Статья
19 24 Августа 2011 17:53

Образование на уровне

Образование на уровне
Фото: shutterstock

«Утечка мозгов» за рубеж подтверждает тот факт, что российская система высшего образования не растеряла своих преимуществ, и выпускники вузов из РФ пользуются спросом за рубежом. Такое мнение высказал премьер-министр РФ Владимир Путин на встрече с активом Российского Союза ректоров.

«Конечно, есть и проблемы (в сфере образования), которые нужно решать, но все-таки я убежден, что отечественное российское образование сохранило свои главные и основные конкурентные преимущества», - заявил Путин.

Он напомнил, что сейчас страна сталкивается с проблемой «утечки мозгов».

«Это, конечно, говорит о том, что у нас еще не создаются условия для наилучшего применения этих людей, но это говорит (и) о том, что высшая школа выдает качественный продукт, востребованный и крупными компаниями - нашими и мировыми, и научными центрами», - сказал Путин.

Он отметил, что выпускники российских вузов задают тон в ведущих мировых научных центрах, высокотехнологичных компаниях.

На встрече с активом Российского Союза ректоров Владимир Путин также отметил ряд проблем в сфере высшего образования, которые приобретают системный характер.

Например, «стремясь увеличить число студентов, а на самом деле заполучить финансирование, ряд вузов принимает на бюджетные места абитуриентов с крайне низким баллом ЕГЭ», заявил Путин.

Более того, добавил он, по результатам прошедшей приемной кампании в нескольких десятках вузов был зафиксирован недобор на бюджетные места.

Путин напомнил, что сейчас в вузы поступает поколение середины 90-х - в тот период был зафиксирован резкий спад рождаемости.

«Но если люди обходят стороной институт или университет, не идут учиться даже на бюджетное место - для нас это звонок, звонок, прежде всего, конечно, ректору», - сказал Путин.

Он назвал это поводом «серьезно задуматься о том», насколько востребовано такое учебное заведение и какого специалиста оно способно подготовить.

То же можно сказать и в отношении вузов, создающих непрофильные факультеты.

«Когда (там), где пищевиков готовят, готовят экономистов - это еще ладно. А когда рядом с юристами готовят тех же самых пищевиков или энергетиков и пищевиков - (это) несовместимые совершенно вещи», - сказал Владимир Путин.

Кроме того, он заявил, что иногда приходится «сталкиваться и с откровенным “демпингом” со стороны некоторых вузов». Эти заведения устанавливают плату за обучение на коммерческих местах ниже государственных нормативов финансирования, сказал Путин.

Это, подчеркнул он, делается для того, чтобы заработать и «сохранить свое учебное заведение», то есть вузы сознательно предлагают будущим студентам некачественное образование.

«Все это, безусловно, дискредитирует высшую школу в целом, прямо нарушает права молодых людей на получение добротных профессиональных знаний», - сказал Путин.

Кроме того, по его словам, это снижает стартовые позиции молодого специалиста на рынке труда.

«Подобные вузы должны постепенно сходить со сцены, здесь важна принципиальная позиция не только Минобрнауки, но и самого профессионального сообщества и, прежде всего, Союза ректоров России», - сказал Владимир Путин.

При этом премьер-министр заявил, что в рамках совещания не намерен касаться криминальных случаев в сфере высшего образования.

«Это в любой сфере есть, пускай специалисты этим занимаются», - сказал Путин.

Премьер-министр считает безусловно необходимым повышение заработной платы преподавателей высшей школы.

«Считаю, что в течение ближайшего года мы должны добиться, чтобы зарплата профессорско-преподавательского состава вузов сравнялась, а затем превышала средний размер оплаты труда по экономике в каждом регионе», - сказал Путин на встрече с активом российского союза ректоров в среду.

Также, лля улучшения взаимодействия вузов с работодателями в состав попечительских советов высших учебных заведений будут включены представители бизнеса и региональных властей, заявил премьер.

