Статья
20 Октября 2011 15:36

Новый уровень интеграции

<p><strong>Премьер-министр Владимир Путин заявил, что идея создания Евразийского союза - следующего этапа интеграции России, Белоруссии и Казахстана - может быть реализована не ранее 2015 года.</strong></p>
<p>«Где-то на рубеже 2015 года мы можем подойти, если будем действовать так же энергично, как до сих пор работали, к реализации идеи создания Евразийского союза», - сказал Путин в Санкт-Петербурге на совместной пресс-конференции с премьер-министрами Белоруссии и Казахстана.</p>
<p>По словам главы правительства, договор о Евразийском союзе <a href="http://actualcomment.ru/news/31891/">должен основываться</a> на правовой базе уже созданного Таможенного союза и Единого экономического пространства, которое начнет действовать между тремя государствами с 1 января 2012 года.</p>
<p>Этот договор Путин охарактеризовал как «всеобъемлющий комплексный документ, охватывающий все направления нашего сотрудничества». Он отметил, что соглашение должно включать и те сферы, «где накоплен большой совместный опыт (например, таможенно-тарифное регулирование), и те, где мы только планируем разворачивать совместную работу (например, миграционную и визовую политику)».</p>
<p>Путин выразил уверенность, что все государства «тройки» заинтересованы в том, чтобы Евразийский союз «стал мощным объединением, одним из лидеров промышленного и технологического развития современного мира».</p>
<p><strong>ИДЕЯ<br />
</strong></p>
<p>Напомним, что с инициативой создания наднационального экономического объединения - Евразийского союза - <a href="http://actualcomment.ru/theme/2044/">Путин выступил в статье в газете «Известия»</a>,  опубликованной в начале октября текущего года. Глава правительства  назвал Евразийский союз «следующим, более высоким уровнем интеграции».  По замыслу Путина, новое интеграционное объединение должно формироваться  на основе Таможенного союза и Единого экономического пространства. <br />
<br />
«Такое объединение усилий позволит нам не просто вписаться в глобальную  экономику и систему торговли, но и реально участвовать в процессе  выработки решений, задающих правила игры и определяющих контуры  будущего», - считает глава правительства.<br />
<br />
Одновременно в статье подчеркивается, что «речь не идет о том, чтобы в  том или ином виде воссоздать СССР». «Наивно пытаться реставрировать или  копировать то, что уже осталось в прошлом», - пишет премьер. <br />
<br />
Путин рассчитывает, что создаваемый союз станет «одним из полюсов  современного мира», а его участники займут «достойное место в сложном  мире XXI века».</p>
<p>В России инициативу Путина о создании нового союза восприняли  практически однозначно позитивно. Эксперты уверены, что эффект от  экономической интеграции будет  действительно значимым.<br />
<br />
Кроме того, по мнению политологов, Путин обозначил главную задачу, которую намерен решать в ходе своего следующего президентского срока. «Безусловно, создание Евразийского союза будет одним из главных  приоритетов работы Путина в ближайшие шесть лет, особенно учитывая  позитивную динамику объединительного процесса и большой объем  проделанной работы, которая выполнена за те четыре года, что он  руководит правительством», - сказал, со своей стороны, пресс-секретарь  премьера Дмитрий Песков.</p>
<p><strong>РЕАКЦИЯ БЕЛОРУССИИ<br />
</strong></p>
<p>Александр Лукашенко поддержал интеграционную инициативу Владимира Путина. Белорусский президент выступил с ответной публикацией в газете «Известия» <br />
<br />
Лукашенко назвал статью Путина о «новом интеграционном проекте для Евразии» <a href="http://actualcomment.ru/news/31763/">настоящим событием</a>. «За словами статьи - стратегия. Правильная стратегия. И только недалекие люди могут обвинять публикацию и ее автора в предвыборной конъюнктурности», - отметил белорусский лидер.<br />
<br />
«Россия впервые за многие годы ясно и недвусмысленно заявила о приоритете отношений с государствами, с которыми, перефразируя классика, вышла из общей советской шинели. Приоритете не лозунговом и поверхностном, а пронизывающем всю глубину жизнедеятельности наших стран и народов. Более того, по-моему, впервые в новейшей истории России об этом говорит кандидат в президенты. Фактически, как я понимаю, в своей предвыборной внешнеполитической программе», - пишет Лукашенко.</p>
