Комментарий
26 Июля 2016 14:54

Клинтон и Трамп не пойдут против антироссийского мейнстрима

Николай Злобин историк, политологНиколай Злобин

Николай Злобин
историк, политологНиколай Злобин
В Филадельфии сегодня открылся съезд Демократической партии, на котором состоится официальное выдвижение Хиллари Клинтон – главного оппонента Дональда Трампа.

Как будет строиться их избирательная кампания? Можно ли считать тему о «российском следе» во взломе почты Демпартии США своеобразным предвыборным пиаром? Будет ли тема России вновь возникать в избирательной кампании? На эти и другие вопросы «Актуальным комментариям» ответил директор Центра глобальных интересов в Вашингтоне, политолог Николай Злобин. 

– Начнем с главной темы сегодняшнего дня, которую уже прокомментировали Сергей Лавров и Джон Керри. Зачем США обвиняют Россию во взломе почты демократов? 

– Это вряд ли пиар Клинтон, потому что на этой неделе она уже стала единственным кандидатом от Демократической партии. Мало у кого остаются сомнения, что съезд её выдвинет и утвердит в этом качестве, поэтому такого рода пиар ей особенно уже не нужен. Клинтон сейчас важно, чтобы она была представителем единой партии, поэтому любые разногласия внутри партии будут работать против неё.

До съездов Клинтон и Трамп боролись со своими однопартийниками, сегодня такая задача уже не стоит, их ждет схватка за Белый дом. И Клинтону, и Трампу нужно, чтобы партия за них выступала единым фронтом. Поэтому, если и есть в информации о взломе почты Демпартии чей-то пиар, то, конечно, не Клинтон, потому что любые раскольнические настроения её ослабляют.

Но я не думаю, что эта тема станет важным фактором. В принципе, ничего криминального в этой переписке, насколько я понимаю, нет. 

Что касается того, будет ли присутствовать тема России в предвыборной кампании – я надеюсь, что да. Но если говорить реалистично, то скорее всего взаимоотношениям с Москвой будет уделяться не так уж много внимания, потому что для американских избирателей внешняя политика не является важной. Тема России если и будет использоваться в американской избирательной кампании, то только во внутренних политических целях, но таких целей особенно и нет. Если ситуация будет развиваться в прежнем русле, то, наверное, Россия будет упомянута на каких-нибудь дебатах. Но ни для кандидатов в президенты, ни для будущего президента нет ни одной американской проблемы, которая может быть решена путём улучшения отношений с Россией. Поэтому тема России может появляться изредка: скажем, Владимир Путин – человек популярный, и тема взаимоотношений с российским лидером будет периодически подниматься.

Но среднестатистического американца больше волнует внутренняя политика, проблема налогов, здравоохранения, образования, миграции, минимальной заработной платы, состояния экономики.

 А американская экономика, что бы там ни говорить, в неплохом сейчас положении, медленно? но упорно растёт уже около 60 недель подряд.

Предложение Трампа о сокращении налогов привлекло внимание больше, чем вся внешнеполитическая тематика вместе взятая. Единственная внешнеполитическая тема, которая может заинтересовать обычного американского избирателя – проблема миграции. И здесь Трамп уже сделал много громких заявлений – предлагал построить стену с Мексикой, условно говоря, выгнать из страны эмигрантов, которые обвиняются в терроризме и так далее. 

– Есть мнение, что победа Дональда Трампа больше устраивает Россию, так как с ним будет проще вести диалог. Так ли это?

– Есть такой старый стереотип, что с республиканцами России иметь дело проще. Республиканцы – более прагматичны, меньше занимаются проблемами продвижения демократии, прав человека и всякими демократическими повестками. Отчасти это было правильно, но сейчас эта тема уже не актуальна.

Мне кажется, и Клинтон, и Трамп достаточно негативно относятся к России. И тот, и другой кандидат явно представляют во внешней политике мейнстрим американского общественного мнения, которое давно сформировалось на негативной повестке.

Кандидату в президенты нет смысла идти против мейнстрима в вопросах России. Поэтому я бы здесь никаких иллюзий не строил, я думаю, что оба кандидата будут достаточно жестко настроены по отношению к России. 

