Статья
29 Мая 2012 11:38

Быстрый старт

<p class="p1">Лето - осень 2012 года пройдет в условиях заметной активизации российско-французских отношений по политической линии. Основными субъектами двустороннего диалога обещают стать новые президенты двух стран. Планируется, что уже в первой половине июня президент РФ Владимир Путин посетит с рабочим визитом Францию. Эта поездка должна состояться сразу после посещения российским лидером ФРГ. Затем Путин и президент Франции Франсуа Олланд могут провести встречу «на полях» форума «Группы двадцати». Он пройдет в Мексике 18-19 июня. После этого следует ожидать ответного визита в Россию Олланда. Он может состояться или в июле или уже в сентябре-октябре.</p>
<p class="p1">Общая динамика связей по линии Москва-Париж будет задана в июне. Президент РФ может посетить Париж в два временных коридора – или между 1 и 3 июня или в период с 7 по 17 июня. Такой распорядок диктуют ему другие внешнеполитические и внешнеэкономические мероприятия. </p>
<p class="p1">26 мая у Путина намечены переговоры с новым президентом Сербии Томиславом Николичем в Москве. 31 мая российский лидер посетил Белоруссию. 3-4 июня он должен провести саммит РФ-ЕС в Санкт-Петербурге. На 6-7 июня в Пекине намечена встреча в верхах глав государств ШОС. К ней же будет приурочен и визит Путина в Китай. До или после саммита ШОС президент России посетит Казахстан и Узбекистан. А период с 17 по 19 июня будет отдан поездке в Мексику. </p>
<p class="p1">Практика предварительного согласования позиций с лидерами ЕС по вопросам финансово-экономической политики перед встречами «Большой двадцатки» позволяет предположить, что Путин побывает во Франции до участия в форуме G20. Причем визит может состояться уже перед саммитом РФ-ЕС.</p>
<p class="p1">Руководство России намерено сделать быстрый старт в диалоге с Францией для того, чтобы обозначить приоритетную направленность своего курса во внешней среде. Все первые международные визиты Путина будут демонстрировать его текущую систему внешнеполитических координат. На первом месте для нового/старого президента находится постсоветское пространство. Такой выбор обозначат визиты в Белоруссию, Казахстан и, возможно, Узбекистан. </p>
<p class="p1">Вторую строчку в понимании команды Путина безоговорочно занимает Западная Европа. Причем, речь идет, прежде всего, о лидерах этого региона в лице ФРГ, Франции и Италии. Не случайно, что поездка президента в Париж пройдет в связке с посещением Берлина. За счет этого будет обозначен примерно равный уровень интереса к обоим «локомотивам» европейской интеграции. В этот список мог войти и Рим. Но отсутствие в этой стране партийного правительства (Совет министров во главе Марио Монти имеет технический статус) позволяет перенести визит на более отдаленный срок. Третья позиция принадлежит Китаю и Восточной Азии в целом. Это подтвердит поездка Путина в Пекин.</p>
<p class="p1">Помимо этого к оперативной активизации контактов с Парижем Москву побуждает необходимость внесения ясности по вопросу о сохранении текущей модели взаимодействия. В период президентства Саркози страны смогли серьезно расширить содержательные связи друг с другом. Расширилось сотрудничество в энергетической плоскости, в том числе в рамках реализации проекта газопровода «Южный поток». Увеличился приток французских инвестиций и технологий в российскую экономику. Причем они касались таких стратегических отраслей как автомобилестроение, энергетическое оборудование и железнодорожный транспорт. </p>
<p class="p1">Качественное наполнение получило взаимодействие в ракетно-космической отрасли и атомной энергетике. Российская сторона перешла к регулярному запуску ракетоносителей на космодроме Куру. Наконец, принципиально новым элементом в двусторонних отношениях стало военно-техническое сотрудничество (ВТС). Его лицом является сделка по УДК Mistral. Естественно, что в таких условиях Саркози казался Кремлю удобным и проверенным контрагентом. Его поражение создало некоторую неопределенность в том, что касается перспектив развития двусторонних связей. Оценить настрой Олланда и его кабинета должен визит Путина.</p>
<p class="p1">Согласие Парижа на активный диалог с Москвой продиктовано политическим престижем. Россия воспринимается французской элитой как один из растущих центров силы, способный играть всё более видную роль как в «Группе двадцати», так и в «Группе восьми». Стабильные связи с ним обеспечивают диверсификацию внешней политики республики, её выход за пределы Европы и Африки. </p>