<p>По его мнению, взаимная интеграция экономик на постсоветском пространстве открывает им широкие перспективы сотрудничества со странами Европы и Азии и помогает вместе <a href="http://actualcomment.ru/news/31784/">противодействовать мировому кризису</a>.</p>
<p>«Я как президент Беларуси буду тесно взаимодействовать с руководством России и Казахстана, чтобы реализовать на практике эту правильную стратегию глубокой интеграции. Интеграция не самоцель. Это инструмент достижения наивысшей цели - роста благосостояния и качества жизни наших людей», - отметил Лукашенко.</p>
<p>Он уверен, что для Белоруссии «глубокая, продуктивная интеграция с наиболее близкими соседями была, есть и будет естественным путем развития».</p>
<p>В то же время президент Белоруссии подчеркнул, что суверенитет государств, которые будут участвовать в союзе, не отменяет даже самая тесная интеграция. Лукашенко выступил за равноправие всех стран в Евразийском союзе.</p>
<p>Отметим, что Путин положительно отозвался о статье Лукашенко в «Известиях». «Я читал статью, она мне очень понравилась. Это еще раз подтверждает настрой белорусского государства и руководства Белоруссии на развитие интеграционных процессов на постсоветском пространстве», - заявил премьер.</p>
<p>По его мнению, в статье Лукашенко «ясно и четко показал преимущества, которые получают экономики: двух стран в случае реализации интеграционных планов».</p>
<p><strong>УЧАСТИЕ УКРАИНЫ</strong></p>
<p>Многие эксперты уверены, что Евразийский союз актуален и для Украины. Политологи считают, что без неё союз будет неполным.</p>
<p>Некоторые аналитики даже высказывали мнение, что статья Путина о европейской интеграции является в каком-то смысле обращением к Украине.</p>
<p>Между тем, Украина ранее уже отказалась от предложения интеграции с Россией. Напомним, Москва <a href="../../news/30177/">неоднократно</a> <a href="http://actualcomment.ru/news/31903/">приглашала</a> Киев вступить в Таможенный союз,  членство в котором, в частности, обеспечит Украине более низкие цены на  газ. Однако Украина в ответ подчёркивала, что нацелена на процесс  евроинтеграции   и рассчитывает подписать к концу года  cоглашение о  создании <a href="http://actualcomment.ru/news/31933/">зоны свободной  торговли</a>  и ассоциации с Евросоюзом. В середине сентября президент Украины Виктор Янукович подтвердил, что <a href="../../news/30146/">вопрос о вступлении Украины в ТС не стоит</a>.</p>
<p>Отметим, что 18 октября Украина <a href="../../theme/2067/">подписала договор о Зоне свободной торговли</a> в рамках СНГ. Подчёркивалось, что подписание соглашения <a href="../../news/31918/">не означает отказа</a> Украины от евроинтеграции.</p>
<p> </p>
Комментарии экспертов
<p>Проект создания Евразийского союза достаточно сложный. И думаю, не должно быть эйфории, что мы сразу получим какой-то эффект. <br />
<br />
Конечно, есть ряд  позитивных моментов, которые проявились при создании Таможенного союза, в том числе и на уровне обычных граждан. Уже изменились  правила ввоза товаров. При унификации пошлин облегчился ввоз товаров из-за рубежа физическими лицами.  Собственно, наша жизнь из таких мелочей и состоит. <br />
<br />
Что касается более глобальных моментов, то понятно, что синергетический эффект будет. Когда вы получаете возможность без пошлин поставлять товары, когда у вас образуются единые правила игры в более серьезном пространстве, это означает новые возможности для ведения бизнеса. В некоторой мере,  это также возможность возврата к тем операционным цепочкам, которые еще в советское время существовали, и тут нет ничего страшного и опасного. Так что мы понимаем, что здесь есть определенные возможности для синергетического эффекта.<br />
<br />
Но, с другой стороны, опыт Европейского союза показывает, что любая экономическая интеграция может содержать и такие опасные нюансы, когда придется за гармонизацию экономик расплачиваться стране, которая все это затевает. И сейчас мы видим, что в Европейском союзе за бюджетные проблемы отдельных стран вынуждена расплачиваться Германия как один из локомотивов ЕС. А в Греции сейчас идут демонстрации - дескать, немцы собираются чуть ли не пол-Греции скупить. <br />
<br />
