Комментарий
7 Января 2016 9:20

Депутаты закрутят гайки в интернете и будут отвлекать внимание внешнеполитическими проектами

Дмитрий Гудков политикДмитрий Гудков

Дмитрий Гудков
политикДмитрий Гудков
Депутат Госдумы Дмитрий Гудков считает, что 2016 год станет сложным для политиков и бизнесменов. В беседе с «Актуальными комментариями» он сделал прогноз относительно политических и экономических процессов в предстоящем сезоне.

«Прогнозировать ситуацию очень сложно. Нас ждет год, когда события будут развиваться настолько быстро, что сейчас даже сложно себе представить. Но совершенно очевидно, что это последний год, когда у российской власти есть резервный фонд. Пока его хватит, но при этом кризис будет нарастать. Цены будут расти – в чем мы в том числе и сами виноваты, потому что увлеклись ответными санкциями и еще и ввели их в отношении Турции.

В итоге наша экономика страдает больше всего.

Будет достаточно сложной зима, которую мы все-таки переживем, но, наверняка, в регионах будет много всяких сбоев с отоплением, подачей электроэнергии и т.д.

Цены на нефть, скорее всего, не поднимутся выше 50 долларов за баррель.

В бюджет тоже закладывалась такая же цифра. Это означает, что мы уже потратим минимум 1 триллион рублей из Резервного фонда.

Я думаю, что это будет очень серьезный сложный год для бизнеса – у нас принята масса законов против инвесторов. А далее все будет зависеть от того, что будет происходить у нас в Сирии или на каком-нибудь другом фронте.

У меня ощущение, что власть заинтересована в эскалации разных военных конфликтов для того, чтобы отвлечь внимание от внутренних проблем, а проблемы будут нарастать. Протест дальнобойщиков показал, что недовольство определенных групп может быть достаточно серьезным и угрожающим власти. Совершенно очевидно, будет множество социальных протестов в регионах – где-то забудут зарплату выплатить, где-то детские пособия закончатся, где-то не справятся со снегом.

Назревает раскол в элитах, потому что растет недовольство проводимой политикой. Чем это закончится, сложно прогнозировать.

Во внутренней политике будут усиливаться репрессии. Но они будут точечными, их не получится поставить на поток, потому что нет идеи, которая мотивировала бы исполнителей. Не исключено, что будет серьезное закручивание гаек в интернете. Вполне возможно, что представителей оппозиции не допустят к выборам. Но подсчет голосов власти станут вести более или менее честно, все же их волнует проблема легитимности, тем более что они прекрасно помнят Болотную 2011 года.

Не исключаю, что в следующем году будет создан прецедент, когда Россия воспользуется новым законом об отмене приоритета международного права (мы не выполним решение ЕСПЧ по выплате штрафов бывшим акционерам ЮКОСа, например), и не исполнит международные обязательства. Будет новый скандал и конфликт, который повлечет новые санкции.

Там два иска, один – Гаагский арбитраж, а второй – это ЕСПЧ. По ЕСПЧ, скорее всего, будет решение об отмене. Это означает, что санкции никто отменять не будет, мы опять будем жить в условиях ограничений.

Конечно, выборы в 2016 году они будут полностью жестко контролировать – ведь формируется следующая Дума.

На сегодняшний момент я не вижу предпосылок, чтобы она стала лучше. Но, с другой стороны, там будет много одномандатников, и при изменении каких-то политических условий они вдруг могут стать менее зависимыми.

Еще я не исключаю, что Дума может проголосовать за досрочные президентские выборы, потому что у Путина осталось мало времени для того, чтобы тратить резервный фонд. К 2018 году он может закончиться, а это уже усложняет всю президентскую кампанию.

Что совершенно точно – наши политики будут отвлекать внимание какими-то геополитическими проектами. Будет ли это Сирия, Турция или еще что-то – пока сложно загадывать. Я предполагаю, что власть, которая не хочет проводить реформы, не имеет никакой другой возможности отвлечь от внутренних проблем. Но это уже не сработает, потому что видно, что недовольство растет. Пока оно локальное, но кризис может быстро поменять общественное мнение, и недовольство распространится в том числе и на федеральную власть.

Будут осложняться отношения и с соседями на постсоветском пространстве. Мы не создали сколько-нибудь притягательный образ. Наоборот, наша политика пугает соседей.

Никто не понимает – а вдруг Россия завтра начнет защищать русскоязычных на севере Казахстана, например? Или вот недавно мне звонили журналисты и спрашивали – а у Белоруссии не может возникнуть таких же проблем с Россией, как у Украины? Если такие вопросы задают, значит, люди об этом думают.

На мой взгляд, именно наша политика реанимировала НАТО. Если раньше проекты альянса были декларативными, то теперь это реально работающая организация, ее присутствие в ряде стран, граничащих с Россией, будет усиливаться – это совершенно очевидно. Плюс, на Западе фактически формируется концепция ограничения потребления российских ресурсов, что вообще лет через пять закончится для нас катастрофой.

Европа и Запад будут намного меньше потреблять и покупать нефти, газа. Поэтому пока очень негативный тренд».
____________

Читайте также:


Автор:
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".