Статья
14 Апреля 2011 11:18

Кулаком по столу

Актер и художественный руководитель Театра Наций Евгений Миронов - о своей переквалификации в администратора, региональных театрах и доверии к власти. Специально для «Актуальных Комментариев».

Евгений, пробирались к Вам через стройку, подсобные сооружения – просто экстремальные условия. Это же колоссальные деньги. Сегодня театры все больше становятся зависимыми от спонсоров. Государство не в состоянии (или в нежелании) выделять деньги. Как Вам кажется, это - процесс позитивный, правильный? Или есть в нем определенная степень опасности?

Никто велосипед не изобрел. Все мировые театры финансируются федеральными или муниципальными структурами. Годовой бюджет Театра Наций – 1 млн. евро. В среднем по миру это цифра в десятки раз выше. Без помощи фонда М. Прохорова мы бы не справились.

А если закончится поддержка?

Уйду. Культура в бюджете всегда на последнем месте. Ее первую урезают, забывая, что в бескультурной стране и экономика не поднимется. Государство, где есть только безыдейные режимные рабочие, обречено.

Театр же - не абсолютная величина. Во главе может стоять неадекватный человек, что обратный просвещению процесс может начаться.

Дело во вкусе и тактике. Те же спонсоры, иногда хотят остаться неназванными. Они формируют круг друзей театра, считая своим долгом поддерживать искусство.

Это называется меценатство. У вас есть такие друзья или только спонсоры, которые хотят брендирования?


У нас пока нет, но я знаю, что у Мариинки и Большого есть. А позиционирование спонсоров – история не про театр.

Откуда после 70-ти лет строевого режима и 20-ти лет метаний у тех же руководителей театров вкус?

Все познается в сравнении. Если сидеть дома одному, ничего не будет. Мне повезло. Я много общаюсь, много где был. Меня не обманешь – я знаю, как строятся театры в мире. Простой пример: у нас в театрах нет прямых кулис в принципе. Они просто неряшливо подвешены и оттягиваются грузом – прямая линия так не получится. Почему нельзя сделать рамку из проволоки, чтобы кулиса была ровной?

Только учиться, а научить нечему?


Конечно, есть! Но надо учесть, что в техническом плане мы сильно отстали. Именно в автоматизации процессов работы света, звука, кулис...

Соответственно, и технического персонала нет...


Пока нет, но мы отправляем людей на стажировку. Театр Наций достигнет мирового уровня. Уже сейчас с нами работают известнейшие режиссеры. И им интересно работать с нашими актерами.

Евгений, по ощущению, вы – олицетворение современного российского театра: честный, искренний, эмоциональный, с гиперболой. В противовес нашему кино, где на первый план вышло социальное и изнаночное.


Все имеет право на существование. Я понимаю, про какое кино вы говорите, просто прорвало малолеток. Взяв в руки камеру, они могли рассказать только о себе, о своем детстве. Все по-честному. Думаю, что это пройдет, как и переходный возраст. В театре такое тоже есть. Вот политика ушла, а раньше была Таганка с ее подтекстами и намеками.

А в мире как с этим обстоят дела?

Несколько лет назад на наш фестиваль «Территория» (Евгений Миронов – один из основателей проекта – прим. ред.) мы привезли венгерский театр Kretakor и показали студентам жесткий политический спектакль. Нас после чуть в бетон не закатали – настолько постановка шокировала публику своей правдивостью. У нас, пожалуй, больше всего такими постановками заинтересован Кирилл Серебренников, очень хочу сходить на его новый спектакль «Отморозки».

В основном молодое поколение интересуется современными постановками?

Я бы не сказал, есть круг театралов. Он не изменился за последнее время. Можно заразить новых людей театром, чтобы постоянно была потребность погружаться в него. Я по-ретроградски верю в силу искусства, его ничто не остановит - ни политика, ни войны, ни, простите, модернизация.

Студентам не всегда по карману театр...


«Рассказы Шукшина» уже который год идут с аншлагами, но, учитывая все сложности по найму площадки и перевозу декораций, мы стараемся держать начальную планку в 350 рублей. Когда площадка Театра Наций будет открыта, точно будем делать студенческие просмотры или давать возможность посетить генеральный прогон.

«Территория» тоже способствует привлечению молодых.

Мы даже начали проводить отбор участников, чтобы не привозить тех, кто просто хочет потусоваться в Москве. Хотя, их можно понять. Задача фестиваля - чтобы студенты, вернувшись к себе в город, захотели делать театр сами.

Пермские культурные проекты показали, что население в регионах тянется к искусству.


Это, кстати, была первая выездная «Территория». Административные ресурсы тогда хорошо сработали.

В разговоре с Маратом Гельманом мы выяснили, что в этом году, впервые за почти десять лет, увеличилось количество населения...


Ведь такие мероприятия – информационный повод, люди хотят быть вовлеченными в процесс. Мы еще проводим фестивали при поддержке Минкульта в малых городах России, где театры совсем забыты. И, не представляете, улетев с очередного фестиваля в городе Лысьва в Амстердам, увидел его в списке культурных событий канала Euronews. Я чуть с дивана не упал – крошечный город оказался на карте мира. Там театр стал градообразующим.

Вам повезло, что в Перми и области интересующееся руководство, а бывают же главы городов, для которых очаг культуры - юмористические шоу.

Значит, надо кулаком по столу ударить! Я вообще считаю, по культурной деятельности нужно судить работу чиновников. Уверен!

Вы из служителя муз превратились в служителя России.


Да, в администратора переквалифицировался. А что делать, сказал «А» - говори «Б».

А как в одном теле может жить и творец, и управленец?


Тяжело. Стараюсь не пересекать работу. В день спектакля «Калигула» я трубку не беру, чтобы какая-нибудь «неотгрузка цемента» меня не выбила из колеи.

Создается впечатление, что у вас - самоцель...


Мне интересно попробовать что-то изменить. Не получится, так я хотя бы попробовал. Проблем – уйма. Не представляете, сколько писем я получаю с просьбами помочь из-за того, что я уже что-то сделал и имею доступ к культурным собраниям на уровне президента и премьера.

Вам и коллеги доверяют, и зрители, и власть. А сами вы кому доверяете? Власти?

Людям. Здесь уместен монолог Калигулы: «Я понял смысл власти: она помогает достичь невозможного». Главное - не переоценить свои возможности. Пока моя цель – закончить строительство Театра Наций и театрального комплекса, чтобы у творческих людей были условия для работы и стажировки у великих. Потом они, в идеале, должны вернуться в свои города и сделать там свой театр.

Беседовали Мария Потоцкая и Татьяна Роднянская.

  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".