Если проводить параллели, то можно вспомнить, что сейчас экономика Белоруссии находится в тяжелом состоянии.  Если бы единое экономическое пространство уже заработало, и экономика одной из стран этого пространства начала заваливаться, то у других тоже возникли бы проблемы. <br />
<br />
Сейчас экономика Белоруссии заваливается в рамках Таможенного пространства, что нам облегчает возможность для покупки белорусских активов - это, в принципе позитивно. Но если интеграционные  экономические процессы зайдут далеко, то ситуация будет иной.  <br />
<br />
Мы же понимаем, что сначала начали с таможенного пространства, потом речь, возможно, в перспективе пойдет о единой валюте. А где единая валюта, там уже и единая бюджетная политика. И тут есть определенные риски, которые тоже нужно учитывать.<br />
<br />
Что касается политической интеграции, мне кажется, что единое экономическое пространство пока выглядит как бегство от политики в экономику. Политически, к сожалению, интеграция на постсоветском пространстве,  не идет. И развивается этот процесс очень медленно. Неслучайно  СНГ фактически не работает. И одна из задач Таможенного союза  заключалась в том, чтобы наполнить неработающий институт какими-то, по крайней мере, функционирующими, реальными вещами. Поэтому и была идея заменить это рыхлое, абстрактное СНГ, из которого постоянно кто-то вываливался, более четкими организациями, которые занимаются  локальными, но понятными вещами. Мы убрали политическую интеграцию для того, чтобы возродить интеграционное начало на постсоветском пространстве.<br />
<br />
К сожалению, после распада СССР у всех государств очень много разных политических обид и зачастую не всегда приятных воспоминаний. Поэтому это мешает политической интеграции.  <br />
<br />
Кстати, очень любопытна реакция некоторых политиков в Казахстане на статью Путина. Они сказали, что мы целиком за Евразийский союз, но Россия должна отказаться от имперских амбиций. То есть многие политики видят в этой идее евразийского пространства какую-то попытку России реанимировать союз во главе с собой. <br />
<br />
Поэтому Россия политику убирает в тень, и на первое место выносит экономику. И я считаю, что сейчас было бы неправильно утверждать, что следом за интеграцией  экономики последует и политика. <br />
<br />
Именно политика мешает в это экономическое пространство интегрировать Украину. Но понятно, что без Украины эта конструкция неполноценна. Украину туда зовут, а она думает, что ее затягивают опять в какой-то политический проект. Поэтому надо объяснять, что в основе только экономическая выгода. На самом деле, основные кооперационные цепочки в промышленности были у нас с Украиной. Это касается  машиностроения, судостроения, военно-промышленного комплекса, авиастроения, атомной промышленности. Т.е. основная кооперация была именно по линии Россия-Украина. Конечно, без Украины идея экономического пространства не будет полноценной. Но чтобы вовлечь Украину, надо не пугать ее политикой.<br />
<br />
Так что проект должен начать работать экономически.  На это уйдет лет 6-10. Может быть, в рамках новой волны, когда успехи будут очевидны, вопрос о политической интеграции возникнет. Но сегодня сразу загадывать, что скоро последует политическая интеграция – неверно. В уме, наверное, мы должны держать эту мысль, что успех экономической интеграции позволит потом снова вернуться к теме и политического союза. Но началом для этого в любом случае должны стать очень серьезные успехи именно в экономике. <br />
<br />
Сначала надо добиться отсутствия таможенных барьеров. Затем, я думаю,  последует унификация налоговой системы, законодательства, тарифов. Это приведет к созданию единой валюты, бюджетной политики. А если у нас будет единая бюджетная политика – считайте, сделан шаг к  политической интеграции, от которого деваться некуда.<br />
<br />
Что касается слов Лукашенко о том, что Белоруссия дорого заплатила за единое экономическое пространство, то это совершенно лукавые заявления. Просто ситуация до создания Таможенного союза была абсурдной, так как  Белоруссия получала нефть, не платя за нее таможенных пошлин. Парадокс был в том, что никакого единого таможенного пространства не было, а при этом все равно пошлины мы  почему-то с Белоруссии не брали. Это ошибка  90-х годов. <br />
<br />