Правда, надо отметить, что Трамп более непредсказуем. Мы мало знаем о его внешнеполитических взглядах на практике, то, что он говорит, вообще гроша ломаного не стоит, это всё предвыборная риторика. А как он будет действовать, мы на самом деле не очень понимаем. Всё-таки Россия крупная, влиятельная страна, ядерная держава, и на мой взгляд, вести диалог с Трампом – более рискованно.

Что касается Клинтон, там все более или менее понятно. Она очень идеологизирована, очень антироссийски настроена, у неё давно сформировавшаяся повестка дня. При этом Клинтон достаточно предсказуема, она будет соблюдать какие-то договоры. Трамп уже наговорил, что он всякие договоры будет отменять. Поэтому сказать однозначно, кто будет выгоден для России, нельзя. Не исключаю, что с Клинтон будет спокойней. Как работать с Трампом, совершенно непонятно, но, с другой стороны, от Трампа можно ожидать каких-то внезапных приятностей, которых мы сейчас даже и предполагать не можем. Но его непредсказуемость и высокая степень экспромтности несколько настораживают. Ведь России предстоит строить долгосрочную политику в отношении Америки наконец, когда-то надо этим начать заниматься, и тут американская непредсказуемость совсем ни к чему.

– Есть мнение, что победа Трампа – это своеобразный месседж всему миру: люди устали от бюрократии и оторвавшейся от реальности элиты. Так ли то на ваш взгляд? Каковы настроения американского электората?

– Я думаю, что да, это отчасти так, и это не связано только с Америкой.

После распада СССР старый миропорядок закончился, но новые правила игры так и не обговорены.

На самом деле, до формирования нового миропорядка, он складывается очень хаотично, экспромтом. Сейчас мы пришли к этапу, когда необходимость перемен ощущается во многих странах.

Дело в том, что жизнь ушла далеко вперёд, мир изменился, а их система правления, приоритеты, национальные интересы оказались в общем-то неадекватными. Они соответствовали старому миропорядку, может быть, переходному периоду после холодной войны, но сегодня политическое и экономическое устройство многих стран устаревает просто на глазах: это касается и Европы, и Америки, и России. В этих условиях, с одной стороны, власть теряет контроль над основными повестками внутри страны, а с другой стороны, общество пытается понять, почему власть не может отвечать на современные вызовы.

И те страны, в которых власть сумеет быстро этот дисбаланс скорректировать, окажутся впереди в новом миропорядке. Но люди типа Трампа являются примером этого самого дисбаланса. Может ли он решить эту проблему в Америке – никто не знает. Но то, что он является символом проявления недовольства практически во всех ведущих странах мира, недовольства народа традиционным политическим и экономическим устройством – это факт. Люди хотят перемен, нового миропорядка.

В некотором смысле и Трамп, и Клинтон разочаровывают, хотя бы исходя из своего возраста. Сейчас Америке, да и другим странам нужны молодые 40-летние лидеры, но их нет! Трамп в связи с запросом общества на перемены вполне может подойти.

По крайней мере, новое лицо, свежая голова, человек, вообще никогда не занимавшийся политикой – это его большой минус на самом деле в глазах американских избирателей, но в данном случае он может сработать в его пользу.

– Вы говорили, что не существует новых правил. Могут ли они быть установлены сейчас, есть ли предпосылки, готовы ли к этому Штаты и Россия?

– Полярных стран сегодня не остаётся вообще. Я считаю, что мы идём к бесполярному миру. Мы уже к нему пришли, нет ни одной страны, которая способна навязать глобальную повестку дня всему миру. В этом смысле, когда Обама назвал Россию региональной державой, я не увидел ничего обидного, потому что то же самое можно было сказать и про США. У них, конечно, регион побольше. Но сейчас все влиятельные страны в той или иной степени – региональные, сегодня нет глобальной державы, способной взять управление миром в свои руки. США после окончания холодной войны попытались, но не справились, так как не были к этому готовы ни интеллектуально, ни экономически.

Кстати, США стали главной жертвой неполярного мира. Попав в ситуацию монополии, они стали совершать совершенно дикие ошибки во внешней политике, потому что не было «адвоката дьявола», которым был до этого Советский союз. Любой стране нужен противовес. У США сегодня нет противовеса, и это большая проблема для Вашингтона и всей глобальной политики.

США, я могу сказать совершенно уверенно, ни с кем сегодня на равных говорить не будут. Они неспособны вести себя иначе, так как являются монополистами в глобальной политике.

