Статья
2 Августа 2010 3:24

Экономика идентичности

Понятие идентичности и норм, или Почему люди, будучи в одних и тех же экономических обстоятельствах делают различный выбор.
Комментарии экспертов
<p>Джордж Акелоф, получивший в докризисном две тысячи первом Нобелевскую премию по экономике, профессионально интересуется совсем какой-то уж странной экономикой. Некоторое время назад «АК» <a href="http://actualcomment.ru/book/446/">уже комментировали</a> его совместную работу с Робертом Шиллером, в которой Акерлоф нашел главного виновника кризиса — нерациональное человеческое сознание.</p>
<p>«Экономика идентичности» — принципиально другая книга. Во-первых, это книга о любви. Сомневаюсь, что книга, написанная мужем и женой, более того, ставшая причиной свадьбы, может быть о чем-либо другом. Но если такое может быть, то пусть во-вторых это будет книга о стиле.</p>
<p>Хотя сам Акерлоф намеренно избегает словосочетания «стиль жизни», предпочитая более широкое и современное — «идентичность». В основном потому, что как ни парадоксально, будучи значительно менее фиксированным, понятие «идентичности» позволяет Акелофу отстроить более внушительную теоретическую базу. Во всяком случае, таковой она кажется самим авторам. На самом же деле «Экономика идентичности» скорее книга-догадка, разросшаяся до размеров небольшой монографии статья из какого-нибудь «Harvard business review».</p>
<p>Догадка заключается в том, что при принятии того или иного решения человеком, его требования к уровню дохода и т.д., не такое уж большое значение играет пресловутое «личное предпочтение», мотивационная «священная корова», вокруг которой последние годы плясали почти все бизнес-тренеры и им подобные.</p>
<p>На самом деле (и в этом, согласитесь, есть что-то не оригинальное и почти марксистское), все за нас решает та или иная среда, с которой мы себя ассоциируем. Т.е., например, в случае с крупной компанией, если сотрудник не ассоциирует себя с организацией как таковой, он будет механически исполнять требования, достаточные для получения поощрения. Вне зависимости от того, насколько это полезно для его фирмы. Чаще всего, как показывает практика, механическое следование инструкциям скорее вредно для компании, чем наоборот. И при этом, это вовсе не означает, что в глубине души сотрудник не будет лоялен, но в случае с отсутствием идентичности его мотивационные стимулы претерпят существенные изменения. Данная схема универсальна. Т.е. происходит своего рода корректировка в оценке мотивации тех или иных людей — два человека, с одинаковым уровнем дохода, даже живущие по соседству, могут принять два совершенно разных решения при одинаковых во всех остальных отношениях условиях, основываясь на предпочтениях группы, с корой они себя идентифицируют.</p>
<p>В этом нет ничего принципиально нового. От популярных сейчас «упрощенных» теорий бизнеса, новая парадигма Акерлофа в оценке работы с сотрудниками отличается только более общей системой их приоритетов, а не нужными менеджерам прикладными инструментами, т.е. по сути своей, для главной целевой аудитории текст Акерлофа бесполезен. В конце концов, ничто не мешает оставаться при старом добром «индивидуальном» подходе. Во всяком случае — пока. Как уже было сказано, «Экономика идентичности» — догадка, которую ещё предстоит развить.</p>
<p>Именно поэтому приятно думать, что это все-таки книга о любви.</p>
<p><strong>Акерлоф Дж.А., Крэнтон Р.Е. , «Экономика идентичности. Как наши идеалы и социальные нормы определяют, кем мы работаем, сколько зарабатываем и насколько несчастны», М.: Карьера Пресс, 2010 — 224 с.</strong></p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".