Им сказали: «Рано или поздно субсидии экономики будут прекращаться; может быть, подумаем о том, как интегрировать наши экономические системы?» Тогда и возникла эта форма, когда поставки нефти на белорусские заводы по-прежнему идут без таможенных пошлин, потому что сейчас есть единое таможенное пространство. <br />
<br />
Другое дело, что создание Таможенного союза позволило Лукашенко расширить пространство для спекуляции. Он может в своем любимом стиле «вставлять палки в колеса». Но сейчас ситуация такова, что ему нужно как за соломинку цепляться за эти интеграционные идеи, так как экономика Белоруссии находится на грани полного коллапса и развала. Единое экономическое и  таможенное пространство – это одно из спасений Лукашенко. </p>
<p>В Советском союзе соединялись  независимые государства, которые были на протяжении веков независимыми, а также имели общих врагов типа Германии. Что касается идеи о Евразийском союзе, то она имеет совершено другой характер. Здесь мы имеем попытку реставрации, хотя бы частичной экономической реставрации того единства, которое существовало на протяжении веков. Белоруссия и Россия, по крайней мере, за последние 250 лет превратились в единое государство. Поэтому теперь мы наблюдаем восстановление связи, которые были нарушены в результате распада СССР. <br />
<br />
И это логично, потому что мы имеем одно культурное пространство, один язык. Для белорусов и для казахов русская культура по-прежнему является доминирующей и русский язык - тоже. Здесь речь идет о восстановлении определенных благ, которые были характерны для единого государства, но рассчитывать на то, что бывшие республики поскупятся суверенитетом, нельзя. Потому что мы живем в фазу инерции распада. Для национальных элит только что появившийся суверенитет - это основное благо, это дает им и экономическое и политическое и моральное преимущества. Очевидно, никто из них не уступит их. <br />
<br />
Но есть основания рассчитывать на то, что мы уже готовы к созданию единого пространства, с точки зрения бизнеса, жизни, с точки зрения права на единое пространство. Все-таки появляются наднациональные судебные органы, и это, кстати, громадный прогресс. Помню, Путин говорил о том, что уже в рамках Таможенного союза все вопросы, связанные с судами, будут обсуждаться наднациональными органами. Я думаю, что надо радоваться тому, что возник Таможенный союз и есть возможность продолжать интеграцию, экономическую, культурную и социальную.<br />
<br />
Но рассчитывать на возможность политической интеграции я бы не стал. Будем говорить откровенно, никакой политической интеграции и в Евросоюзе тоже нет. Это становится ясно, как только встает вопрос о национальных интересах. Скажем, когда обсуждался вопрос о потоке мигрантов во Францию, эта страна начала говорить о восстановлении границ. <br />
<br />
Что касается сроков, в которые может уложиться формирование нового союза, то я думаю, что для таких стран, как Киргизия, Таджикистан и отчасти Белоруссия, эти процессы могут происходить достаточно быстро. А вот что касается Украины, то я в ее желание присоединиться к Евразийскому союзу не верю. <br />
<br />
Вообще же, надо понимать, что это трагедия истории: чтобы разрушить государство, которое складывалось в течение тысячелетий, нам понадобилось всего лишь четыре месяца. Чтобы заново создать его, нужны если не столетия, то долгие десятилетия. Надо научиться реализму и трезвости - государство невозможно быстро восстановить. </p>
<p>Речь идет об инициативе, в первую очередь, экономической. Поэтому гадать о том, перерастет ли идея созданию Евразийского союза в инициативу политическую или не перерастёт, совершенно бесполезно. Когда появился Европейский союз, тоже никто еще не знал, во что он превратится в дальнейшем.<br />
<br />
Сейчас речь идет о том,  чтобы попробовать наладить, восстановить или создать заново кооперацию, в первую очередь в экономической сфере, между государствами, которые войдут в Евразийский союз. Это нужно, чтобы вернуть себе внутренний рынок, внутреннее производство. А что будет дальше, покажут годы, но быстро формирование союза происходить не будет, это проект долгосрочный.<br />
<br />