Вашингтон всё равно будет пытаться навязать свою волю и свою повестку дня. Это как олимпийский чемпион в беге на 100 метров никогда не будет соревноваться с бегуном третьего разряда, или даже мастером спорта.

Вот эта неравная борьба сегодня является главной проблемой мирового порядка. Для того, чтобы создались новые правила, нужна ситуация, когда будут несколько равных партнёров. Проблема не в том, что нужно Америку укоротить, а в том, чтобы появился тот, кто может бросить вызов Америке и сказать, что «я могу с Вашингтоном разговаривать на равных». Сегодня таких сил нет вообще и пока не предвидится, поэтому мне кажется, никаких новых правил миропорядка быть не может, в ближайшее по крайней мере время.

Если вспомнить ситуацию 40-х годов, страны, победившие во Второй Мировой войне, были более-менее равны, был ядерный паритет. Они сели и принудили Германию, Японию к тем условиям, которые они, победители в войне, считали правильными. После холодной войны никаких договоров заключено не было, правил не было расписано, договоров никаких ни в Ялте, ни в Потсдаме заключено, не было.

В результате мир начал развиваться в режиме экспромта, и сегодня попытаться вернуть это в какие-то управляемые рамки через выработку общих правил, мне кажется, практически невозможно. ООН уже совершенно не справляется с ситуацией. Мир в поиске новых моделей международного устройства, но пока схемы, которая могла бы всех устроить – нет.

Поэтому рано или поздно все возвращаются в Совет Безопасности ООН, который уже давно ни одной проблемы решить не может, потому что он был устроен для другого мира, которого уже давно нет. Это как детская одежда, из которой ты вырос – она тебе нравится, но ты уже не можешь в нее влезть.

– Наверное, как раз из-за отсутствия четких прописанных правил и возникла конфронтация между Москвой и Вашингтоном. Ведь главная претензия России в том, что Америка не учитывает ее интересов на постсоветском пространстве. Могут ли Вашингтон и Москва договориться, очертить сферы влияния?

– Думаю, что не смогут, потому что американцы в принципе уже третье десятилетие отвергают саму концепцию сфер влияния. Они считают, что если у тебя есть возможности и интересы в любых частях мира, ты можешь их защищать и продвигать. Концепция сфер влияния была связана с миром до глобализации, когда очень важно было, чтобы твои соседи были к тебе лояльны. А этого мира больше нет, в этом смысле НАТО является каким-то атавизмом. Сейчас региональные структуры в современном мире не так важны. Как мы видим, твои враги и твои союзники могут находиться за много тысяч миль от тебя, тебе совсем необязательно вокруг себя создавать пояс из дружеских государств, которые ты контролируешь.

Тем более, что контролировать их тоже становится всё труднее и труднее в глобальном мире. Американцы отказались от сфер влияния, и в этом смысле они не против, если Россия , будет продвигать свой бизнес в Латинской Америке, Мексике или Канаде, но при этом они считают, что у России нет никаких прав останавливать западное, американское, китайское, немецкое, арабское, какое угодно влияние в постсоветском пространстве, потому что у стран, которые там существуют, должны быть свобода выбора не меньшая, чем у Москвы.

Когда речь идет о маленьком ребёнке, он дружит только с теми, кто живет в подъезде, По мере того, как человек растёт, у него появляются друзья, потом у него появляются единомышленники в других городах и странах. Стоит возвращаться в свой двор, дружить только с теми, кто там? А у тех, кто во дворе, у них тоже свои друзья могут быть далеко теперь, и они не очень хотят дружить с соседом по лестничной клетке, они нашли кого-то поинтереснее. Таков американский подход в политике.

Они считают, что мир стал глобальный, интересы могут быть везде. Если интересы совпадают с российскими, начинается конкуренция. У кого больше сил продвигать свои интересы, кто может выдавить ту или иную страну из той или иной сферы, географической точки, тот и победит. Поэтому никакой договор о разделе сфер влияния с США сегодня невозможен. Мне кажется, надо эту тему забыть, закрыть и начать думать в новой парадигме.

Автор:
____________

Читайте также:
  • C Клинтон будет сложно решать многие вопросы
  • Прибалтика испугалась Трампа
  • Трамп против смены режимов



    • вконтакте
    • facebook
    • твиттер

    Rosneft
    © 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
    Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".