Статья
28 Ноября 2008 8:30

Надуманные противоречия

На днях ряд оппозиционных политиков и структур обрушился с резкой критикой на председателя Конституционного суда Российской Федерации Валерия Зорькина. Поводом для нападок стало сделанное им в СМИ заявление, что увеличение срока полномочий президента и депутатов Госдумы не должно рассматриваться как искажение ее институциональных основ. По мнению критиков, Валерий Зорькин публично высказался по вопросу, который может стать предметом рассмотрения в Конституционном суде, что является нарушением ст.2 Закона "О Конституционном Суде РФ" и несовместимо с должностью судьи Конституционного суда. Однако и юристы, и политологи считают аргументы критиков председателя КС явным передергиванием.

Валериан Лебедев, доктор юридических наук, профессор, декан юридического факультета Челябинского государственного университета, заслуженный деятель науки РФ, заслуженный юрист РФ:

- Высказывания Валерия Зорькина не содержат развернутых предметных оценок изменения Конституции. Фактически им констатируются три очевидные вещи. Первое - что такие изменения - вопрос политического выбора. Второе - что поправки к Конституции должны быть приняты по установленной процедуре. Наконец, третье - что поправки не затрагивают содержания глав 1,2 и 9, которые не могут быть пересмотрены Федеральным Собранием. Это дает основание утверждать, что подобные поправки не нарушают саму конструкцию Конституции, не изменяют основ конституционного строя.

Относительно вопроса о нарушении ограничений, связанных со статусом судьи. Как известно, Конституционный суд не рассматривает предполагаемые поправки к Конституции до их принятия. После же их принятия и вступления в силу они становятся составной частью Основного Закона. И впоследствии, даже при толковании их содержания Конституционным судом рассматриваются как непреложная данность. То есть формального касательства к предмету рассмотрения КС высказывания не имеют и иметь не могут. Относительно же собственной оценки предлагаемых изменений каждый может позволить иметь свое мнение и высказывать его публично. Это право на свободу мысли и слова, которое тоже гарантировано Конституцией.

Игорь Барциц, доктор юридических наук, профессор, проректор Российской академии государственной службы:

- В чем суть высказываний? В том, что увеличение сроков конституционных полномочий президента и Государственной Думы при всей своей политической значимости не затрагивает ни сущности этих институтов, ни их положения в системе разделения властей. По сути, конституционная материя остается неизменной. Подобного рода "точечные поправки" - это скорее вопрос выбора оптимальных в управленческом отношении цифр, а не толкования конституционных доктрин, формулирования ключевых правовых позиций.

Теперь о формальной стороне вопроса. Рассмотрение поправок к Конституции РФ не входит в сферу компетенции Конституционного суда. Подобные поправки принимаются по четко установленной процедуре, в которой задействованы обе палаты Федерального Собрания и законодательные (представительные) органы государственной власти субъектов Российской Федерации. Конституционный суд как судебный орган конституционного контроля - вне этой процедуры. Проверять не вступившие в силу нормы поправок к главам 3 - 8 Конституции РФ на предмет соответствия иным статьям ее базовой редакции он не правомочен. Будучи же принятыми и вступившими в силу, эти поправки становятся составной частью Конституции, которые вместе с остальным текстом Основного Закона судьи Конституционного суда обязаны оберегать и защищать вне зависимости от своей персональной оценки. Соответственно здесь нет оснований предполагать возможность возникновения конфликта между экспертным мнением судьи как правоведа и его позицией как должностного лица.

В то же время изменение сроков полномочий президента РФ и Государственной Думы - это важнейшее политико-правовое решение. Поэтому убежден, что и в момент инициирования этого решения, и в ходе его рассмотрения любой гражданин, тем более общепризнанный специалист в области конституционного права, вправе публично высказать свою гражданскую и профессиональную позицию. Не думаю, что повязка на глаза конституционной Фемиды должна прикрывать еще и рот.

Леонид Поляков, профессор, заведующий кафедрой общей политологии Государственного университета - Высшей школы экономики:

- Судья Конституционного суда - хранитель Основного Закона и по статусу ограничен в публичных высказываниях. Но "обет молчания" он несет только по вопросам, которые рассматривает в качестве судьи или которые могут со временем стать предметом его рассмотрения. А, как известно, поправки к Конституции - и до их принятия и тем более после - не сфера ведения Конституционного суда. И потому здесь судья волен высказываться в личном качестве. Как юрист, гражданин, избиратель.

Важнее другое. Валерий Зорькин не только председатель КС, он профессор конституционного права, представитель юридической науки. Причем представитель авторитетный и уважаемый, известный своей принципиальностью, которая не меняется от политической конъюнктуры и занимаемой должности. За последние полтора десятка лет в этом можно было убедиться неоднократно. Его мнение в глазах экспертного сообщества всегда имело особый вес и ценность. Возможно, это и стало причиной поднятой шумихи.

Дмитрий Орлов, генеральный директор Агентства политических и экономических коммуникаций:

- С момента оглашения Послания с собственной оценкой предложений президента Дмитрия Медведева по корректировке Конституции публично выступили несколько конституционных судей, причем с различных позиций. Однако объектом нападок стало только мнение его председателя Валерия Зорькина, причем только сейчас, когда законы о поправках к Конституции уже приняты парламентом. Почему?

Совершенно очевидно, что за этими нападками стоят те, кто хотел бы подорвать в общественном мнении доверие к принимаемым решениям. На сегодняшний день сколько-нибудь весомых юридических аргументов у них нет. Ведь Конституционный суд рассматривает на соответствие Конституции действующие законодательные акты (позитивное право), а не проекты. Так что КС в данном случае не участник процесса и даже не арбитр. И мнение его председателя - всего лишь мнение уважаемого эксперта, не более того.

Расчет здесь на то, что неискушенный обыватель прочтет и усомнится, а большего и не надо. Это не политика, а пиар, причем бьющий мимо цели. По данным ВЦИОМ, 67 % россиян считают возможным вносить поправки в Основной Закон, в том числе и по поводу увеличения срока полномочий президента и Государственной Думы.

Максим Григорьев, директор Фонда исследования проблем демократии:

- В "большой политике", как в спорте, - фанаты проигравшей команды всегда кричат: "Судью на мыло!" Но в этом случае (то ли от избытка эмоций, то ли по причине нехватки знаний) перепутали два игровых поля. Нужно четко различать мнение статусного специалиста и официальную позицию должностного лица. Когда их некорректно смешивают, это приводит к кривотолкам и неправильным интерпретациям норм закона.

Очевидно, что в данной ситуации Конституционный суд не субъект принятия решений по изменению Конституции и не отдел сертификации конституционных поправок. Поэтому Валерий Зорькин и его коллеги имеют право на высказывание своей личной экспертной оценки. Ведь именно им предстоит работать с обновленным текстом Конституции, поэтому профессиональная позиция судей сегодня крайне важна для общественности.

  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".