«В ближайшее время должен быть принят закон, расширяющий полномочия попечительских советов высших учебных заведений: изменения предусматривают включение в них представителей бизнеса и исполнительной власти регионов», - сказал Владимир Путин.

Он пояснил, что бизнесмены и чиновники должны принимать самое активное участие в разработке образовательных программ с учетом потребностей территорий и конкретных отраслей. Соответствующий законопроект уже находится в Госдуме, добавил он.

Комментарии экспертов

Наше образование, действительно, пока конкурентно даже в гуманитарной сфере. Хотя еще в советские времена наша гуманитарная наука была слабее, чем западная. 


Она перестала какие-то инновационные вещи вырабатывать годов с 50-ых, во многом это обусловило крушение Советского Союза, потому что американцы просто переиграли нас в плане гуманитарных технологий. Но сейчас мы действительно конкурентны. 


Это обусловлено не столько повышением качества образования в России, (оно снижается и очень резкими темпами), сколько примерно таким же кризисом образования на Западе. 


Снижается уровень образования и в Европе. Это затрагивает даже ведущие вузы. Таким образом, можно сказать, что российское образование конкурентоспособно на фоне спада образования западного.  


Но здесь следует смотреть на тенденцию, которая неутешительна, потому что качество образовательных процессов продолжает падать. На мой взгляд, власти допустили очень большую ошибку, они выпустили с контроля  процесс максимизации высшего образования. В результате возникло очень много липовых, левых вузов.  Это наложилось на демографический кризис. В результате  ВУЗы вынуждены бороться за студентов, что приводит к резкому снижению качества образования. 


Власти, по большому счету, чтобы преломить негативную тенденцию, должны резать по живому - и резко сократить количество вузов. Важно, чтобы у оставшихся была какая--то конкуренция между абитуриентами. Сейчас престижные ВУЗы берут не всех, но многих, а не престижные институты вынуждены брать всех, кто придет, лишь бы были абитуриенты, так как от этого зависит финансирование. 


В этом смысле идея рейтингования ВУЗов, конечно, правильная. Но, как и во многих начинаниях, дьявол кроется в деталях. То есть, вопрос по каким параметрам будут рейнтиговаться вузы. Здесь важно не впасть в две крайности. Не следует, чтобы ВУЗЫ рейнтиговали академические сообщества по каким-то отвлеченным от реальной жизни параметрам.  


Важно также, чтобы  ретингование не было отдано на откуп рынку. То есть, что бы рейтинги ВУЗов составляли потребители образовательных услуг - студенты и их родители. В таком случае мы фактически потеряем все фундаментальное образование, в котором студенты и родители не видят смысла, но оно обусловливает конкурентоспособность работника. 


Поэтому, если разрабатывать школу рейтингования, нужно применять какие-то компромиссные моменты, сочетающие фундаментальное образование и запросы рынка. 


Что кается введения в попечительские советы вузов бизнесменов, эта мера давно напрашивалась. Эта практика во многих престижных ВУЗах уже имеется. 


Бизнесмены, которые имеют отношение к тому или иному ВУЗу (как правило, они его заканчивали), организуют фонды и спонсируют те разработки, которые, им нужны. Пока это существует в хаотичном порядке. И государство может в этом плане ввести в какие то правовые  нормы. Опять же, здесь надо понять, что нужно самому государству от подобного привлечения бизнеса к разработке образовательных программ. В любом случае, мостик между запросами бизнеса и высшим образованием остро необходим. 


Конечно же, повышение зарплат преподавателям положительно скажется на образовательном процессе. Здесь, кстати, следует отметить что престижность преподавательской деятельности, оплата их труда в регионах и крупных мегаполисах принципиально различаются. Во многих регионах ниша рынка интеллектуального труда очень узка. Либо человек выбирает академическую карьеру, либо практическую  деятельность. Так как реализовать научные знания во многих регионах  сложно, то выбор делается в пользу преподавательской деятельности. 


Зарплаты же по региональным меркам в ВУЗах если не конкурентоспособны, то выглядят они не столь нищенски, как на уровне московских зарплат. 


