Человек дня
24 27 Ноября 2009 0:01

Л.Юзефович

Лауреатом национальной литературной премии «Большая книга-2009» стал писатель Леонид Юзефович. Его роман «Журавли и карлики» отмечен главной наградой.

Интерес читающей публики к этой премии вызван не только ее особой значимостью для отечественного литературного сообщества ввиду масштабов охвата (крупнейшая литературная награда на постсоветском пространстве), но и размером премиальных. Фонд премии – второй в мире по величине после Нобелевской премии по литературе и составляет 5,5 млн. рублей. Участие, а тем более победа в данной премии престижны и отчасти утешительны для тех российских писателей, кто не смог «взять» ралли имени Нобеля.
 
Присуждение высшей награды «Большая книга» – это не только признание таланта, стиля, актуальности и мыслей автора профессиональным Литературным жюри, но и в некотором смысле коммерческая победа. Тот, кто раньше был далек от творчества победителя, но живо интересуется новинками литературной жизни, обязательно изъявит желание согласиться или опровергнуть судейский выбор. И это, пожалуй, главный плюс данной награды, дающей возможность нашей литературе развиваться, двигаться вперед, или же наоборот, отставать от современности, консервировать дух, характер прошлого, но всегда оказываться ближе к своему, российскому читателю.
 
Возможно, что победа Юзефовича, точнее, его романа «Журавли и карлики» обусловлена как раз удачным охватом сразу нескольких временных и пространственных отрезков: то действие происходит в Османской империи, то в Монголии, то в охваченном Гражданской войной Забайкалье, то в Москве путчистских времен. В специальной номинации «За честь и достоинство» награжден прозаик Борис Васильев – это ли не связь времен…?
 
Как говорится на сайте премии «Большая книга-2009», «серьезным отличием четвертого сезона от предыдущих стал и более широкий географический охват участников творческого соревнования – на суд Совета экспертов произведения приходили и из самых дальних уголков России, и из стран как ближнего, так и дальнего зарубежья: Воронежа и Калининграда, Амурской области и Санкт-Петербурга, Москвы и Таганрога, Украины, Германии, Армении, США.
 
Выявила «Большая книга»-2009 и значительное тематическое и жанровое разнообразие современной отечественной литературы. В «Списке финалистов» соседствуют фантастический роман и мемуары, фэнтези и биография, сборники рассказов и книга эссе. И глядя на «Список финалистов», очевиден несомненный успех литературы non-fiction, которая стремительно набирает популярность среди читателей».
Комментарии экспертов

            Я знаю Леонида Абрамовича довольно давно (моя тетя даже учительствовала вместе с ним в одной гимназии) и рад его поздравить с «Большой Книгой». Награда заслуженная, и надеюсь, привлечет большее читательское внимание к хорошей книжке.

            Юзефовича в его художественных и документальных работах занимает тема самозванства. «Журавли и карлики» об этом и не только. (Кстати, Юзефович похож на журавля.) Любопытно, что события романа происходят в разных эпохах и на разных территориях: здесь и Европа 17 века, и травматичная Москва осени 93-го, и монгольский монастырь уже в 2004-м.
Фабула такова: историк Шубин пишет для газеты очерки о самозванцах. Первый его очерк о жизни Тимофея Анкудинова. Тот выдавал себя за царя Василия Шуйского. Параллельно разворачивается кошмар с приятелем героя бывшим геологом, авантюристом по фамилии Жохов (единственная газета им читаемая «Сокровища и клады»). Жохов в результате коммерческих посреднических манипуляций «попал на бабки», а после стрельбы 93-го его, как языком слизнуло. Пролетело десять лет. И когда Шубин приезжает в Монголию, то в древнем монастыре встречает человека внешне похожего и на Анкудинова, и на Жохова.
«Журавли и карлики» - о девяностых. «Время было судьбоносное. Голос судьбы мог прозвучать в любое время и в любую минуту». В романе благородно смикшированы гулкий пафос и искристая ирония. Юзефович обладает чутким ухом и тонким глазом, роман сделан благородно. В этой драматичной книге, пожалуй, уютно. Да, хотя провода романа качает во все стороны разбойный и счастливый ветер перемен, все равно - это именно что провода, гибкие и изолированные.
            У Юзефовича, кстати, интересные стихи. Почти все с азиатским уклоном. В них тоже шум ветра и узкая прочность проводов. Вот строчки из одного:
Даже ворону на обед
Не подаришь желтую вьюгу.
Здравствуй, время утрат и бед!
Око – северу, око – югу.
 
Эту степь не совьёшь узлом,
Не возьмёшь её на излом,
Не удержишь бунчук Чингиза —
Не по кисти. Не повезло.
Что ж, скачи, воплощая зло,

По изданиям Учпедгиза.

            У Юзефовича и в большой прозе, и в рассказах, и в стихах – ритм, обаяние и аскетизм баллады.
            Прекрасна у Юзефовича повесть «Песчаные всадники» о судьбе барона Унгерна. Сам Юзефович этой книгой, кажется, не совсем доволен из-за открывшихся ему исторических неточностей.
Но я-то считаю, главное – не фактическая выверенность, а та захватывающая и умелая контрастность стиля, когда сильный ветер пафоса мечется, а ток иронии бежит себе по проводам – так умеет Леонид Юзефович.

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".