Статья
28 Февраля 2012 11:12

Двойное маневрирование

<p>Вторая половина февраля 2012 года ознаменовалась беспрецедентным обращением руководства России к делам Ближнего и Среднего Востока по линии президентской дипломатии. В течение одного дня, 22 февраля, президент РФ Дмитрий Медведев провел телефонные консультации сразу с трёмя руководителями региональных субъектов. Сначала российский лидер пообщался с королём Саудовской Аравии Абдаллой бен Абдель Азизом аль Саудом. Затем контрагентом Медведева стал премьер-министром Ирака Нури аль-Малики. Следом за ним президент России провел телефонный разговор со своим иранским коллегой Махмудом Ахмадинежадом. Начатая 22 февраля акция получила продолжение уже на следующий день. 23 февраля Медведев поговорил с президентом ОАЭ Халифой бен Заидом аль Нахайяном.<br />
<br />
Необходимость проведения комплекса телефонных консультаций сразу с несколькими лидерами ближне- и средневосточных государств была продиктована стремлением РФ защитить свои региональные позиции. При организации разговоров руководство РФ исходило из того, что 24 февраля в Тунисе должна была пройти первая встреча «группы друзей Сирии». Это неформальное межгосударственное объединение было задумано Францией как центр приятия решений по ситуации в арабской республике в обход Совета безопасности (СБ) ООН. «Друзья Сирии» могли в одностороннем порядке санкционировать подготовку военной интервенции НАТО и примкнувших к блоку монархий Персидского залива против Дамаска. Для того чтобы создать противовес возможному решению западных «ястребов», Москва поспешила вступить в прямой контакт с явно симпатизирующими Дамаску Тегераном и Багдадом. Кроме того, РФ попыталась прояснить мотивации «агрессоров» из первых уст – у руководства Саудовской Аравии, являющегося одним из застрельщиков идеи смены режима в Сирии.<br />
<br />
В функциональном отношении раунд телефонной дипломатии указывает, что Россия на Ближнем и Среднем Востоке переходит к политике двойного маневрирования. С одной стороны, она постарается вести прямой диалог с местными субъектами, поддерживающими силовые инициативы США. С другой стороны, РФ сделает акцент на выстраивание внутри региона объединения государств, выступающих против «ястребов». В качестве таковых пока просматриваются Иран и Ирак.<br />
<br />
Пока Москва стремится опереться на т.н. «шиитский пояс». Формально Багдад старается следовать в фарватере американской внешней политики. Но подспудно иракское руководство тяготеет к Тегерану - своему естественному и историческому союзнику. Именно субъекты «шиитского пояса» должны изнутри региона составить основной противовес как «группе друзей Сирии», так и другим инспирированным Западом объединениям. Причем развивая с обозначенными государствами прямой диалог, Кремль опосредованно содействует выработке у них стремления к консолидации.<br />
<br />
Маневренный стиль – относительно новое решение в политико-дипломатической технике Кремля. До недавнего времени РФ старалась реагировать на события «арабской весны» самостоятельно, лишь в самых сложных эпизодах апеллируя к местным интеграционным объединениям (Лиге арабских государств и Африканскому союзу). Прямыми же контрагентами РФ в ходе разразившегося в начале 2011 года кризиса выступали не столько арабские игроки, сколько страны Запада. Играть «через регион» и «за счет региона» Кремль практически не пытался. И нёс ощутимые потери, так как государства Евро-Атлантики любой эпизод поворачивали в исключительно выгодном для себя русле. В результате Россия утратила влияние в Ливии, заметно ослабли её позиции в Египте, Тунисе, Сирии и Ливане.<br />
<br />
Весьма вероятно, что переход к маневренной игре стал возможен благодаря укреплению во внешнеполитическом аппарате позиций державного пула. Со второй половины 2011 года арабское направление ведет МИД, где главным специалистом по региону является Михаил Богданов – дипломат, придерживающийся технократического реноме, но в то же время близкий к державной платформе. Синхронно в преддверии вероятного возвращения Владимира Путина на пост президента увеличивается влияние его личного «малого МИДа» в Аппарате правительства. А данной структурой заведует Юрий Ушаков – влиятельный политический деятель, известный как убежденный державник. Скорее всего, формула маневренной дипломатии стала плодом коллективных разработок державников МИДа и Аппарата правительства.<br />
<br />
Свою лепту в решение ближневосточных проблем вносит и Госдума. 20-21 февраля Сирию посетил председатель Комитета Госдумы РФ по международным делам Алексей Пушков. Центральным событием поездки стали его переговоры с Асадом. В ходе турне руководитель политико-дипломатического крыла Госдумы смог не только узнать официальное мнение сирийского руководства, но и осуществить очередной замер развития ситуации в арабской республике. Учитывая тот факт, что Пушков представляет державный пул, следует полагать, что его наблюдения будут использованы руководством РФ в ходе дальнейшего формулирования линии поведения на Ближнем и Среднем Востоке.<br />
<strong><br />
Максим МИНАЕВ</strong>, <em>Центр политической конъюнктуры</em></p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".