Статья
10 Октября 2010 0:00

Киргизия в поисках компромисса

<p>В Киргизии завершилось голосование на выборах депутатов нового парламента республики. Активность избирателей на момент закрытия участков составила 42,53 %.</p>
<p>В ЦИК отметили, что наиболее активно на выборах голосовали жители города Оша (юг Киргизии), где на участки пришли почти 49,5 % избирателей. Собеседник агентства добавил, что окончательные итоги явки будут подведены через час, но не считают, что «эти сведения существенно изменятся». Представитель ЦИК Киргизии заявил агентству Интерфакс, что «это демократичная явка», она свидетельствует о том, что выборы в Киргизии проходят открыто и прозрачно, и наблюдатели очень внимательно следили за ходом голосования.</p>
<p>В Киргизии нет порога явки, и выборы считаются состоявшимися при любой активности. В ЦИК признают, что в ходе выборов были отмечены различные нарушения, но заявили, что они не могут оказать на результаты выборов.</p>
<p>Между тем местные наблюдатели, в основном представляющие политические партии, заявили, что в ходе дня голосования по республике ими были зафиксированы организованные подвозы избирателей, «карусели», попытки сброса бюллетеней в урны для голосования, голосования по дополнительным спискам граждан вне места прописки, нарушения правил нанесения и проверки маркировки, агитация в день выборов, а также массовое голосование по открепительным удостоверениям.</p>
<p>На территории всей Киргизии с 18:00 усилена охрана участковых избирательных комиссий, сообщил заведующий отделом обороны, безопасности и правопорядка администрации президента республики Бусурманкул Табалдиев, выступая в прямом эфире национального канала.</p>
<p>От исхода голосования будет зависеть многое в судьбе республики. Согласно новой Конституции, которая была одобрена гражданами Киргизии на референдуме 27 июня, парламент будет располагать более широкими полномочиями. Ему предоставлено не только право законодательной инициативы, но и полномочия утверждать структуру правительства и его состав.</p>
<p>Выборы проходят через полгода после трагических событий в апреле 2010 года. Тогда массовые беспорядки в столице, гибель людей привели к смене власти в республике. Действующий  президент Курманбек  Бакиев потерял свой пост, власть в республике перешла временному правительству, которое возглавила Роза Отунбаева. Новому правительству, в свою очередь. с трудом удалось справиться с ситуацией на юге Киргизии, где в июне уже пошли масштабные этнические столкновения.  </p>
<p>Тем не менее 27 июня удалось повести референдум, где не только была одобрена новая Конституация, но и сама Роза Отунбаева была избрана главой государства. Она будет исполнять свои обязанности в течение полутора лет, до 31 декабря 2011 года.</p>
<p>«В условиях демократичных выборов возможен любой исход и могут победить партии, которые не принимают итоги 7 апреля и конституционного референдума», - заявил <a href="http://www.interfax.ru">Интерфаксу</a> руководитель администрации президента Киргизии Эмиль Каптагаев. По его мнению, политическим группам, не поддерживающим действующую власть «внешние силы оказывают огромную поддержку, открыто подталкивают их к идее реставрации прежнего режима». Вместе с тем он подчеркнул, что «народ Киргизии в большинстве поддерживает те перемены, которые предложило временное правительство, о чем свидетельствуют итоги референдума от 27 июня, прошедшего при очень высокой активности избирателей».</p>
<p>«Независимо от того, какие силы придут в парламент, главное чтобы у них было чувство ответственности за страну и народ, и все должно происходить в пределах политических процессов и правового поля», - сказал руководитель администрации президента.</p>
<p>Наблюдали за ходом голосования представители более чем 50 стран и 30 международных организаций.</p>
<p>В стране предпринимаются повышенные меры безопасности. Каждый избирательный участок до открытия будет проверяться саперами с собаками на случай возможного обнаружения взрывчатых веществ.</p>
<p>В наиболее сложном регионе - Оше и Ошской области на юге Киргизии голосование проходило очень активно. «По области наблюдается высокая явка избирателей, во многих участках уже даже урны забиты бюллетенями», - заявила секретарь облизбиркома Дильбара Камчиева. В свою очередь вице-мэр Оша Алимжан Байгазаков сообщил «Интерфаксу», что за первый час с момента открытия участков проголосовали почти 5 процентов избирателей. «В Оше тоже высокая явка, как среди киргизов, так и среди узбеков», - заявил Алимжан  Байгазаков.</p>
