Статья
907 18 Января 2018 11:04

Не ищите политологов в СМИ

Дискуссия о плохих и хороших политологах не утихает. Приводятся разные стандарты качества, оценки и доводы. Но парадокс заключается в том, что политологов в СМИ и социальных сетях не нужно искать, их там просто нет.

Совмещения социальных ролей

Представители социальных дисциплин находятся в постоянной борьбе за объективность получаемого знания. Для этого политологи, социологи и другие ученые стараются выбирать адекватные теории, подходящие методы, строго проводить эмпирические исследования и множество других важных операций, чтобы полученный результат имел право называться научным исследованием. За счет всего вышеперечисленного исследователь способен свести к минимуму субъективные аспекты в своей работе. Почему к минимуму, а не избавиться вовсе? Являясь частью общества, мы не можем полностью абстрагироваться от своего культурного бэкграунда и социальных ролей, чтобы они никак не оказывали влияние на ход исследования.

Проблема эта, конечно, не новая, однако в профессиональном сообществе как политологов, так и социологов до сих пор жива дискуссия о том, а должен ли исследователь пытаться минимизировать субъективные аспекты и в каких сферах это нужно делать? Надо сказать, что в науке довольно много открытых идеологизированных ученых, которые не стесняясь признают, что в политической науке отстаивают не только научную, но и политическую позицию.

Дилемму социального исследователя хорошо зафиксировал Бурдьё в книге «Начала». В упрощенной форме звучит она следующим образом: может ли священник-социолог объективно заниматься изучением религии как социального института? Нет, ведь он является частью этого института, а значит он не может увидеть полную картину. Может ли сторонний исследователь изучать религиозное сообщество в полной мере? Нет, так как он не погружен в него, поэтому он обязательно пропустит нюансы. С помощью специальных методов сбора данных он может заполнить лакуны, но сделает это не полностью.

У политологов эта дилемма звучит немного иначе. Может ли политолог обладать собственной гражданской и политической позицией, и не повлияет ли это на качество его исследовательских работ? Я, например, был свидетелем, когда политологи и социологи, участвовавшие в протестных движениях 2011-2013 годов, пытались заниматься их изучением. Получалось довольно слабо. Во-первых, сами работы были изрядно пропагандистскими и субъективными. Во-вторых, авторы исследований во время научных дискуссий уже после первого вопроса снимали маску исследователя и доставали из кармана неосязаемую белую ленточку. Отстаивали они не исследовательскую, а гражданскую позицию. И часто исследователи делают это, даже не замечая подмену.

Поэтому я сторонник позиции, что у политолога не должно быть ярко выраженных политических предпочтений, а если он их демонстрирует, то должно это происходить не в рамках научных работ, а, например, в публицистических колонках, социальных сетях, каких-то неформальных дискуссиях. Хотя, конечно, лучше отказаться и от этого. Ведь в противном случае возникает вопрос — в какой роли в конкретный момент выступает автор: в роли политолога или гражданина?

Корпоративный дух

Проблема совмещения социальных ролей тоже не нова, но и на нее у политологов нет четкого ответа. В силу того, что политологи и за рубежом, и в России не воспринимают себя как корпорацию, в отличие, например, от адвокатов, у сообщества нет четких правил и норм. Среди молодых адвокатов, конечно, звучат призывы к тому, чтобы разделять личное и профессиональное, но старшие коллеги им постоянно напоминают, что как только личная позиция начинает оказывать влияние на сообщество, сообщество может применить дисциплинарные меры в случае необходимости. Какая-нибудь публичная перепалка между политологами не будет рассматриваться в РАПН, а онлайн конфликт Фейгина и Новикова, который только потом перерос и в реальность, адвокатское сообщество разбирало самым тщательным образом.

У политологов нет кодекса этики, нет особых стандартов качества, есть только некое сообщество, в рамках которого есть неизмеримый авторитет. Его нельзя измерить индексом Хирша или другими наукометрическими показателями. Нет, все показатели, конечно, влияют на признание исследователя, но, как показывает практика, «своим политологом» можно быть и без единой публикации в Scopus. На каждую публикацию в качественном журнале, найдется свой самородок из регионального вестника.

Значит ли это, что политологам как и адвокатам нужно придумать себе рамки? Конечно, нет. Тем более, что они уже есть, просто действуют в научных изданиях. Указать на профнепригодность за пост в социальных сетях, конечно, можно, только серьезных последствий это, скорее всего, не окажет.

Поэтому даже видные исследователи часто, почти всегда, в социальных сетях и публицистических материалах пишут ненаучные материалы, и слава Богу. Но, придя домой, нельзя снять с себя звание академического политолога как пиджак или туфли. Поэтому аудитория продолжает воспринимать их как политологов-исследователей, которые, конечно, обладают научным авторитетом, однако он не приоритетен, если автор демонстрирует не свои научные исследования, а гражданскую или политическую позицию.

Граждане политологи

Принято полагать, что в социальных сетях преобладает оппозиционный контент, поэтому в фаворе оказываются те политологи, которые демонстрируют приверженность к условным либерально-демократическим ценностям. Это видно на известном примере «топ-4 политологов от Навального». Владимир Гельман — один из участников этого топа, уже писал, что в России есть гораздо больше классных специалистов, о которых Навальный либо не знает, либо они не отдают в своих политических взглядах предпочтение Навальному.

Если посмотреть на научные тексты Голосова, Гельмана и Кынева, то они написаны значительно более спокойно и выдержанно, чем их тексты в соцсетях и СМИ, где зачастую присутствуют и эмоциональные оценки. Так и должно быть, ведь они одновременно совмещают роли и ученых, и участников политического процесса, Кынев и Голосов в большой степени, Гельман — в меньшей. Хотел бы то же самое сказать о научных работах Шульман, но ничего актуального, к сожалению, не нашел.

Поэтому в публичном поле мы довольно редко встречаем реально политологические разборы. Из последнего можно вспомнить интересный текст докторанта Висконсинского университета в Мэдисоне Антона Ширикова о перспективах развития политического режима в России. Текст именно политологический: он спокойный, с большим количеством источников (для публицистической статьи), возможно, именно поэтому он и не взлетел по просмотрам. Пользователям соцсетей понятнее легкие разборы граждан, обремененных политологическим знанием, но не политологов, обремененных гражданским долгом.

Политологи и где они обитают

Политологи, о которых так много говорят, публикуются в научных журналах и издают книги. Выходя за рамки этих форматов, они выполняют другую социальную роль: комментатора, интерпретатора, гражданина, выражающего свою позицию, кого угодно, но не политического исследователя. Да, политолог может опубликовать научный труд в какой-нибудь газете, но так никто не делает, потому что это было бы также глупо, если бы клоун, выходя из цирка, продолжал оставаться клоуном. Конечно, никто не запрещает, но и отношение будет соответствующее.

Михаил Карягин, #неполитолог
Актуальные комментарии
© 2008-2018 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".