Статья
13 Апреля 2015 16:38

Почему Донбасс отказался от Стрелкова

Время от времени кто-нибудь из наших русских патриотов начинает вещать о необходимости возвращения Игоря Ивановича в Новороссию. Мол, без него там никак.

Но вопреки распространяемому евангелистами Стрелкова мифу никто его на Донбассе не ждет. Никто. Ни мирные жители, ни ополченцы (в своем подавляющем большинстве). Разве что часть его бывшей Славянской бригады по нему ностальгирует, хотя некоторые из ее бывших командиров, в частности министр обороны ДНР Владимир Кононов, с ним порвали еще прошлым летом.

Я это хорошо знаю, потому что сам родом из Донбасса. Был там несколько раз уже в пору образования ДНР. Там живут мои родители, друзья, одноклассники и однокашники. Я много с ними чего обсуждал, в том числе и тему Стрелкова. Так вот, никакой ностальгии по нему, даже ее признаков я у них не заметил. Полное равнодушие к этой теме.

Читайте также Зона особого статуса

Миф о донецкой популярности Стрелкова подается обычно московской диванно-патриотической интеллигенцией в следующей версии: проукраинско-ахметовское руководство ДНР пошло на сговор с «партией слива Новороссии» в Москве (ее вождем интеллигенцией назначен Сурков), оно желает оставить Донбасс в составе Украины Порошенко. Все эти Захарченко и Плотницкий, мол, в силу своей жуликоватости и бесхребетности не способны были сопротивляться давлению Кремля и пошли на заключение позорных минских договоренностей.

А вот если б в Новороссии командовал Игорь Иванович, то не было бы никакого Минска. Мало того, была бы победа: уже сейчас чуть ли не вся Новороссия была бы освобождена от украинских оккупантов. Так что весь Донбасс спит и видит, как Игорь Иванович возвращается.

Однако тот, кто реально знаком с истинным положением вещей на Донбассе, тот, кто там бывал, тот, кто там живет, с улыбкой воспринимает все эти легенды. Просто он прекрасно знает, что Донбасс к Стрелкову равнодушен. Командир Славянской бригады там почти забыт. Народ Донбасса интересуют совершенно другие вещи, а не возвращение Стрелкова.

И для этого есть свои причины, на которые я хотел бы указать.

Во-первых, вопреки всем мифам Стрелков для Донбасса так и не стал своим. Он просто чужак там. Он там никто. Люди поначалу его действительно восприняли на ура, потому что полагали, что он один из предводителей «вежливых людей», что вот-вот в Донбасс войдет российская армия. В общем, все будет как в Крыму. И они тоже станут частью России.

Но, оказалось, что как в Крыму не будет — никакая российская армия туда не придет. Мало того, Донбасс обречен на длительную войну с сопутствующими ей смертями, голодом, разрушением городов и привычного уклада жизни, вообще выпадением из цивилизации. К этому дончане готовы не были и, давайте говорить честно, никто из них войны не хотел, никто в подавляющем большинстве не хотел умирать за Новороссию. Еще раз — хотели присоединения к России.

Поэтому такое огромное количество беженцев, поэтому столь мало мужчин вступило в ополчение ДНР и ЛНР. Дончанам в большей своей части никакой залетный Че Гевара в лице Стрелкова был не нужен, им были нужны «вежливые люди». Раз Стрелков не «вежливый», то зачем он тогда нужен.

Во-вторых, даже если представить, что в августе 2014 года Игорь Иванович не был бы отправлен в отставку и остался бы и дальше руководить министерством обороны ДНР, то у него все равно бы не срослось с Донбассом, потому что этот регион в силу своей индустриальной, пролетарской специфики, условно говоря, все-таки КРАСНЫЙ, в то время как сам Стрелков — БЕЛЫЙ. Он позиционирует себя как белогвардейца.

Именно из-за этого в скором времени у него начались бы проблемы не только с командирами ополчения (по словам экс-премьер-министра ДНР Александра Бородая, такие проблемы были и из-за этого, даже пришлось организовывать параллельный штаб, заседания которого проходили без участия Стрелкова), но и проблемы вообще с гражданами Донбасса.

Читайте также Почему захлебнулась русская весна

Поясняю. У Игоря Ивановича вся его Белая идея сводится к исповедованию им монархических убеждений (он любит и чтит Николая Второго), к культу России и ее общественного уклада 19-го — начала 20 веков, ортодоксального, кондового, консервативного православия, к культу русского офицерства времен Первой мировой и Гражданской войны, к любви к историко-патриотическим картинам умершего недавно художника Рыженко… В общем, ко всяческой реконструкции прошлого России — например, повторного учреждения Георгиевского креста в качестве награды для своей бригады.

Стрелок весь обращен в прошлое. Он считает, что Октябрьская революция и большевики уничтожили изначальную, любимую им старую добрую Россию-матушку. И свою миссию он видит в возрождении той старой дореволюционной России. Короче говоря, в реконструкции. Этим он хотел в итоге, судя по всему, и заняться в Новороссии.