Комментарии экспертов
<p>Выборы в республиканский парламент не могут служить стабилизатором политической системы Киргизии, учитывая и способ прихода к власти инициаторов нынешнего голосования, и продолжающиеся стычки на юге Киргизии (да и в центре тоже). Получение правительством Розы Отунбаевой легитимности через июньский референдум не дает ее сторонникам гарантии автоматической поддержки на предстоящих выборах.</p>
<p>Во-первых, сама госпожа Отунбаева отнюдь не является компромиссной фигурой, укрепление позиций которой в равной степени бы поддерживали все элитные, или скажем более, клановые группировки Киргизии. Соответственно, любой результат парламентских выборов автоматически возвысит одних (ежели это будут представители «команды» Отунбаевой, как то «Ата Мекен» Омурбека Текебаева или же СДПК Алмазбека Атамбаева) и нанесет удар по другим (целый список т.н. оппозиционный партий, к которым относится и «Ар-Намыс» экс-революционера Феликса Кулова). Надо сказать, что его возвращение в большую политику после свержения бывшего соратника Курманбека Бакиева – это серьезный сигнал для временного правительства. И это является второй причиной, по которой правящие силы Киргизии не могут похвастаться политической лояльностью элит.</p>
<p>Дело в том, что Кулов позиционирует себя как сильный лидер, способный обеспечить в стране стабильность и нормализовать обстановку в регионах. Кроме того, он заручился косвенной поддержкой российского руководства, что является весьма значимым PR-ходом его команды. Кроме того, Кулов еще в бытность Бакиева президентом сумел обеспечить себе определенную индульгенцию перед нынешней властью, отмежевавшись от президента и перейдя в оппозицию. Такой шаг одновременно позволяет Кулову дистанцироваться от политики опального президента и минимизирует риски увязки его программы с временами «бакиевщины». К слову, одно из ключевых требований Кулова – отмена конституционной реформы и возвращение Киргизии президентской формы правления.</p>
<p>На сегодняшний день, в условиях политической нестабильности, перманентных межэтнических противостояний и высокой зависимости республики от внешней финансовой и гуманитарной помощи парламентская форма правления представляется крайне непрочной и ведущей к очередной клановой междоусобице. Отсутствие опыта парламентского правления в Киргизии, безусловно, не дает оснований утверждать, что эксперимент провалится, однако если посмотреть на всю историю «постакаевского» развития страны, Жогорку Кенеш избирался и переизбирался огромное количество раз. Вряд ли сейчас ситуация измениться в другую сторону, особенно с учетом полярных политических взглядов партий на развитие Киргизии.</p>
<p>Парламентская форма правления приемлема для государств с положительным, а главное, длительным опытом государственного управления, наличием высокой политической культуры у общества и умением элит договариваться. Та степень зависимости от внутриэлитных конфликтов дает основания предполагать, что президентская форма правления вкупе с консолидированной правящей элитой и единым центром принятия решений на сегодняшний день, возможно, более подходила бы для Киргизии с ее центробежными тенденциями и территориальным размежеванием. <br />
 </p>
<p>На мой взгляд, тот шанс, который Киргизии дала история - в очередной раз провести более-менее внятные выборы, киргизские политики, к сожалению, не использовали. Избирательная кампания в Киргизии на сегодняшний день характеризуется огромным количеством самых что ни на есть чёрных и грязных технологий, методов давления и со стороны власти, и со стороны оппонентов друг на друга. И в целом, кампания выявила невысокое качество киргизской политической элиты как таковой. В данном случае я слово «элита» однозначно поставлю в кавычки.</p>
<p>Я до сих пор придерживаюсь мнения, что Киргизия - это государство, которое, к сожалению, находится на грани того, чтобы его назвать несостоявшимся, и элита там соответствующая. По большому счёту людей, которые готовы нести ответственность за свои слова, там, к сожалению, очень немного.</p>