<p class="p1">За счет встречи в верхах с Путиным Олланд сможет наглядно показать своим сторонникам и противникам, что его курс на международной арене будет в куда большей степени, чем у Саркози следовать столь любимому французами «большому стилю». Это прямая апелляция к внешнеполитической доктрине Шарля де Голля. Согласно ей Париж должен поддерживать одинаково стабильные и содержательные отношения, как с Востоком, так и с Западом. И шанс продемонстрировать это на практике Олланду предоставит визит Путина. Немаловажным в таком ракурсе должен выступить и ответный реверанс в виде поездки в Москву.</p>
<p class="p1">Своё влияние оказывает и достаточно удобное для России реноме видных членов нового правительства республики. Целый ряд политиков от Социалистической партии Франции (СПФ), вошедших в состав кабинета министров, придерживается левых и крайне левых убеждений. Это позволяет рассматривать их как потенциальных симпатизантов РФ. </p>
<p class="p1">Более чем вероятно, что позиция данных субъектов подталкивала Олланда к организации серии переговоров с Путиным. Особого упоминания в данной группе заслуживает Лоран Фабиус. В правительстве Жана-Марка Эро он занял пост министра иностранных дел. В 1980-1990-х годах, будучи протеже президента Франции Франсуа Миттерана, Фабиус считался представителем социалистического центра. Но в начале 2000-х годов он примкнул к левому флангу партии, блокируясь с Анри Эммануэлли. </p>
<p class="p1">Фабиус известен как решительный противник европейской интеграции и сторонник самостоятельного курса республики на мировой арене. РФ для него – наиболее удобный контрагент, позволяющий не только добиться диверсификации национальной внешней политики, но и обеспечить ослабление вовлеченности Франции в систему евро-атлантических связей, которую он ассоциирует с США.</p>
<p class="p1">Нельзя не учитывать и настроения внешнеполитического пула в Елисейском дворце. В администрации Олланда дипломатическим советником президента стал Поль Жан-Ортис. На этом посту он сменил Жана-Давида Левита. Жан-Ортис – специалист по Китаю. Большую часть своей дипломатической карьеры он проработал в КНР с небольшими отлучками во Вьетнам и Испанию. С 2009 по 2012 год советник Олланда являлся директор по Азии и Океании в МИД республики. Формально Жан-Ортис - карьерный дипломат, придерживающийся технократического кредо. </p>
<p class="p1">Но на деле его восточноазиатская ориентация указывает на два удобных для России обстоятельства. Во-первых, он будет сторонником переориентации политического и экономического курса Парижа с Евро-Атлантики на новые центры силы. Главным среди них окажется КНР. Но о России французское руководство также не забудет. К этому обязывает статус Москвы как одного из ведущих игроков в формате БРИКС. </p>
<p class="p1">Во-вторых, китайский профиль Жан-Ортиса подразумевает его подспудную благожелательность к государствам с социалистическим строем или социалистическим прошлым. Он будет олицетворять третий (и во многом новый) вектор внешнеполитического мышления французской дипломатии, ориентированный не на Европу или Африку, а на Евразию и Азиатско-Тихоокеанский регион (АТР).</p>
<p class="p1">При этом к сугубо предметному развитию отношений с Москвой команда Олланда будет подходить, отталкиваясь от общего видения своей линии на международной арене. И её перспективные контуры пока запросам Кремля не противоречат. В отличие от практики Саркози, оно будет иметь куда больше традиционных французских черт, сложившихся ещё в эпоху де Голля. </p>
<p class="p1">Не случайно, что бывший президент Франции Жак Ширак не только характеризовал Олланда как «исконно французского» политика, но и отдал за него свой голос в ходе президентского голосования. В числе голлистских компонентов – активная внешняя политика в Европе и Африке, попытки аккумулировать политико-экономический потенциал единой Европы на себя, демонстративное обозначение независимости от мнения США, расширение связей с альтернативными Евро-Атлантике центрами силы. </p>
<p class="p1">В новых реалиях к этим постулатам будет добавлен поиск связей с государствами АТР, а также державами, входящими в БРИКС. В идеологическом плане всё это будет подаваться как проведение политики в условиях многополярного мира.</p>
<p>Максим Минаев </p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".