Статья
2449 18 Декабря 2017 13:42

Чем ответит Россия на американское оружие на Украине?

Подписав оборонный бюджет на 2018 год, Дональд Трамп оставил для себя возможность санкционировать поставки оборонительного летального оружия на Украину.

Американские законодатели уже открывали такую опцию его предшественнику Бараку Обаме на 2016 год. Однако Белый дом тогда принял принципиальное решение не давать лишнего повода для эскалации и не направлять в зону конфликта в Донбассе еще больше оружия, где его количество и качество итак являются общеизвестными проблемами.

Подписанный Трампом закон не означает, что поставки будут одобрены автоматически или одобрены вообще. Республиканской администрации предстоит принять или не принять соответствующее политическое решение, под которое зарезервированы определенные бюджетные расходы.

Если решение будет в пользу Киева, ВСУ могут быть предоставлены переносные противотанковые комплексы Javelin, о желании заполучить которые украинская сторона говорит уже давно. Раннее СМИ сообщали, что украинской армии может быть направлены около 190 таких комплексов. Javelin высоко эффективны для уничтожения танков и другой бронетехники. Американские войска также успешно использовали их для нанесения ударов по укрытиям противника во время боевых действий против инсургентов в условиях горной местности в Афганистане.

Украина может стать четвертой страной постсоветского пространства, которая обладает таким оружием. В ноябре Госдепартамент дал «зеленый свет» поставкам Javelin в Грузию — другой стране, которая имеет нерешенный внутренний конфликт на своей территории. Северокавказская республика получит 72 комплекса и 410 ракет. Другими обладателями Javelin являются вооруженные силы Литвы и Эстонии.

В настоящий момент Вашингтон держит открытым вопрос о поставках комплексов на Украину. Американские дипломаты разыгрывают его как рычаг давления на Россию в переговорах по дислоцированию миссии ООН в Донбассе. Они рассчитывают на то, что сама угроза получения такого оружия Украиной сделает Россию более сговорчивой. Администрация Трамп также рассматривает предоставление Киеву летального оружия как одну из форм меняющей условия «на земле» стратегической компенсации для себя и для Украины на случай провала переговоров с Кремлем. Наряду с этим, регулярно повторяющиеся сигналы со стороны американских переговорщиков о том, что такие поставки возможны, тестируют реакцию российских властей на готовность Соединенных Штатов в очередной раз повысить ставки в украинском конфликте.

Столь же открытым является и вопрос об ответной реакции со стороны России.

Российские официальные лица выражаются хотя и негативно, но в то же время предельно аккуратно, не позволяя точно спрогнозировать спектр своих ответных действий и тем самым не ограничивая себя заранее какими-либо определенными шагами. Россия оставляет за собой возможность выбора, как ответить на это решение американской администрации.

Пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков давал понять, что предоставление Украине летального оружия не будет способствовать урегулированию конфликта в Донбассе. «Наша позиция хорошо известна: мы считаем, что все страны, особенно те, которые как-то претендуют на роль в регулировании, должны все-таки избегать каких-либо действий, которые могут спровоцировать очередной виток напряженности в и так непростом регионе», — сказал он.

Комментируя ожидаемые поставки Javelin Грузии, российский МИД указал на прямое поощрение Тбилиси к агрессивному поведению. «Абхазские, российские и югоосетинские представители акцентировали пагубность решения Госдепартамента США разрешить продажу Грузии противотанковых ракетных комплексов „Джавелин“. Эта самая крупная военная сделка Вашингтона и Тбилиси с 2008 г. является, по сути, подталкиванием Грузии к новым опасным авантюрам», — отметили в российском дипломатическом ведомстве. Позже официальный представитель МИД Мария Захарова заявила, что «накачивание Украины» «средствами ведения войны» толкает ее руководство «на новые военные авантюры».

Одновременно Россия акцентирует внимание на военном потенциале ополченцев, который служит надежной гарантией их безопасности. Так, во время пресс-конференции 14 декабря, президент Путин отметил, что у Донбасса есть силы, «которые являются самодостаточными и готовы отразить любые крупномасштабные военные акции».

Выбирая ответную реакцию на предоставление Киеву американского оборонительного летального оружия, Кремль будет принимать во внимание следующие три соображения.

Во-первых, с точки зрения безопасности поставка ВСУ комплексов окажет минимальное влияние на текущую динамику конфликта в Донбассе.

Аргументация американских официальных лиц и экспертов основывается на том, что Javelin повысят цену конфликта для ополченцев и России. При этом следует подчеркнуть, что на повестке дня не стоит вопрос предоставления Украине вооружений, которые действительно смогли бы переломить ход всего противостояния. Появление у украинской армии Javelin дало бы Киеву определенное преимущество в случае угрозы возобновления в Донбассе масштабных боевых действий с танковыми прорывами обороны. Однако после подписания вторых Минских соглашений, несмотря на продолжение позиционной войны и зафиксированные случаи использования бронетехники в локальных столкновениях, линия разграничения остается стабильной, сохраняясь в «минских» границах, и стороны не проводят больших наступательных операций. Более того, многие эксперты справедливо полагают, что после Дебальцево такие операции не оправданы ни с политической, ни с моральной точки зрения. Поэтому сейчас поставка противотанковых комплексов может лишь незначительно повлиять на изменение тактики в рамках продолжающейся позиционной войны. Риски использования бронетехники, которая итак практически не применяется на передовой, возрастут. Но применение Javelin в позиционных боях вокруг населенных пунктов, промышленных зон и транспортных артерий является дорогостоящей и бессмысленной растратой ресурсов. В результате в рамках отдельных стычек стороны конфликта продолжат пользовать тем вооружением, которое у них имеется в наличии в настоящий момент.

