Статья
2 Февраля 2016 17:46

Молчание как симптом

Молчание как симптом
Фото: Facebook.com

В Кремле не стали комментировать опубликованный в Инстаграме главы Чечни Рамзана Кадырова скандальный видеоролик, на котором оппозиционер Михаил Касьянов запечатлен в перекрестье снайперского прицела. Сам пост Кадырова уже удален по инициативе администрации соцсети, однако споров он вызвал немало. Смонтированный ролик, выложенный Кадыровым 1 февраля, стал, пожалуй, главной темой начала недели, сместив на обочину информационной повестки всё остальное.

На видеозаписи, которая появилась в Инстаграме главы Чечни, на лидера партии «Парнас» Касьянова и его заместителя Владимира Кара-Мурзу наложен оптический прицел снайперской винтовки. Реакция на публикацию Кадырова была бурной.

Сами фигуранты видеоролика и поддержавшие их представители оппозиционного лагеря расценили пост в Инстаграме как подстрекательство к убийству и пообещали обратиться в правоохранительные органы. Впрочем, нашлись и те, кто с этим не согласился – так, глава СПЧ Михаил Федотов усмотрел в Инстаграме главы Чечни «метафорический язык» и призвал воспринимать высказывания Кадырова не буквально, а как часть пиар-кампании. Споры о видеоролике велись в соцсетях и на страницах СМИ весь день, а вечером пост Кадырова был удалён представителями Инстаграма за нарушение правил сервиса, которые запрещают неуважительное отношение к другим пользователям.

Кремль от оценок публикации чеченского лидера воздержался. 1 февраля пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заявил, что в Кремле не следят за Инстаграмом и нашумевшем ролик не видели, но при этом добавил: «Мы посмотрим, о чем идет речь, и я думаю, вечером что-то смогу ответить». Однако вечером реакции не последовало, а 2 февраля Песков отказался давать какие-либо комментарии на этот счет.

При этом ранее, в январе, когда Кадыров сделал другое резонансное высказывание по поводу несистемной оппозиции, приравняв её к «врагам народа», Кремль Кадырова фактически поддержал: Песков тогда подчеркнул, что в словах чеченского лидера речь идет о «тех, кто находится вне легитимного политического поля страны», а Владимир Путин отметил, что Кадыров на своём посту работает «эффективно».

Отсутствие реакции на этот раз можно было бы объяснить тем, что, влезая в скандал, Кремль рискует раскачать ситуацию в электорально сложном регионе. Как известно, срок полномочий Кадырова истекает 5 марта 2016 года. Видимо, в Кремле сочли, что, влезая в скандал, сильно рискуют, и поэтому решились отмолчаться. В итоге – нашумевшее видео удалено, скандал постепенно сойдет на нет, медийные очки на всей этой истории набрали и Кадыров, и оппозиция, а вот Кремль, отказавшийся реагировать, удар пропустил и оказался, по сути, проигравшим.

Тактика «мы будем молчать» используется Москвой все чаще. Главы субъектов понемногу пробуют центр на прочность, и каждый заходит за свои флажки. Тот факт, что у Рамзана Кадырова пространство для маневра огромно, а у губернатора Ульяновской области, который призвал жителей не платить за капремонт, – куда меньше, не должно никого обманывать. Да, флажки разные, но типовая схема – все та же.

Регионы на фоне кризиса готовятся ко все большей риторической самостоятельности. Кто-то, как глава Татарстана, оставляет за собой право называться президентом, кто-то вскоре начнет разговор о чрезмерной тяжести налогового бремени (часть депрессивных регионов будет готова к этому уже к лету). Кремль предпочитает молчать, и эта позиция чем дальше, тем больше выглядит странно.

Автор:
____________

Читайте также:
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".