Статья
24 Июня 2016 18:02

Последствия Brexit для Евросоюза

На вчерашнем референдуме подданные Великобритании все-таки выступили за выход из страны Евросоюза. Явка на голосовании составила 33,5 млн человек (около 70%), из которых 17,41 млн (52%) оказались последователями Brexit. 

Референдум не носит конституционно обязывающего характера, но игнорировать его уходящий премьер Дэвид Кэмерон и сторонники не могут. Правящей Консервативной партии предстоит сделать выводы по итогам голосования и понять причины, позволившие евроскептикам победить. Среди очевидных обстоятельств – поведение самого Кэмерона во время агитации за Евросоюз. Британский премьер фактически занял все медийное пространство, и его единомышленники решили не выкладываться по полной в своих усилиях. Не оценили британцы попытку выставить убийство Джо Кокс ритуальным покушением на ценности единой Европы. Выбранные фронтменами кампании еврооптимистов действующие чиновники, от которых британское общество заметно устало и которые постоянно пугали обывателя историями об экономическом крахе после Brexit, принесли обратный эффект. Негативную роль сыграл раскол внутри консерваторов. Противники Кэмерона во главе с Борисом Джонсоном, претендующим на место премьера, умело апеллировали к чувству ущемленного национального достоинства граждан. Высокий уровень мотивации сторонников выхода Британии формировала «четвертая власть», рисуя отсутствие перспектив у Евросоюза в среднесрочной перспективе. 

Не в лучшем положении оказались и оппозиционные лейбористы, в округах которых оказалось подавляющее большинство сторонников Brexit. Даже последовательные агитаторы за выход вроде лидера антиевропейской агитации Мэттью Эллиота уже дали обратный ход и предупредили, что переговоры могут затянуться: на сегодня нет готового сценария по форматам сотрудничества между Брюсселем и независимой Великобританией. Существующие схемы, которые евробюрократия использует в отношениях с Норвегией или Швейцарией, по разным причинам неприемлемы либо для Лондона, либо для ЕС. 

Окончательное решение по процедуре «развода» остается за британским парламентом, которому предстоит непростой разговор с образующими Соединенное королевство автономиями. Так, после победы английских националистов первый министр Шотландии Никола Стерджен предупредила Лондон о новом референдуме за независимость региона от Великобритании. Неоднозначная ситуация складывается в Северной Ирландии и Уэльсе, где количество сторонников и противников Brexit оказалось примерно равным. 

Британский плебисцит принес плохие новости не только элите Великобритании, но и континентальной Европе. Председатель парламента Чехии Ян Гамачек без прикрас назвал Brexit самым серьезным ударом по евроинтеграции со времен Второй мировой войны. В аналогичном ключе о «черном четверге» высказались глава МИД Польши Витольд Ващиковский, вице-канцлер ФРГ Зигмар Габриэль и другие видные европейские политики. 

В истории Евросоюза появляется новый водораздел – «до и после» британского референдума. Во внутренней политике ЕС он однозначно запустил процесс ослабления организации. Это касается финансовых отношений стран с евробюрократией Брюсселя. Вслед за британскими экономистами «проблемные» страны, принявшие меры жесткой экономии от Брюсселя, начнут шантажировать руководство ЕС  подсчетами убытков от перечислений в общееевропейские банковские структуры. Как пишет The Wall Street Journal, в ожидании этого Еврокомиссия на экстренном саммите постарается нивелировать «эффект домино» после Brexit с целью снять панику на финансовых рынках и не допустить торжества евроскептиков, скажем, в Ирландии и Португалии, экономики которых теснее других связаны с британской.

Другой негативный для Евросоюза внутриполитический эффект – возобновление политической дискуссии о перераспределении полномочий между «старыми» и «новыми» странами-членами, а также потенциальный статус стран-кандидатов в члены ЕС. В организационном плане не исключен отказ от принципа равенства стран и трансформация в многоуровневый институт неравноправных партнеров. На первом уровне – экономически устойчивое и политически благонадежное «ядро» (страны-основатели из Западной Европы и новички из Прибалтики вместе с Польшей). На втором – периферия, лишенная права обсуждать решения «ядра» (по санкциям против России, по контролю за своей экономикой).