Сравнивать с СНГ Евразийский союз абсолютно некорректно. СНГ не ставил в качестве цели интеграцию, с самого начала содружество ставило перед собой лишь одну задачу – развалить Советский Союз. В этом и есть принципиальное отличие Таможенного союза и Евразийского союза от СНГ - в том, что эти объединения ставят перед собой интеграционную задачу, а СНГ перед собой ставил цели абсолютно противоположные. Более того, в СНГ самые яростные противники реформирования - это те страны, которые выступают против интеграции. Я имею в виду Украину, Молдавию и Грузию. Не нужна им реформа, потому что СНГ их вполне устраивает, как модель для очередного развала. </p>
<p>Сегодня не существует связи между экономической и политической интеграцией на постсоветском пространстве. Здесь по-прежнему действуют очень сильные политические факторы притяжения в виде, с одной стороны, Евросоюза, а, с другой стороны, усиливающихся игроков на центрально-азиатском пространстве, таких как Китай, Турция и Иран. Поэтому, я думаю, что говорить сегодня имеет смысл о построении минимально прочной экономической системы интеграции, очень аккуратно и осторожно расширяя ту базу, которая возникнет с первого января этого года. <br />
<br />
Даже она находится под вопросом, потому что для многих стран региона именно экономическая интеграция является разменной монетой для каких-то политических комбинаций. Украина, например, не хочет входить в экономические конструкции с Россией, прежде всего потому, что рассчитывает на какое-то политическое объединение с Евросоюзом, хотя оно сегодня кажется абсолютно невероятным. Кроме того, есть проблемы, связанные с зависшим состоянием России по вступлению в ВТО. Эта неясность опять-таки тормозит как экономическую, так и другие формы интеграции.<br />
<br />
На мой взгляд, есть смысл на какое-то время забыть тему политической интеграции и думать о создании конкретных интеграционных институтов отраслевого характера. Масштабные проекты типа, например, большого договора с Европой, о котором говорил президент Медведев в прошлые годы, – это пока все-таки политическая «литература».<br />
<br />
На данный момент существует конкретное экономическое объединение России, Белоссии и Казахстана. Даже оно находится сегодня под вопросом, в частности, в силу политики Белоруссии.  Экономической интеграцией и надо заниматься сегодня. Если не удастся выстроить хотя бы экономическое взаимодействие, то бессмысленно говорить о политическом… <br />
<br />
К тому же, ни в одной стране постсоветского пространства сегодня нет такого руководства, которое может отвечать за будущее своих стран. К сожалению, мы живем во время переходных государств. Поэтому, на мой взгляд, Евразийский союз – это мечта.</p>
<p>После десятилетий дезинтеграции на постсоветском пространстве совершенно отчетливо наметился позитивный тренд. Это не означает, что будет создано одно государство. Для государств Евразийского пространства данный тренд означает широкий интеграционный процесс – в экономике, социальной сфере, гуманитарном и научном пространстве.<br />
<br />
Убежден: Россия должна быть лидером этого процесса. На ближайший период это одна из ключевых задач.<br />
<br />
В основе интеграции Евразийского пространства лежат три простых принципа: взаимное доверие, коллективная безопасность, социально-экономическое партнерство. Они заложены общей историей и культурой. Опыт совместной жизни наших народов, способность сообща защитить свою землю – общее достояние и конкурентное преимущество.<br />
<br />
Безусловно, мы не должны перечеркнуть позитивные результаты минувших 20 лет. Все лучшее, что наработано нашими странами за постсоветский период – будь то опыт привлечения инвестиций Казахстаном или развития сельского хозяйства в Белоруссии, – нужно и сохранять, и стимулировать.<br />
<br />
Интеграционный процесс должен развиваться по самому широкому спектру направлений. И одним из главных вопросов здесь должно стать то, что нас объединяет и географически, и духовно, – земля. Земля, объединяющая народы.<br />
<br />
Технически это означает, что земельные отношения (а земля, как известно, входит в число базовых экономических ценностей) должны регулироваться на основе единых принципов и правил. По сути, подобный подход позволит говорить о существовании «единого земельного пространства», земельного фонда. Должны появиться единые стандарты оборота земли и землепользования. Кстати, то же необходимо сделать в вопросах экологии, природопользования, предпринимательства.<br />
<br />