<p>Что касается интриги настоящей кампании, то она довольно проста. Выходцы из временного правительства, а именно те партии, которые захватили власть в апреле этого года, стремительно теряют популярность. Это и есть самая главная проблема, которая на этих выборах выявилась. В первую очередь речь идёт о партии «Ата-Мекен», в меньшей степени - о СДПК.</p>
<p>Эти партии, которые претендовали на то, чтобы распилить парламент примерно пополам, на самом деле такой возможности не имеют. Об этом говорят самые разные социологические опросы. По моим данным, даже лидеры кампании не проходят барьер в 15%-17%. Это в лучшем случае. А у «Ата-Мекен» и СДПК цифры даже меньше. То есть расчёты этих партий на то, что они распилят парламент на двоих, а остальные будут доедать объедки, не оправдывается, если верить социологии. А я ей верю, потому что ситуацию знаю достаточно хорошо.</p>
<p>Какая реакция может быть у этих людей из временного правительства, которые пришли к власти под лозунгом «даёшь демократию»? Реакция у них вполне<br />
антидемократическая. В этом смысле они наступают на те же грабли, на которые наступали в свое время Акаев и Бакиев и полностью во всём повторяют методы<br />
ведения их борьбы, которые ранее сами критиковали. Массово применяется административный ресурс, массово применяется подкуп избирателей, массово применяются другие гнусные и неприглядные технологии.</p>
<p>Насколько я понимаю, все идет к фальсификации предстоящих выборов.  У пришедших к власти в результате переворота людей в этом смысле только два пути для того, чтобы остаться победителями. Первый - массовые и масштабные подтасовки на выборах и завышение своего результата до 30%-40%. Каждый в отдельности похвалялся вообще получить по 60%, что совершенно нереально. Второй путь - это срыв выборов. Если они поймут, что подтасовки не проходят, что нужного результата добиться не удаётся, то выборы будут сорваны.</p>
<p>Возможно, сценарий срыва выборов мы можем уже наблюдать сейчас. Как известно, в Бишкеке был разгромлен офис одной из оппозиционных партий «Ата-Журт». Хорошая она или плохая - это отдельные разговор, но она доминирует на юге, и это очень не нравится временному правительству. То есть через запуск недовольства на юге, через дестабилизацию обстановки в южных регионах страны, можно сорвать выборы.</p>
<p>Грубо говоря, можно объявить их недействительными, можно ввести чрезвычайное положение и таким образом закрепить собственные властные полномочия минимум на полтора года. Например, простейшие сценарий: инициируются волнения, после этих волнений объявляется чрезвычайное положение и говорится о том, что страна к выборам не готова, народ не созрел, поэтому выборы надо перенести, например, на полтора года или совместить их с выборами президента.</p>
<p>В этот момент временное правительство возвращается на свои места и закрепляют собственное положение, за этим полтора года пытаясь выстроить такую жёсткую вертикаль власти, которая позволит им на президентских выборах и на следующих парламентских выборах получить нужный результат. Это один из сценариев.</p>
<p>В целом, всё это совершенно безответственная политика. Она, на мой взгляд, ведёт к дальнейшим проблемам и, может быть, к распаду страны. В этом случае де-факто стимулируется сепаратизм.</p>
<p>Что касается остальных партий, то вторым эшелоном, наступая на пятки «Ата-Мекену» и СДПК, местами даже опережая их, идёт партия южан «Ата-Журт», партия южных кланов. Люди, которые возглавляют её, неоднозначны, к ним есть много вопросов, но так или иначе это одна из ведущих оппозиционных партий на сегодняшний<br />
день. По моим данным, она занимают первую позицию в рейтингах. Смогут ли южане её удержать на тех же позициях -  другой вопрос. Я думаю, что не смогут,<br />
потому что их задавят.</p>
<p>После южан, на ближайших позициях находятся 2 партии, которые претендуют на поддержку России - это «Ар-Намыс» и «Республика». Оба лидера этих партий, как известно, имели контакты с российским руководством, при этом Феликс Кулов - на более высоком уровне, а Омурбек Бабанов - на менее высоком. Как известно, Кулов встречался с президентом России Дмитрием Медведевым. Кстати, именно после этой встречи, которую засветили в киргизских СМИ, у партий из временного правительства началась форменная истерика, и они решили, что пора отбрасывать всю эту их болтовню про демократическую революцию, парламентаризм и прочее, прочее, прочее.</p>
