Статья
16 Августа 2011 19:31

Чеченца арестовали с Брейвиком за поведение

Норвежские полицейские в день теракта на острове Утойя задержали не только Андерса Брейвика. Почти сутки провел в заключении 17-летний чеченский подросток Анзор Джукаев, семья которого теперь намерена требовать компенсации от властей. Анзор утверждает, что к Брейвику в тюрьме относились лучше. А задержали Джукаева, по его словам, из-за того, что он был единственным, кто не плакал.

Чеченский подросток, задержанный в суматохе в день теракта на острове Утойя одновременно с Брейвиком, намерен судиться с норвежскими властями.

После теракта 17-летний Анзор Джукаев был посажен в тесную камеру, где провел 17 часов – до того момента, как полицейские разобрались, что к расстрелу он не причастен. Все это время родители безуспешно пытались разыскать подростка.

Молодому человеку не понравилось, что его тыкали дубинкой и дергали за наручники. При этом он признал, что его не пытали. Однако после того, как Анзор вышел на свободу, его адвокат Харальд Стабель объяснил, что по законам Норвегии полиция должна была сразу после задержания оповестить об этом факте его родителей. Кроме того, задержанному нужно было предоставить адвоката. Ни того, ни другого сделано не было.

На допросе Анзора Джукаева спросили, знаком ли он с Брейвиком, на что чеченец ответил отрицательно. «Она (следователь) сказала, что я имею право на адвоката. Она попросила рассказать, как там все произошло. Я рассказал, что я стоял у палатки, потом услышал выстрелы. Все убежали, а я остался, чтобы посмотреть, кто там, кто стреляет. Я стоял у палатки, видел, как Брейвик поднимается и стреляет. Эти трое сразу умерли, я понял, что это настоящий убийца. Он целился в меня, я начал бежать! Мы со знакомым Алмиром вместе прятались. Он выжил, мы вместе спаслись», – цитирует юношу «Русская служба новостей».
Джукаев также рассказал, что его держали с Брейвиком по соседству, при этом последнего, утверждает подросток, содержали даже в лучших условиях: «Брейвика возили на допросы. У него были сигареты и кофе. Его хорошо содержали».

Про предоставленные ему условия подросток рассказал так: «Это не камера, это карцер. Там не было туалета, раковины. Просто 2,5–3 квадратных метра, камера бетонная, желтого цвета, с красной дверью. Там я сидел без еды и воды, без телефона. Все дома думали, что я уже мертв», – сказал Джукаев.

Джукаев считает, что полиция задержала его из-за поведения, которое контрастировало с поведением большинства подростков с острова Утойя: «Они говорили, что у меня поведение не соответствовало ситуации. Когда зашли в комнату, где уже было безопасно, большинство сидело и плакало. Я просто сидел и холодно себя вел. Я не плакал. Мне западло плакать», – сказал он.
В настоящее время семья Джукаевых собирается судиться, требуя компенсации от норвежских властей. «В ближайшее время нам должны выдать адвокатов, которые будут заниматься нашими делами. И как только, так сразу. Я хочу правосудия, чтобы все было честно. То, что они со мной сделали, никак уже не возместить, – заявил Джукаев. – Такие выходки и нарушения своих личных законов не пройдут. Это неправильно. Мы живем в Норвегии. Это нападение на демократию».

Александр Шатилов, замдиректора Центра политической конъюнктуры:

Сейчас в Европе, на мой взгляд, есть две опасные тенденции. Первая связана с тем, что терпит крах идея мультикультурности и многонациональности. Это приводит к росту национализма практически повсеместно, причем как среди больших, так и малых народов. И это зачастую приводит к тому. что эти межнациональные противоречия выплескиваются в столкновения и конфликты.
В то же время происходит такое очень на самом деле тревожное обособление наций и народов. И их во многом, как мне кажется, подталкивает идея толерантности. Ведь идея толерантности предполагает не столько взаимодействия, взаимное партнерство народов, сколько просто терпимое отношение по отношению к другим. Но не более того!. То есть, фактически все терпимо смотрят друг на друга в прицел автомата, так как не предполагается какое-то реальное органичное сотрудничество.

Второй момент связан с невозможностью изменения системы . Это касается как мультукультурализма, так и политической, экономической, социальной. Это зачастую толкает некоторых людей на радикальные действия.

Причем, действуют такие отчаявшиеся люди как правило в одиночку. И это опасно. Если еще с терроризмом со стороны организаций спецслужбы научились хоть как-то бороться, то как вычислить террориста-одиночку? Его действия предсказать практически невозможно. И это тоже опасная тенденция современности.

Ведь на культе индивидуализации личности и выстроена практически вся либеральная система Запада. Она предполагает эмансипацию личности и ее обособление, ее автономное существование. В этих условиях зачастую человек, который остается вне как бы такой поддержки со стороны других членов общества, который ощущают свое одиночество, ненужность и рефлексирует по этому поводу, в общем-то является потенциальным радикалом, который может либо взорвать бомбу, либо выйти на улицу разгромить какой-нибудь магазин и т.д. То есть такого рода эмансипация личности, его автономность во многом провоцирует стихийный протест одиночек.

  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

Rosneft
© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".