Принципиально важно, что наши государства, участвующие в интеграционных процессах, не должны терять контроль над этим достоянием. Либерализация вопросов земельных отношений должна быть ограничена в рамках наднациональных органов, а продажа участков в собственность гражданам и компаниям из иных стран должна находиться под жестким контролем.<br />
<br />
Иными  словами, земля, конечно, должна быть предметом оборота, но при этом не должна повторить судьбу многих приватизированных отраслей 90-х. И, конечно, никто из нас не хочет массовой скупки иностранцами целых территорий, появления там «миграционных анклавов».<br />
<br />
Сохранится, безусловно, и национальный контроль за рынком земли: вряд ли, например, российское общество согласилось бы на отказ от него. Да это и не нужно. Поэтому только часть функций в данной сфере может передаваться наднациональным органам – и не более того.<br />
<br />
Общая земельная политика позволит совместно решать множество вопросов: от стимулирования индивидуального жилищного строительства, позволяющего семьям воплотить мечту о своем доме на своей земле.<br />
<br />
Сейчас активно идет процесс становления нашего Социально-консервативного союза. Социально-консервативный союз – в рамках Российского проекта – будет уделять повышенное внимание вопросам развития интеграции на евразийском пространстве. Не исключаю, что мы выйдем на создание Международного социально-консервативного союза. Подчеркну: мы обсуждаем сегодня стратегически важные темы, которые касаются будущего многих народов. Важно, чтобы в этой дискуссии могли принимать участие представители не только партии парламентского большинства, но и других партий.</p>
<p>Евросоюз начинался с сугубо экономического проекта.  Это часто упоминается как пример преимущества экономической интеграции над политической.  На самом деле в основе объединения Евросоюза лежали  определенные политические идеи. Это идея усиления Европы через интеграцию и желание не допустить «европейской войны». Эти две идеи и вылились в европейский интеграционный проект. Поэтому серьезная экономическая интеграция, как правило, связана с политическими решениями. <br />
<br />
Можно привести другой пример - Латинскую Америку, которая на протяжении не одного десятка лет  выстраивает интеграционное объединение,  которое также старается выстроить отношения с США. В любом случае, экономическая интеграция предполагает какие-то политические и цивилизиционные амбиции. <br />
<br />
Что касается идеи Евразийского союза, то акцент, конечно, делается на экономическую интеграцию. Эта идея действительно имеет основание, особенно с учетом  глобального кризиса, когда центры развития должны активизировать внутренние источники роста. К тому же, одним из главных методов преодоления кризиса становится протекционизм.<br />
<br />
К протекционизму, пусть отчасти негласно, но неуклонно возвращаются, в том числе, и лидеры развития - Соединенные Штаты, Евросоюз. Это происходит и перед лицом  вызова растущего Китая, и в связи с кризисом. Они осознали многие ошибки предшествующего глобализационого  этапа – например, издержки идеи индустриализации, масштабного выноса рабочих мест из собственных стран и т.д<br />
<br />
Поэтому протекционизм в масштабе больших пространств – один из мировых трендов, скорее всего, на ближайшее десятилетие, когда глобальная экономика будет искать новые источники роста. <br />
<br />
Кстати,  нужно отметить, что Путин признает кризис не циклическим, не конъюнктурным, а структурным. Это значит, что он будет преодолеваться достаточно долго и трудно,  Соответственно,  политика протекционизма в масштабе больших пространств будет  актуальна в течении достаточно длительного времени. Это может стать опорой для создания интеграционного объединения в Северной Евразии. <br />
<br />
Я бы  не сказал, что выданы какие то принципиально новые идеи. Что касается интеграционных предложений, то   тема Евразийского союза звучала у Назарбаева.  Российским руководством она озвучена в таком виде  впервые. <br />
<br />
Из практических целей относительно обозримого будущего наиболее амбициозным является валютный союз. Эта цель, которая фиксировалась и раньше, но непонятно, остается это просто риторикой либо это реальная задача, которую мы будем стараться всеми силами выполнить. <br />
<br />