<p>Эти шесть партий, на мой взгляд, претендуют на наиболее высокие результаты, если выборы будут достаточно прозрачны: «Ата-Журт», «Ата-Мекен», СДПК, «Ар-Намыс», «Респблика». Может быть, есть какие-то сомнения по поводу партии «Единый Кыргызстан». Возможно, им тоже удастся перейти 5%-барьер. По крайней мере, по моим данным они пока его переходят. Все остальные, видимо, остаются за пределами 5%-барьера.</p>
<p>На мой взгляд, в Киргизии есть две партии, которые являются нежелательными партнёрами для России. Первая – это партия «Ата Мекен», несмотря на то, что она делает какие-то реверансы в публичном поле. Понятно, почему – там позитивная оценка деятельности Медведева и Путина зашкаливает за 90%. Ни один киргизский политик столько не имеет.</p>
<p>Россию стратегическим партнёром считают 67% жителей Киргизии. Более того, проводя социсследования на эту тему, мы задавали провокационный вопрос: если бы завтра провели референдум о включении Киргизии в состав РФ, то как бы вы проголосовали? Понятно, что этого не будет, но 60% проголосовали бы «за». Поэтому практически все киргизские политики вынуждены публично заигрывать с Россией.</p>
<p>В то же время, Омурбек Текебаев и партия «Ата Мекен» - это полностью управляемая американцами политическая сила, причём эта политическая сила ещё и националистически окрашена. Кстати, только сейчас в них это проявилось. Они практически всю агитацию ведут на киргизском языке. Это единственная партия, которая демонстративно крутит только киргизоязычную рекламу.</p>
<p>Вторая опасная партия – партия «Атажурт». У кого-то есть иллюзии, что это оппозиция проамериканским партиям, и они заявляют себя в качестве пророссийской. Но есть совершенно чёткие националистические заявления. Тот же Ташиев сказал, что не может быть равных прав в Киргизстане у русских и узбеков с киргизами. Потом он начал говорить, что его неправильно поняли, но это дословная цитата.</p>
<p>Очевидно, эта партия опасна с точки зрения дальнейшего разжигания сепаратизма. Это люди сами по себе жёсткие, заряженные и агрессивные, что проявляется в том, как они ведут эту избирательную кампанию. Одни партии используют админресурс для давления на избирателей, а другие используют другие ресурсы для давления. Я так понимаю, что под вторыми имеется в виду «Атажурт».</p>
<p>На мой взгляд, есть набор партий, которые рассматриваются Россией в качестве партнёра – это «Республика», «Ар-намыс» СДПК. «Акшумкар», я думаю, 5%-барьер не переползёт. Несмотря на то, что его лидера здесь тоже принимали, самая бездарная избирательная кампания – у «Акшумкара». У них единственная партия, у которой рейтинг лидера был ниже, чем рейтинг партии. У них, как правило, рейтинги лидеров выше рейтингов партий, а тут наоборот. Они всю кампанию провели, позиционируя Темира Сариева, и в итоге опустили рейтинг партии до рейтинга лидера. Вот и всё, что они сделали за свои же деньги.</p>
<p>Полит-технологический срез того, как шла кампания. Первое. Действительно, админресурс (может быть, не на уровне Бакиева, но приближающийся к этому)… Судя по нашему опросу в конце сентября и начале октября, 26% избирателей лично сталкивались с использованием административного ресурса в ходе этой избирательной кампании. 35% слышали о подобных фактах от своих друзей и знакомых. Это показатель демократичности.</p>
<p>При этом партия СДПК, которая, по мнению избирателей, является лидером по использованию административного ресурса (32% считают, что именно СДПК используют админресурс) идёт на выборы под лозунгом «Мы сделали возможными демократические выборы». Очень глумливо это выглядит.</p>
<p>Действительно, падения рейтинга происходит практически у всех партий, входящих во временное правительство. У СДПК – стагнация. У них как было 10%-11%, так они практически по всем опросам на этом уровне и держатся. У «Ата Мекен» рейтинг падает, у «Акшумкар» вообще упал ниже 5%-барьера, хотя на старте кампании в августе у них было около 6%, и они барьер переходили.</p>
<p>Я просмотрел все ролики, всю наглядную агитацию всех киргизских партий. Такое ощущение, что избирательная кампания «Ата Мекен» и СПДК делается просто левой ногой, вообще не стараясь. У меня лично складывается полное ощущение, что они решили: «Да что нам тратиться на эту избирательную кампанию, мы всё сделаем в день выборов». Иначе объяснить такие вопиюще бездарные кампании невозможно.</p>