В советское время было принято считать, что самый лучший преподавательский состав и образовательные ресурсы находятся в столицах. И это было действительно так. А сейчас, поскольку преподаватели в столицах уже не имеют материального стимула совершенствоваться (зарплата преподавателя в столицах хоть и больше чем в регионах, но на фоне столичных заработков – просто ничто), это не так. 


Складывается ситуация, что в столицах уровень преподавания уже не столь высок, а в провинции остается по-прежнему хорош. Это происходит и потому, что там есть конкуренция, и потому, что там зарплата там более конкурентоспособна. И самое главное с помощью развития современных технологий преподаватели в регионах получают доступ к новейшим разработкам, которые появляются в столице. На самом деле я, думаю что надо повысить не только зарплату преподавателям в регионах. Важно решить более глобальную проблему – остановить деквалификацию преподавательского персонала в крупных городах. Сейчас в преподаватели идут те люди, которые не смогли найти себя на рынке, и это далеко не лучшие представители интеллектуальных профессий.

В свое время Жорес Алферов сказал, что для того, чтобы погубить науку окончательно, уничтожить научную школу, она должна быть системно не востребована национальной экономикой. Если не будет применения для науки в ее собственной стране, то и научные школы из нее переедут, это абсолютная закономерность. В долгосрочном плане это абсолютная аксиома. 


Что касается в целом ситуации, то, что говорится в России в разных формах, с разной степенью внятности про модернизацию или новую индустриализацию, в долгосрочном плане это вопрос не только качества научной школы. С образованием у нас очень серьезные проблемы есть, причем, на мой взгляд, это в первую очередь фундаментальные проблемы в концепции образования. 


Кстати, остановимся на идее прагматизации образования. Эта идея, ускоряет процесс деградации образования, а не замедляет его. Прагматизация - это ориентация как раз на востребованность, и этой востребованности не нужны специалисты в таких областях, как, к примеру, фундаментальная биохимия или математика. Если какие-то специалисты в этих областях хоть немного нужны, и их труд готовы хоть как-то оплачивать, то они, в общем-то уже есть. Новые специалисты не нужны, и этих некуда девать. Так что единственный способ обеспечить сохранение, закрепление и развитие научных школ - это абсолютное понимание того, что они будут востребованы в стране. 


Что касается зарплат педагогам и преподавателям, то они у нас напоминают зарплаты в некоторых областях медицины, а также зарплаты сотрудников овощных магазинов в Советском Союзе. Если речь идет о востребованном образовании, то оно может быть востребовано только в том случае, если довольствие преподавателей увеличится. Но у нас считается, что «преподаватель доберет себе сам». 


Зачем бизнесмены нужны в попечительских советах ВУЗов, я не знаю точно. Ничего против бизнесменов я не имею, но то, что это такая интегральная форма финансирования образования, по-моему ерунда. 


Если будет оплачиваться образование специалистов, которые нужны экономике страны, то это - вполне нормальная форма. Нужны специалисты? Оплатите образование определенному количеству людей, можете сами отобрать кандидатов, а потом выплачивать им стипендию в форме кредита, в форме связанных обязательств. Это и есть вклад в образование. 


С другой стороны, если фирма готовит для себя специалистов за свои деньги, то она заинтересована в том, чтобы это были настоящие специалисты, а не просто люди с бумажками. И более того, если есть возможность совмещать производственную практику и работу с учебой, то в этом заинтересованы все участники данного процесса. 


Таким образом, можно было бы профтехническое образование поднимать, потому что у нас нет квалифицированных рабочих, именно за счет предприятий, которым эти рабочие нужны. Но сейчас легче зачастую купить рабочих на стороне, на Украине, например. Вот Украина - колоссальный источник профессиональных рабочих кадров в машиностроении. Но этот источник не бесконечен, и у меня нет ощущения, что на Украине подготовка кадров осуществляется лучше, чем в России. 


На самом деле величие советского образования так же как и его недостатки, заключались в том, что образование обеспечивало уровень подготовки кадров и количественно и качественно гораздо больше, чем позволял уровень развития самой страны. Но эти кадры были опережающими, они тащили страну и экономику вверх. 