Пока было ощущение, что это скорее декларация, наподобие тех деклараций, которые прозвучали в проекте российско-белорусской интеграции. Там тоже была речь о единой валюте, единой конституции и так далее. То есть это декларации, которые периодически повторялись, но за реализацию которых никто всерьез не боролся. Хотя статья  Путина и может стать одним из симптомов поворота  к тому, чтобы действительно рассматривать валютный союз как практическую задачу на ближайшие годы. <br />
<br />
Если это так, то, с одной стороны, эта задача -  достойная, амбициозная.  Создать серьезную  региональную резервную валюту  важно как один из источников экономического роста, экономической устойчивости  в долгосрочном плане. Но, с другой стороны, эта цель трудно достижимая. Потому что договорится об условиях создания единого  валютного центра России,  Белоруссии и Казахстану  будет очень и очень непросто.<br />
<br />
Это потребует и делегирования  части финансового суверенитета, и согласования параметров финансовой политики, ведения макроэкономической политики каждому из правительств. То есть, каждое правительство будет ограничено в свободе маневра, в случае, если это будет реализовано. Поэтому эта инициатива встретит серьезное сопротивление даже при том, что в принципе ее признают правильной во всех трех странах.  <br />
<br />
Следующая амбициозная задача Евразийского союза - привлечение новых членов. На мой взгляд, она наиболее применима к Украине. Рынок Украины большой, к тому же, мы близки по культуре, мировосприятию. Ее участие в Таможенном союзе придало бы этому объединению новое качество. Но эту задачу выполнить довольно сложно. <br />
<br />
Есть соблазн, что, не решив эту задачу, мы будем утешать себя привлечением в Таможенный союз таких новых членов, как Таджикистан или Киргизия. На мой взгляд, это не совсем правильно, так как вызывает осторожность у наших партнеров по Таможенному союзу. Тот же Казахстан приложил много  усилий, чтобы усилить границу с Киргизией, очевидно, не для того, чтобы потом эти границы обнулять. К тому же, привлечение таких партнеров  не соответствует на данном этапе задаче официального экономического развития всех трех стран. Уровень и социального, и экономического развития Таджикистана и Киргизии существенно ниже, чем трех участников объединения. Снятие всех потенциальных ограничений для миграционных потоков  из этих стран будет серьезным вызовом для участников Таможенного союза  и их социокультурной среды.<br />
<br />
Расширение Таможенного союза, привлечение  новых членов  - действительно важная задача, если речь идет об Украине, на мой взгляд. Это достаточно долгосрочная задача, реализация которой возможна в перспективе лет десяти.  В том случае, если интеграционному блоку удастся доказать свою эффективность, если будет продемонстрирована и предъявлена некая модель успеха, тогда «гравитация», конечно, возрастет. <br />
<br />
Еще один практический момент, который относится к задачам ближайшего будущего,  -  административно- функциональное усиление уже существующих регулирующих органов Таможенного союза. Это необходимо сегодня, потому что таможенная комиссия в новых условиях уже не выполняет те объемы задач, которые на нее возложены. Поэтому нужно усиление наднациональных органов. Но здесь, опять же, у участников интеграционных процессов есть страх перед созданием наднациональных административных структур, их разрастанием. Так что ближайшая перспектива   - это усиление наднациональных органов в рамках Таможенного союза и Единого экономического пространства. <br />
<br />
В любом случае, при создании Евразийского союза  экономика  первична. Безусловно,  определенное взаимопонимание в политической сфере между участниками объединения необходимо. Важно, чтобы это объединение, по крайней мере, на интервале 5-10 лет, не выглядела как некий союз автократий. В историческом плане это будет ослаблять такой союз, ослаблять его «гравитацию» и притягательность для соседей. Но должен признать, что в ближайшие годы  и политической интеграции ожидать не приходится. при  благоприятном развитии событий ближайшие годы займут работы над экономической частью  интеграции, А о политической интеграции сегодня можно говорить как о  контексте, как о возможной конечной цели. </p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".