Таким образом, поставка Javelin лишь незначительно усилит ВСУ с точки зрения отражения возможного наступления ополченцев в ситуации, когда стороны достигли паритета своих военных потенциалов, и не приведет к радикальному изменению баланса сил в пользу украинской армии. Прежде всего, этот шаг будет носить политических характер.

Во-вторых, американское оружие усилит Киев в морально-политическом плане, и Россия наверняка захочет это компенсировать республикам.

Руководство Донецка и Луганска будет прямо заинтересовано в том, чтобы Москва осуществила какие-либо равнозначные американскому решению шаги в их направлении. Поэтому на фоне появления в зоне конфликта американского летального оружия Кремль, скорее всего, захочет продемонстрировать, что не собирается останавливаться в наращивании поддержки республик, когда внешнее давления на них расширяется, а риски для их безопасности возрастают.

В связи с этим следует обратить внимание на высказываемые Россией опасения, что американское оружие может излишне завысить самооценку украинских властей и привести к переоценке ими поддержки со стороны Вашингтона. Последнее, в свою очередь, может вылиться в различные необдуманные действия и провокации на линии разграничения. Тем более что у украинской стороны есть очевидные проблемы с ответственностью, а контроль властей над силовиками постоянно вызывает вопросы. Здесь можно напомнить известные факты поставок Украиной оружия находящимся под санкциями режимам.

В-третьих, в логике продолжающегося конфликта поставка Javelin станет для России наглядным доказательством решимости США дальше идти на обострение и соответственно отказываться от компромисса.

В Кремле сделают вывод, что Вашингтон сохраняет приверженность политики наращивания давления, чтобы добиться своей цели — заставить Россию отказаться от поддержки Донбасса на условиях Киева. Опять-таки, оставаясь в рамках логики конфликта, российское руководство окажется перед необходимостью продемонстрировать администрации Трампа, что оно не поддается внешнему давлению и способно со своей стороны играть на повышение ставок. В результате, Кремль, который постоянно подчеркивает свою готовность к любым попыткам эскалации противостояния в Донбассе как со стороны Киева, так и внешних игроков, скорее всего, выберет решение, которое будет считать пропорциональным и адекватным новому фактору в конфликте. Если сказать более конкретно, то интерес России — дать такой сильный сигнал Соединенным Штатам, чтобы Javelin стали последним современным американским оружием, которое появится у ВСУ.

Вместе с тем, следует понимать, что наличие у ВСУ Javelin не станет для России красной чертой, после которой она, например, заявит о выходе из Минских соглашений. Российские официальные лица регулярно предупреждают о рисках эскалации конфликта, но никогда не заявляли о своем желании прекратить дипломатический процесс.

В итоге, можно предположить, что реакция Кремля будет диктоваться ситуативным или стратегическим аргументами. Не исключено и совмещение обеих линий поведения.

Аргументы в пользу ситуативной реакции будут состоять в том, что баланс сил после поставок украинской армии противотанковых комплексов изменится незначительно. Действительно, вероятность того, что Киев ринется в наступление, получив американское оружие, сейчас невелики настолько, что ими можно пренебречь. В связи с этим в СМИ могут появиться публичные сигналы или утечки о появлении новых вооружений у ополченцев, которые позволят Украине и США сделать вывод об усилении их наступательного потенциала. Однако и это не является обязательным. В ход могут пойти военные учения или любая другая демонстрация военных возможностей республик, не приводящая к эскалации в зоне конфликта. Ответ может лежать и в другой плоскости российско-американских отношений, не относящейся к конфликту в Донбассе, например, в сфере контроля за вооружениями.

Стратегическая реакция — это прекращение или постановка на паузу переговоров с Вашингтоном по урегулированию конфликта. Аргументы в пользу таких решений будут зависеть от того, насколько высоко сейчас Россия оценивает шансы добиться принятия предложенного мандата миссии ООН в Донбассе и насколько сильно заинтересована в размещении «голубых касок» в зоне конфликта в целом. Если статус-кво окажется более предпочтительным, особенно на фоне туманных перспектив разблокирования Украиной политического блока Минских отношений и начала прямых переговоров между противоборствующими сторонами, то жесткий ответ со стороны России, который может сопровождаться серией шагов в военной сфере, также вероятен.

Заместитель директора Центра политической конъюнктуры Олег Игнатов

Все материалы автора

Комментарии для сайта Cackle
© 2008 - 2020 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".