Безусловно, наше образование в некоторой степени конкурентоспособно. И наши выпускники едут за рубеж, и к нам приезжают студенты. Правда, приезжают в основном из некоторых стран Латинской Америки, Африки, Юго-восточной Азии, Китая. Особенно ценится у этих студентов медицинское российское образование и инженерное. Дело в том, что во всем мире получение медицинского образования стоит очень дорого. У нас немного дешевле и родители готовы в это вкладываться.  


Но ситуация, когда мы напрямую сравниваем российское образование с тем, что сейчас в США и Европе происходит, мы конечно серьезно проигрываем. И каждый год разрыв становится все больше. И не очень понятно, какие меры мы можем предпринять, чтобы преодолеть этот разрыв. 


В СССР была практика, которая, грубо говоря, предполагала, что мы должны выстраивать достаточно сильный средний уровень образования. Сейчас этого нет. 


Мы пытаемся сделать образование для обычных людей и для элиты. Причем под элитой подразумеваются не только люди, у которых есть деньги, но те, кто желает учиться и чего-то добиваться в жизни. Возможность получить образование есть и у детей из небогатых семей. Об этом я сужу по студентам Высшей школы экономики, среди которых много людей из небогатых семей, поскольку живут в общежитии. Но как кардинально что-то изменить и повысить уровень образования – сказать сложно. 


Система рейтингов, конечно, тоже выход, один вопрос - как она будет работать. Непонятно, какую систему рейтингования можно предложить. Скажем, у нас традиционно считают, что лучший ВУЗ страны  - это МГУ. И абитуриенты, и их родители верят в это до сих пор, хотя на многих факультетах этого ВУЗа от образования практически ничего не осталось. И в этом смысле рейтинг наверное может быть полезен для того, чтобы просто предложить дополнительный критерий помимо традиционной веры в то, что есть несколько хороших ВУЗов вне зависимости от того что в них на самом деле происходит. 


На мой взгляд, уровень образования, конечно, напрямую зависит от уровня зарплат преподавателей. По сути, проблема в том, что нормальные профессионалы стараются в университетах не преподавать. Будучи хорошими профессионалами, они могут гораздо лучше заработать в других сферах. И поэтому хотя хороших, даже великих преподавателей в России больше чем достаточно, это скорее отдельные случаи, а вот общий кадровый состав ВУЗов неуклонно с каждым годом деградируют. Люди которые работали в советское время, уходят на пенсию, а их заменяют - как правило, те, кто себя не нашел в других сферах жизни. Поэтому зарплата у преподавателей должна быть среднерыночной, чтобы туда шли профессионалы. 


Сверхвысоких зарплат у преподавателей нет нигде.  Но в Европе и США - это не только профессия, которая приносит доход, но она гарантирует социальный статус. 


Введение инновационных льгот, на мой взгляд, тоже хорошая мера. Понятно, что мы пытаемся на западные образцы ориентироваться. И там, действительно, половина изобретений производится в корпорациях, а половина в университетах. Соответственно никто не смотрит на то, частный это университет или государственный. Если он способен создавать научные школы, то государство заинтересовано в том, чтобы его поддерживать, если не прямыми субсидиями, то хотя бы в рамках налогового законодательства. Поэтому здесь идея хорошая и правильная. Останется вопрос - как это все будет выполнено.

Профессия преподавателя  в значительной степени требует не только работы на собственном рабочем месте, но и постоянного общего образования, в том числе, самообразования, курсов повышения квалификации. Самое важное, - чтобы преподаватель имел общее видение той дисциплины, которую он преподает. Для этого абсолютно недостаточно быть успешным лектором, который читает в течение десятков лет один и тот же курс. Дело в том, что те дисциплины, которые находятся на связи с реальной жизнью, в том числе производством, развиваются стремительно, и недаром преподаватели ведущих западных ВУЗов имеют раз в несколько лет свободный год для повышения  квалификации. 


