой России» не состоял, и поэтому мог рассчитывать на поддержку других политических сил. Но казусы с удалением страницы Беглова с сайта «Единой России» после того, как он заявил на дебатах, что не связан ни с одной из партий, в глазах избирателей выглядит довольно странно.

— Снижение результатов по партийным спискам. По сравнению с предыдущими кампаниями «Единая Россия» в большинстве регионов набрала меньше голосов по партийным спискам. Да, одномандатникам удалось компенсировать это падение и сохранить большинство (при том, что многие из них тоже были самовыдвиженцами), однако на выборах в Госдуму эта тенденция будет играть еще более значимую роль.



Выборы же в Московскую городскую думу показали, что отсутствие кандидатов от партии власти только путает провластный электорат, который, несмотря на падение рейтинга «Единой России», готов поддерживать ее членов. Согласно данным ВЦИОМ, 29% москвичей готовы были поддержать кандидата от власти.

В итоге мы получаем сложную проблему: популярные в регионах политики стараются дистанцироваться от партии, чтобы ее низкий рейтинг не нанес им ущерба, избиратели видят, что члены партии остерегаются собственной организации и теряют доверие к бренду, возникает порочный круг.

Порочный круг

Пенсионная реформа, повышение НДС и другие непопулярные меры, проводником которых, пусть и не по доброй воле, стала «Единая Россия», сильно ударили по партии. Согласно данным ФОМ за август 2019 года, рейтинг ЕР находится на самом низком значении за последние 11 лет, за нее готовы проголосовать лишь 32% граждан. Тенденция нежелания разделять ответственность за непопулярные решения, которая проявилась еще во время обсуждения пенсионной реформы в Госдуме, сохраняется и теперь. В непростое для партии время многие в том числе и представители высших органов партии предпочли демонстративно отвернуться от структуры. А сейчас в политической тусовке  циркулируют слухи о скорой реорганизации партии власти.

Более того, к партийному бренду проявилось потребительское отношение. Его используют в незримом для многих избирателей административном секторе, чтобы спокойно пройти муниципальный фильтр, получить поддержку на уровне районных администраций, но в публичном поле берется курс на исключительную самостоятельность.

В результате такого дистанцирования избиратели не видят работу партии. Кроме того, сами партийные функционеры попадают в ловушку, празднуя ложную победу. Например, в Московской городской думе есть 25 самовыдвиженцев, которых оппозиционеры называют единороссами, однако в выборах они участвовали не как представители партии, а как самостоятельные единицы, в глазах избирателей «Единой России» в этой Думе нет, там есть 25 самовыдвиженцев. Интересно, как вообще провластные депутаты сформируют фракцию в МГД. Если она будет маркироваться как фракция «Единой России», то у избирателя возникнут вопрос, почему они скрывали свою партийную принадлежность на выборах, а если нет, то формально партии власти в МГД так и не будет. Аналогичная ситуация может сложиться и с губернаторами-самовыдвиженцами, победившими на прошедших выборах. Результаты их работы не будут ассоциироваться с региональным отделением партии, которой через какое-то время придется участвовать в выборах в региональный парламент. Запускается цепная реакция. Временные сложности, с которыми столкнулась партия, превращаются в хронические проблемы.

В самовыдвижении зачастую заинтересованы сами политики: они получают административный ресурс, финансы, и все это без рисков и негативных последствий. Однако у самовыдвижения были и другие, неполитические интересанты.

Имидж партии и устойчивые практики

Обсуждение перспектив формата самовыдвижения членов партии началось еще в 2011-2012 годах и тоже на фоне ослабления позиций «Единой России», когда партия на выборах 2011 года потеряла 15% голосов (77 мест в Госдуме).

Члены партии нервничали в связи с развернутой кампанией «против партии жуликов и воров», инициатором которой выступил Алексей Навальный. Нельзя сказать, что она привела к серьезному оттоку электората от партии, однако она имела неприятные имиджевые последствия, особенно в регионах. Уже тогда некоторые члены партии не хотели ассоциировать себя с брендом, против которого ведется такая масштабная информационная атака, идеи о ситуативном самовыдвижении членов партии начали возникать внутри партийной структуры все чаще.
Пожалуй, первыми выборами, в которых член «Единой России» принимал участие как самовыдвиженец, стали досрочные выборы мэра Химок, прошедшие в октябре 2012 года. Партия поддержала кандидатуру Олега Шахова, который победил на выборах, набрав 47,61% голосов, но сделал это не как представитель партии.

Самой же знаковой и громкой кампанией, которая фактически легитимировала самовыдвижение среди губернаторского корпуса, стали выборы мэра Москве 2013 года, в которых Сергей Собянин не афишировал свою партийную принадлежность и участвовал как самостоятельный политик. В том году рейтинг партии находился на уровне 39-40%, и менеджеры кампании опасались, что выдвижение от партии может стать фактором риска. Примечательно, что в выборах 2018 года Собянин участвовал тоже как самовыдвиженец, и в качестве обоснования такого подхода использовался аргумент, что прежде Собянин уже так делал. Практика приобрела статус нормы.

Кто против?

Очевидно, что у запрета самовыдвижения будут и противники. В первую очередь это политтехнологи, которые за счет такого формата участия членов «Единой России» в выборах получили возможность вести кампании в регионах. Если до этого выборы курировали партийные технологи, то теперь такой возможностью обладает более широкий круг политтехнологов, терять ресурсы они не захотят. Так как политтехнологи часто обладают медийным ресурсом, у инициативы Медведева будет много публичных критиков.

Определенная фронда может возникнуть со стороны губернаторов новой волны, некоторые из которых не были связаны с «Единой Россией» до попадания на руководящий пост, однако до публичных конфликтов здесь дело, скорее всего, не дойдет.

Против инициативы запрета самовыдвижения могут выступить и сильные региональные политики в оппозиционных субъектах, которые планировали участвовать в выборах 2021 года по одномандатному округу именно как самовыдвиженцы, но при поддержке партии.

Все эти потенциальные группы противников обладают личными интересами, которые могут не соотноситься с партийными.

Если как и в прошлом году тема с запретом самовыдвижения членов партии, поднятая Медведевым, останется только на уровне разговоров, то тенденция к девальвации роли «Единой России» в политической системе будет сохранена, а положение партии власти перед выборами 2021 года окажется затруднительным. Возникает кризис субъектности партии, которая выполняет черновую и административную работу, но все сильнее отодвигается от поля публичной политики, что в конечном итоге скажется и на результатах «Единой России».

Михаил Карягин, политолог

© 2008-2018 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".