<p>У «Ата Мекен» - два ролика. Один про то, что доброе пожелание – это половина дела, и второй ролик по поводу того, что парень – ровесник партии «Ата Мекен» и он за неё проголосует. И ещё эта дебильная находка прибивать партийные флажки к деревьям… То есть очевидно, что люди вообще про кампанию не думают, они думают про день голосования.</p>
<p>Что касается «Атажурта». Я думаю, что достаточно профессиональная кампания. У меня есть предположение, что, наверное, там поработали технологи не из Киргизстана, а, судя по почерку, русские.  Хорошая массированная кампания. Они были чисто южной партией, сейчас они стали набирать на севере за счёт того, что взяли в список Наримана Тюлева – это экс-мэр Бишкека, достаточно популярный там политик. Хорошая, добротная кампания у «Ар-Намыса». Взяли слоган «Железный щит закона» и демонстрируют поддержку различными группами населения.</p>
<p>В общем-то, и у «Атажурта» есть динамика. По последнему опросу, у них было 8%, а сейчас уже под 13%. Я думаю, что они действительно могут ещё подрасти, особенно на этом конфликте. «Ар-Намыс» тоже скакнул. В какой-то момент они не переходили барьер. Сейчас, я думаю, от 8% до 10% имеет «Ар-Намыс».</p>
<p>Скажу цифры. «Ата Мекен» - от 13% до 17%. Честно говоря, последняя цифра мне кажется завышенной. «Атажурт» - от 10% до 17%. «Республика» - тоже от 10% до 17%.</p>
<p>По моему раскладу получается, что от 10% - это тройка «Республика», «Ата Мекен», «Атажурт». 10%-11% - это СДПК, они стагнируют, у них нет тенденции к росту, то есть если рост будет, то он будет, я считаю, только за счёт админресурса. «Ар-Намыс» - от 8% до 10%. «Единый Кыргызстан» - от 5% до 7%. «Акшумкар» - только заказной опрос администрации президента Кыргызстана даёт им 6%, по всем остальным идёт ровная цифра 3%.</p>
<p>И от 1% до 3% имеют коммунисты, «Замандаш» и «Содружество». Коммунисты очень сильно упали, у них было около 5% и был шанс перейти барьер, а партии «Замандаш» и «Содружество», я думаю, сильно не вырастут, а даже если вырастут, не перейдут региональный барьер 0,5%.</p>
<p>Я не исключаю, что партии, которые займут место в тройке лидеров, могут не попасть в парламент из-за регионального барьера. Ведь им нужно получить не только 5% (причём не от проголосовавших, а от списочного состава избирателей), надо в каждом регионе (это 7 областей и 2 города) получить 0,5% от списка избирателей. А по нашим данным получается, что партия «Ата Мекен» имеет близкий к нулю уровень поддержки в Баткенской, Ошской и Джалал-Абадской областях, то есть в трёх южных регионах. Причём в Джалал-Абадской области у «Атажурта» очень мощный силовой ресурс, и я думаю, что у них там есть возможности заблокировать фальсификации со стороны партии власти.</p>
<p>«Атажурт», в свою очередь, имеет около нуля поддержку в Нарынской, Чуйской и Таласской областях. В Талассе они могут пролететь только так, небольшой регион, родина революции, где проходили все события. Там самый высокий уровень поддержки временного правительства. Я не исключаю, что «Атажурт» получит даже 17%, а в Таласской области не перейдёт 0,5%, тем более что в своё время ровно такой же фокус Бакиев проделал с «Ата Мекен», которые по Ошской области не перешли этот региональный барьер.</p>
<p>Очень ровно пока выглядят 3 партии – это СДПК, «Республика» и «Ар-Намыс». У «Ар-Намыса» есть только один рисковый регион – это Баткенская область, потому что «Ар-Намыс» - это в большей степени партия национальных меньшинств, и моноэтнический киргизоязычный Баткен является проблемной зоной для Кулова.</p>
<p>Но вообще можно констатировать, что 3 киргизских партии демонстрировали очень хорошую динамику в ходе этой избирательной кампании. На мой взгляд, профессиональной избирательной кампании. Это «Атажурт», партия реванша, обиды южан за издевательства над ними северян. Это «Ар-Намыс», как партия национальных меньшинств и интернационализма. И это «Республика», как партия экономического подъёма. Они более-менее ровно распределены по стране, хотя «Республика» несколько более южная, «Ар-Намыс» и СДПК несколько более северные.</p>
<p>Но я не исключаю варианта, что совместный ресурс на юге «Атажурта» и на севере «Ата Мекен» приведёт к тому, что эти партии, которые, скорее всего, войдут в тройку лидеров, могут не попасть в парламент. И это будет патовая ситуация для страны. <br />
 </p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".