В этом смысле наши преподаватели еще с советского времени находятся в очень ущемленном состоянии, потому что те нагрузки учебные, которые они несут, а также те средства, которые они получают в качестве зарплаты, не позволяют им поддерживать собственное образование на достойном уровне. У них просто нет на это времени, и средств тоже. 


И конечно, перед многими серьезными преподавателями, которые также являются учеными, встает выбор – оставаться работать в нашей системе высшей школы или уезжать на Запад.  


Я как профессор Высшей школы экономки хочу сказать, что та система, которая не позволяет большинству преподавателей держаться на должном уровне в своих дисциплинах, должна быть откорректирована. 


Другое дело, что у нас есть значительное количество дисциплин, которые и в советское время были ведущими, и сохранили эту планку сейчас. Но, к сожалению, в большей степени это относится к нескольким ведущим ВУЗам. 


У нас, например, замечательные классические школы живописи. Но при этом они практически не выпускают востребованных художников. У нас замечательные консерватории, но они выпускают людей, которые не востребованы. И это действительно серьезная проблема. Она связана, в том числе, с маркетингом образования. 


Думаю, в случае наличия попечительских советов, состоящих из людей, которые знают рынок, которые сами являются работодателями, могут изменить ситуацию. Такие попечительские советы могут в том числе сообщать ВУЗам, какие специализации будут более востребованы в течение ближайших нескольких лет. И в этом смысле, конечно, бизнесмены могут разумно определять необходимое количество тех или иных специальностей.  


Конечно, есть и другие проблемы, связанные с востребованностью выпускников. Сейчас настолько быстро меняются технологии, что люди, поступившие в ВУЗ и получившие образование на уровне пятилетней давности, уже не являются серьезными специалистами. 


Важнейшая проблема нашего образования, она всегда была серьезной и в советское время и сейчас,  наши выпускники ВУЗов - это полуфабрикаты. Они абсолютно не умеют адаптироваться в рабочем коллективе, вписываться в технологический процесс. Поэтому связь с производством, причем я не имею ввиду не только производство физическое, но и например производство интеллектуальных продуктов, связанных с программированием, должна быть намного более серьезной. 


В этом смысле развитие университетской науки и предпринимательства в ВУЗах, о котором столько  говорили и ради которого Совет Федерации в летние каникулы специально собрался, чтобы принять этот закон в измененном виде, все-таки находится в довольно неудовлетворительном состоянии. 


Что касается рейтингов ВУЗов, хочу напомнить, что на Западе не бывает высших аттестационных комиссий при министерствах или при правительствах. На Западе, если ты имеешь степень доктора философии, то важно, в каком университете ты ее получил. Так что, конечно, система рейтингов необходима. Причем это должна быть система независимая, в том числе от государства. И правила должны быть четко прописаны. 


Например, рейтингование может быть связано с цитируемостью  преподавателей этого ВУЗа. Если преподаватели ВУЗА вообще не пишут научных работ, вообще не цитируемы в научной среде, что они могут дать свои студентам? 


Сейчас мы зачастую становимся свидетелями того, как преподаватели тех или иных корпоративных, если можно так выразиться термином 20-летней давности, ВУЗов, сами абсолютно некомпетентны в тех областях, которые они преподают. Поэтому думаю, что количество ВУЗов в целом должно быть сокращено. 


Но это должен быть не административный процесс, а рыночный. Абитуриенты не будут поступать в те ВУЗы, которые дают плохое неконкурентоспособное образование. На мой взгляд, есть две основных оценки ВУЗа: цитируемость преподавателей и уровень заработных плат выпускников ВУЗов по прошествии двух или пяти лет после их окончания. На мой взгляд, это критерии абсолютно объективные, которые всерьез показывают степень образования. Понятно, что если выпускники ВУЗа через 5 лет после его окончания получают в среднем 30 тысяч рублей в месяц, то люди туда пойдут учиться. А если выпускники работают продавцами  в овощных лавках по прошествии пяти лет, то молодежь не пойдет.


© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".