Здесь могут оказаться как «проблемные» Греция, Ирландия, так и «несговорчивые» Венгрия и Кипр. Третий уровень – вечно ассоциированные партнеры ЕС вне блока, которые априори имеют более низкие стартовые позиции в отношениях с организацией: Украина, Молдавия, Грузия, Турция, балканские государства.

  В отличие от внутренних проблем, Brexit минимально скажется на внешней политике Евросоюза, поскольку, как ни парадоксально, но среди главных выгодоприобретателей от референдума – США. Открыто порадовался решению британцев кандидат в президенты страны от республиканцев Дональд Трамп. Он заявил, что британцы возвращают контроль над страной, в отличие от остающихся в ЕС стран.

Однозначно утверждать, что Вашингтон лишился главного форпоста в Европе в лице Лондона, нельзя. Напротив, его самоустранение позволит США гораздо жестче и бесцеремоннее давить на континентальные страны по принципиальным вопросам – экспорту генетически модифицированной сельхозпродукции, спорах о полезности евро, миграции. 

Тема России также не исчезнет из общеевропейской повестки. По версии проигравших еврооптимистов в Британии и за ее пределами, опять «виноват Путин», ставший в их интерпретации, главным «победителем» от центробежных тенденций. После оглашения итогов глава МИД Соединенного королевства Филип Хаммонд и экс-посол США в Москве Майкл Макфол даже испугались поэтапного снижения градуса напряженности между Россией и Европой.  Но место критика вместо Лондона займет Варшава, поэтому можно не беспокоиться о продолжении антироссийского вектора и конфронтации ЕС с Москвой, которая станет чуть менее острой, но никуда не исчезнет.  

На глобальном уровне американцы переводят европейцев на новую стадию взаимоотношений. Она будет характеризоваться смещением акцентов от сугубо региональных, европейских, к более размытым, евроатлантическим устремлениям. Не секрет, что «планом Маршалла» американцы лишили Европу национальных интересов, подменив это понятие на абстрактные наднациональные и сомнительные по содержанию ценности. Теперь можно ожидать еще большего заокеанского доминирования в регионе по военной и экономической линиям. 

Под разговоры о крепнущих связях между Евросоюзом и США неминуемо будет происходить повышение политической роли НАТО и американского военного командования на континенте. Дискуссии о единой армии Евросоюза будут свернуты, так и не начавшись, а вместо них, возможно, появятся отдельные бригады быстрого реагирования, включающие американских и канадских военных. Наверняка будут форсированы переговоры о ратификации Трансатлантического соглашения о зоне свободной торговли и инвестиций (TTIP), и Вашингтон скоро получит регулятивный доступ к европейскому бизнес-рынку. Проще будет идти убеждение Брюсселя по сланцевым проектам в энергетике. Уходящее правительство Кэмерона в последнее время выступало против них, доказывая, что для выгодной сланцевой добычи на британских островах мировые котировки газа должны быть приблизительно на 40% выше текущих, иначе сланец будет приносить королевству только убытки.

Осознанно или нет, но в отношении Евросоюза британцы совершили политическое «11 сентября». Но на его будущее есть и другой, оптимистичный сценарий. После Brexit ЕС вступает в период турбулентности, который оздоровит политический процесс в объединении. Во-первых, Евросоюз станет более консолидированным и будет быстрее продвигать свои инициативы. Это будет происходить не только усилиями Старой Европы в лице Германии или Франции, но, прежде всего, за счет заметно окрепшего голоса Польши. Во-вторых, на стороне еврооптимистов возможность повторения референдума «до победного конца». По мере продолжения неминуемо долгих переговоров с Брюсселем любое правительство Великобритании будет доказывать подданным, что есть трудности и лучше переголосовать о судьбе Туманного альбиона. Учитывая сильную поляризацию общественного мнения, разницу в 4% между сторонниками и противниками Brexit, нельзя исключать нового плебисцита с жаркими дебатами, но «правильным» исходом, который в итоге вернет Лондон в «единую общеевропейскую семью». 


Автор:
____________

Читайте также:
  • Британия проголосовала
  • Британия не выйдет из ЕС
  • Соцопрос: итоги Brexit непредсказуемы



    • вконтакте
    • facebook
    • твиттер

    © 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
    Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".