Комментарий
30 Августа 2012 13:57

Давайте сначала попробуем на мышах

Виктор Топоров литературный критикВиктор Топоров

Виктор Топоров
литературный критикВиктор Топоров

Информация о запрете на телепоказ «Ну, погоди!» без цензурных купюр до 23 часов ночи, как и циркулирующий в сети «список слов, которых ни в коем случае нельзя произносить на ТВ» (отчасти, правда, уже дезавуированный) – очередное подтверждение правоты слов отечественного златоуста: хотели как лучше, а получилось, как всегда. Ну, еще, положим, не получилось, но того гляди получится.

Я бы, кстати, и вовсе запретил к показу знаменитое творение режиссера Котеночкина. И не только потому, что идея (и далеко не только идея) мультсериала «Ну, погоди!» без излишней застенчивости позаимствована у великого Уолта Диснея. Курит Волк или нет – он наглая отвратительная шпана и уж ни в коем случае не образец для подражания нашим детям и внукам. Да и столь же наглый, хотя и трусливый, хотя и коварный Заяц – тоже. Хорошему они не научат – ни тот, ни другой.

Со списком запрещенных слов и их производных всё, конечно, сложнее. Даже я, ответственный редактор и издатель «Большого словаря мата», узнал из него для себя много нового. И, разумеется, вспомнил анекдот: «А теперь, внучек, давай еще раз повторим все слова, которых ты никогда в жизни не должен употреблять!» И дезавуирование списка депутатами Думы как-то не убеждает: в конце концов, депутаты всего-навсего принимают закон, а уж практикой законоприменения занимаются другие инстанции. И они тоже хотят как лучше.

Четверть века назад – когда в театре, в кино, на радио и на телевидении точно так же боролись с алкоголем (а сейчас вновь борются и с ним) – побывал я во МХАТе на спектакле по пьесе Александра Галина «Тамада»: постановка Камы Гинкаса, в главных ролях Екатерина Васильева, Александр Калягин и Иннокентий Смоктуновский. Вот как, скажите, сыграть «Тамаду», не показывая на сцене распития? Да что там не показывая – о нем даже не упоминая? Ну, игрались тогда, бывало, и безалкогольные свадьбы – с водкой в бутылках из-под минералки и с коньяком – в бутылках из-под пепси-колы. Но вообще-то, в принципе?

Да вот так и сыграть. В тексте пьесы тамада предупреждает устроителей свадьбы: «Вы за женщинами своими следите. Они, когда выпьют, бывают очень податливыми». И вот карандаш цензора (сидевшего тогда в главлите) вычеркнул запрещенное слово, а в результате тамада (его играл Смоктуновский) бессмысленно и беспричинно оскорбил заказчиков, заявив им: «Вы за женщинами своими следите. Они бывают очень податливыми». Публика, услышав усеченную репризу, вместо заслуженных аплодисментов, обескуражено замолчала.

Но не так страшен цензор государственный, как цензор внутренний. Его еще иногда называют внутренним редактором. Практика законоприменения практикой законоприменения, а вот внутренний редактор, сидящий в каждом из нас – и с внутренними редакторами, сидящими во всех остальных соревнующийся, - еще наломает таких дров, что мало не покажется никому. И в категорию 18+ попадет (а затем и напрочь исчезнет с экрана) не только «Ну погоди», но и, допустим, «Кот в сапогах», потому что «котом» называют и сутенера, а зачем детям знать о том, что на свете есть такая профессия? Ну, а вслед за ним и все остальные коты, не говоря уж о кошечках, пусть и самых мирных, пусть и ни в одном глазу (из прорези в балаклаве) не бунтующих.

Есть логический прием «доведение до абсурда». По этому скользкому пути и пошли законодатели – и увлекли вслед за собой законоприменителей. И заставили или вот-вот заставят многих и многих включить внутреннего цензора – и включиться в соревнование с внутренними цензорами коллег и конкурентов. Страшно даже представить себе, что начнется. Страшно и смешно, но в первую очередь все-таки страшно. Как говорили у нас про гайдаровско-чубайсовские реформы: «Вы бы на мышах сначала попробовали!»

В этой связи у меня есть конкретное деловое предложение. Вот создается у нас Общественное телевидение. Глупость, конечно, причем никому не нужная глупость (и я писал об этом в АК), но тем не менее создается. И предложение мое таково: давайте объявим мораторий на новые высоконравственные инициативы, объявим его повсюду, кроме Общественного телевидения. А на ОТ, напротив, введем все эти меры, начиная с запрета на курение Волком и заканчивая котами и кошечками, - и посмотрим потом, что получится. И много ли у этого канала объявится взрослых, больших и маленьких, умных  и глупых, высоконравственных и безнравственных. А, допустим, год спустя вернемся к опрометчиво принятому закону.

Виктор ТОПОРОВ

  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".