Статья
12 Марта 2015 9:45

Импортозамещение — приоритеты определены

11 марта в рамках Национального нефтегазового форума состоялась конференция «Технологический вектор развития и инновационный потенциал российской нефтегазовой отрасли в современных экономических условиях: программы импортозамещения и локализации производств».

Санкции США и ЕС, введенные в прошлом году против России, ограничили доступ отечественных компаний к западным технологиям и оборудованию для разведки и разработки арктических, глубоководных и нетрадиционных проектов. Участники конференции сошлись во мнении, что этот факт может сыграть положительную роль для развития отрасли. Однако многое еще предстоит сделать.

Снизить зависимость

«Сравнительный анализ показал, что большую часть импортируемого в настоящее время российскими компаниями оборудования и технологий возможно заменить на российский или зарубежный аналоги, произведенные в странах, не поддержавших санкции, но замена в трехлетний период может быть произведена лишь частично», — заявил, открывая конференцию, министр энергетики Александр Новак.

Тем не менее, по словам министра энергетики, в настоящее время Россия зависима от поставок оборудования и технологий в сфере гидроразрыва пласта, горизонтального бурения, а также сопровождающих технологий. Так, по трудноизвлекаемым залежам доля импортного оборудования составляет почти 50%, по традиционным месторождениям — менее 20%, по сжиженному природному газу — 80% и по шельфу — более 80%. По отдельным видам технологий доля импортозависимости составляет от 80 до 90%.

«Вместе с министерством промышленности и торговли мы рассмотрели приоритетные направления импортозамещения, которыми в первую очередь необходимо заниматься в среднесрочной и долгосрочной перспективе. Их — 12 направлений. Первоочередные из них до 2016 года — это технологии гидроразрыва пласта и наклонно-направленного бурения», — заявил Новак.

Ведомство ставит задачу — снизить долю импортного оборудования в нефтегазовом секторе с нынешних 60% до 43%. Что касается полной замены некоторых видов импортного оборудования или технологий, то, по словам министра, это представляется возможным к 2020 году.

Читайте также «ТЭК: настрой на российское»

Реальные задачи

В свою очередь, министр промышленности и торговли Денис Мантуров заявил, что цель 100-процентной изоляции не стоит. «Это не нужно и невозможно», — заявил министр. По словам Мантурова, иностранные компании заинтересованы в создании предприятий по производству нефтегазового оборудования на территории России. «Цели и задачи, обозначенные минэнерго, в целом исполнимы, мы находимся в формате глобального сотрудничества с зарубежными компаниями как в области добычи, так и в области производства оборудования», — отметил Денис Мантуров.

«Многие из них заинтересованы в том, чтобы вкладывать свои средства в российскую экономику, создавать добавленную стоимость и производить необходимое нашим нефтяным и газовым компаниям оборудование в России. В первую очередь это компании из Европейского союза, которые имеют опыт сотрудничества с нашим нефтегазовым сектором», — заявил министр торговли, не уточнив, правда, о каких компаниях, идет речь.

Не драматизировать ситуацию

Представители бизнеса планы ведомств поддерживают. По словам президента «Сургутнефтегаза» Владимира Богданова, многолетний опыт импортозамещения в «Сургутнефтегазе» никак не связан с введенными санкциями, а является одним из аспектов экономической эффективности предприятия.

«Если раньше мы многие химические препараты закупали за рубежом, то сегодня нам аналогичные препараты прекрасно поставляют российские компании. По качественным показателям и ценовым параметрам они оказались эффективней зарубежных аналогов», — заявил президент «Сургутнефтегаза».

Читайте также «Нефтехимия: жизнь в новых реалиях»

По словам Богданова, российский нефтесервис готов меняться и подстраиваться под требования заказчика. «Как показывает опыт, многие российские предприятия поменяли под наши требования и научную, и конструкторскую базы, повысили квалификацию своих работников. И то, что сегодня создается по нашим разработкам, внедряется не только в  «Сургутнефтегазе», но и в других нефтяных компаниях», — уверен Владимир Богданов.

А гендиректор «Газпром нефти» Александр Дюков вообще призвал не драматизировать ситуацию с нехваткой российского оборудования для освоения шельфовых проектов и трудноизвлекаемых запасов.

Александр Дюков напомнил, что десять лет назад компании импортировали и трубы, и кабели, и насосы. Сейчас это уже производят российские машиностроители, появились крупные игроки на нефтесервисном рынке. «Если говорить о высокотехнологичном сервисе при бурении, есть определенные сложности, но на этой кривой обучения мы очень быстро учимся, с каждым годом разрыв сокращается», — заявил Дюков.

По словам гендиректора «Газпром нефти», компания продолжает работать по трудноизвлекаемым запасам и по нетрадиционным запасам углеводородов Западной Сибири.

Узкие места

«В области работы на шельфе, безусловно, есть некие узкие места, если говорить о российском оборудовании и опыте работы российских компаний. Эти сложности не являются непреодолимыми барьерами», — уверен Дюков.

В то же время вице-президент ЛУКОЙЛа Равиль Маганов, касаясь оборудования на шельфе, заметил, что пока оно очень серьезно отстает от западных аналогов. По словам Маганова, оно в два с половиной раза больше по габаритам. «Хотелось бы, чтобы оборудованию для шельфа уделялось больше внимания. Платформа в море — это огромное сооружение, которое весит десятки тысяч тонн. И каждый лишний вес оборудования на этой платформе утяжеляет и удорожает добычу нефти», — полагает Равиль Маганов.

Как ранее заявлял «Актуальным комментариям» зампред думского комитета по природным ресурсам Валерий Язев, оборудование по производительности, по современности сегодня выпускается сносное. «Но на шельфовую добычу нефти и газа это не распространяется. Тут мы отстали, к сожалению. Эмбарго и прекращение поступлений из-за рубежа импортных технологий тормозят развитие шельфовых проектов, это — очевидные вещи. Но тут надо понимать, что буровое оборудование техники и технологии бурения в Америке существенно выше, чем в России. Это заметно по разработке месторождений сланцевой нефти и газа. Там же нужно огромное количество скважин бурить. И они раза в четыре быстрее и существенно дешевле стали это делать. Поэтому нам есть чему у них учиться», — считает Валерий Язев.

Председатель совета директоров ОМЗ Вадим Махов пояснил, что для того, чтобы сделать оборудование эффективным и конкурентоспособным, необходимо несколько этапов. «Большой НИОКР, опытно промышленная установка, индустриализация и коммерциализация. Мы отвоевали рынок кислородных блоков. Буквально несколько лет назад наша доля рынка была 20-30 процентов. Сейчас 70-80 процентов. Мы начали поставки мини СПГ в Китай», — поделился некоторыми достижениями компании Вадим Махов.

Подготовила Марина Соколовская
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".