Из-за всего этого он начинал выглядеть там как марсианин, не понимая, в каком мире живет. Порой это смотрелось даже комично. Например, его приказ о запрете мата в ополчении.

Нужна ли вся эта белогвардейщина нужна Донбассу? Нет. Донбасс другими глазами смотрит на мир, чего так и не понял Стрелок. Хотя восстание и было русским, но Донбасс интересуют прежде всего социальные, а не национальные вопросы. Национальный вопрос для Донбасса сводится лишь к вожделенному присоединению к России. Присоединились бы — и вопрос был бы снят. И такая склонность к социальности в истории Донбасса была всегда.

Помню, я в нулевых годах брал интервью у галичанина-бандеровца Евгена Стахива, которому бандеровская Организация украинских националистов поручила во время войны развернуть украинскую пропаганду на Донбассе и организовать подпольные ячейки. Ничего из этого не вышло.

Стахив честно мне признался, что даже его немногочисленные единомышленники из Донбасса ругали его за листовки, которые он распространял среди дончан. Мол, что вы, националисты, там все время пишете про самостийную Украину и про самостийную Украину, это людям не понятно, а почему не пишете о социальных вопросах, которые действительно близки народу, и о том, как общество будет устроено в будущем, как люди будут жить, какими правами обладать и так далее. Вот именно это волнует людей. Это и стало причиной того, что украинская пропаганда на Донбассе была провалена.

Читайте также Дикое единство Стрелкова и Порошенко

Как и в случае украинских националистов времен Великой Отечественной, белогвардеец Стрелков чужд социальной проблематики, которая так интересует Донбасс. Такая проблематика для него, наверное, во-первых, скучна, как и штабная работа. В ней просто мало белогвардейской романтики. Во-вторых, отдает чем-то красным.

Еще раз — красного Стрелок не любит. Я помню, как-то у него спросил: близок ли ему Че Гевара (их просто в 2014 году часто сравнивали). Он ответил, что нет. Мол, Че Гевара сторонник социальной революции, а я — национальной. Единственное, что по словам Игоря Ивановича их роднило, так это склонность к авантюрам.

Стрелков не знал и не хотел знать Донбасса. Его там интересовала разве что военная топография. Я с ним встречался два раза. В первый раз — брал интервью. Тогда я подарил ему книгу Корнилова «Расстрелянная мечта. Донецко-Криворожская республика». Эта работа была уникальна тем, что фактически была первой историей ДКР. В ней подробно рассказывалось о том, как Артем организовал на Донбассе и в Кривбассе пролетарскую республику.

Во вторую нашу встречу я спросил у него, ознакомился ли он с книгой. Она лежала у него на столе. Он с кислым лицом ответил, что нет. Мол, вот читаю книгу про Сербию времен Первой мировой войны, которую ему подарили в тот же день, в который я презентовал ему работу Корнилова. История ДКР ему была неинтересна, так как это была история красной республики, чуждой его Белой гвардии.

Читайте также Уроки 2014 года, перешедшие в 2015-й

Что тут можно сказать? Зря Стрелков чуждается красного Донбасса. Зря не видит в нем русского начала. Ведь кому проиграла его Белая гвардия? Интервентам? Захватчикам? Нет. Она проиграла тому же русскому народу — прадедам нынешних граждан ДНР, в том числе и моих. Простым пролетариям — шахтерам и металлургам, одетым в солдатские шинели.

Ему бы не чуждаться надо красного Донбасса, а пойти с ним на конвергенцию, как в свое время пошли на конвергенцию с Советской властью многие бывшие царские офицеры. Например, как знаменитый Алексей Игнатьев, потомственный русский офицер, участник русско-японской войны 1905-05 годов, автор знаменитой книги «50 лет в строю». После Октября он перешел на сторону красных и до 1947 года служил верой и правдой в рядах Красной армии. Кому служил? Конечно, России.

Я тоже воспринимаю Октябрь как трагедию, так как она снесла образованный, европейский пласт России. Но погибла ли тогда сама Россия? Нет. Просто рабоче-крестьянские массы в 1917 году ворвались в русскую историю, а во время сталинской модернизации их дети усвоили дореволюционную русскую культуру, которая столь мила сердцу Игоря Ивановича, да и всем русским людям. Так что в итоге историческая Россия не умерла.

Так как Стрелков не понимал (и не понимает до сих пор), что на Донбассе Белая идея должна была бы в лучшем случае стать рядом с идеей Красной, то есть национальное должно было стать рядом с социальным, а не заменять его, то вряд ли у него было бы там будущее. Вот поэтому вряд ли он сейчас или в будущем будет нужен Донбассу, как бы не уверяли нас его поклонники.

Александр Чаленко, Украина.ру, специально для «Актуальных комментариев»

Все статьи автора
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".