Статья
13 Апреля 2015 13:54

Найти ответ вместе

Главным общественно-политическим событием весны станет «Прямая линия», традиционное живое общение президента и граждан, которые до четверга будут отправлять главе государства вопросы, записывать видеообращения и слать эсэмэс. А 16 апреля Владимир Путин в прямом эфире ответит на множество вопросов, которые действительно волнуют людей, избравших его главой страны.

Чего ждать от «Прямой линии» в этом году?

Само по себе живое общение президента и сотен тысяч его избирателей, которые будут с боем прорываться, чтобы их голос был услышан, — крайне сложный жанр. Нельзя ошибиться в интонации, нельзя пропустить что-то по-настоящему больное и важное, нельзя отказаться от ответа.

От Путина никто не требует проведения «Прямой линии», он который год выходит в прямой эфир — для того, чтобы не оставить ни своим политическим противникам, ни тем, кто называет себя его политическими сторонниками, права на иллюзию.

Никаких иллюзий: президент знает, как обстоят дела на самом деле.

Судя по вопросам, которые уже опубликованы на сайте «Прямой линии», страна вступила в не самый простой период, однако фундаментальных изменений не произошло. Нельзя сказать, что люди стали жить лучше, но авторитет федеральной власти и степень доверия к ней остаются крайне высокими. Кремль рассматривается людьми как арбитр, причем до сих пор даже там, где его вмешательства, казалось бы, не требуется.

Читайте также В Кремле ожидают вопросы россиян Владимиру Путину

Не случайно в видеообращении жителей Читы просьбы разобраться с задержками социальных выплат и что-то сделать с бродячими собаками очень логично дополняют друг друга. И там, и там без «Прямой линии» не разобраться, это не ирония.

Очевидно, что системной темой сегодня остается адекватность местной власти разных уровней, и именно об этом будет идти речь все три-четыре часа общения Путина с людьми. Очевидно, что будут и отдельные решения (пусть и отложенные по времени), и общие выводы: чиновники, которые, как губернатор Сахалинской области Хорошавин, полагают, что «до Москвы далеко», должны быть публично возвращены на землю.

Еще одна важная задача «Прямой линии» — общий ответ на вопрос об уровне доходов и потребления.

Даже сейчас, когда рубль растет так же стремительно, как падал ранее, проблема снижения доходов не отходит на второй план. Люди становятся беднее, не говорить об этом прямо нельзя.

Да, санкции, да, проблемы со скоростью импортозамещения, да, рост цен — все это бьет по кошельку каждого. Если у тебя в кошельке было 60 тысяч рублей, этот удар можно смягчить, а если — 20? А 10?

«Прямая линия» должна будет показать, что президент, во-первых, прекрасно видит эти трудности, а во-вторых, готов их обсуждать с людьми, а не слушать «доклады об общей температуре по палате». Вероятно, речь должна зайти о самоограничении: его бремя ляжет, прежде всего, на местные власти: тема борьбы с неэффективными затратами (иногда — преступно неэффективными) станет, я полагаю, одной из ключевых.

Единственными, кому не достанется ответов (и единственными, кто не стремится их искать), станут наши несистемные оппозиционеры
Из «бытовых», совсем приземленных тем, одной из самых острых станет ЖКХ: люди теперь платят взносы за капитальный ремонт, а порядка в этой сфере так и нет. Мало кто понимает, кому он отдает деньги и на что: в «сытые» времена на это можно было закрыть глаза, сейчас же подобное положение дел очень нервирует. Полагаю, что и по ЖКХ должно быть принято системное решение: количество проблем в отрасли иного выбора не оставляет.

Не обойдется без Украины, а точнее — без нашего к ней отношения.

Общий вопрос здесь звучит так: «Почему мы, и сами-то не купаясь в роскоши, помогаем Украине, которая считает, что ведет войну  с «российскими оккупантами» (где они их только нашли?), а на деле продолжает обстрелы Донецка и Луганска? С какой стати? У нас что — дороги вдруг стали идеальными, зарплаты растут? Не лучше ли просто бросить «не-братьев» на произвол судьбы, раз уж ДНР и ЛНР не повторят судьбу Крыма?

Читайте также Петербургский диалог с Атамбаевым

Но бросить — нельзя, и об этом будут сказаны едва ли не самые трудные за время «Прямой речи» слова.

Пожалуй, единственными, кому не достанется ответов (и единственными, кто не стремится их искать), станут наши несистемные оппозиционеры, у которых и раньше-то не было никакой внятной программы, а уж теперь нет и надежды на то, что можно наладить диалог.

Даже если представить на минуту, что все эфирное время будет отдано им, совершенно неясно, что они смогут сказать? «Путинадолой»? Президент давно знает, что они хотят его «долой», что с того? «Найти убийц Немцова»? Власть сама настаивает на этом, а силовики делают для этого все возможное. «Хотим, как на Украине»? Да вот люди-то не хотят, куда же вы их денете.

«Прямая линия» обойдется без сторонников «украинства», и в этом единении власти и граждан — огромный запас прочности, существующий у политической системы России.

Путин в четверг должен будет в очередной доказать словом и делом, что брешей в этой стене нет.
 
Михаил Бударагин специально для «Актуальных комментариев»

Все статьи автора

ФотоЛичная страница М. Бударагина в социальной сетипресс-служба президента России
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".