Статья
7 Января 2010 0:01

Правый руль

Романтическая история о любви к машине, себе, а также жителям Дальнего Востока или почему Борис Куприянов дал роману премию Кормильцева.

Комментарии экспертов
<p>Что для нас в книге Авченко важно? Почему я своим «тоталитарным» решением дал ей премию Ильи Кормильцева? Тут есть несколько факторов. Во-первых, у нас просто нет авторов с Дальнего Востока. Мы вообще не знаем, что там происходит. Об этой нашей проблеме говорил еще Андропов: «мы совсем не знаем своей страны». Сегодня эта ситуация только ухудшается, мы не имеем никакого представления о культуре, литературе регионов. На этом поле Авченко стал одним из немногих прорывов. Собственно, помимо неожиданного романа Авченко есть еще довольно необычное издательство «Рубежи», книги которого хоть как то докатываются до Москвы. Жизнь в регионах, безусловно, есть. Она идет, но мы о ней ничего не знаем. Нехватка регионального взгляда на вещи — это то, о чем мы можем говорить формально, еще не прочитав книгу.</p>
<p>Взявшись за чтение, мы обнаруживаем, что Авченко вполне сознательно обращается в своем тексте к жителям столиц. Именно им он объясняет, зачем и как живут на Дальнем Востоке. Дальше — мы понимаем, что это книга о любви. О любви ... к автомобилю.</p>
<p>Когда я беседовал с настоящими автолюбителями, все они демонстрировали личностное отношение к машине. Когда они водят машину, они постоянно вступают с ней в диалог, хвалят или ругают ее поведение. Для нас, впрочем, важно сейчас даже не эта история любви человека и машины. У нас есть замечательный фильм о такой любви — «Берегись автомобиля». Рязанов тоже запечатлел тогда поэтическое отношение к машине.</p>
<p>Ключевым аспектом книги является другое. Все, что связано с машиной с правым рулём, на Дальнем Востоке — где таких автомобилей подавляющее большинство — стало бизнесом и стилем жизни, стало буквально краеобразующим фактором. В тот момент, когда Дальний Восток был брошен, когда люди в Москве считали, что пусть они там у себя организуются в какую-нибудь Дальневосточную республику, и до этого никому не было дело, «праворульный» бизнес помог жителям региона выжить. Не Москва, не правительство, а «правый руль» сделал это. В этот бизнес оказались включенными в той или иной степени почти все население Дальнего Востока. Перегонщики, хозяева кафе, которые обслуживают перегонщиков, люди, которые возят машины из Японии, бандиты, городская администрация, городская интеллигенция, как показывает случай с Авченко и т.д. Они все включены в эту круговерть и через нее для них возникла некоторая реальная автономия, независимость и свобода. Это опасный, неприятный для Москвы бизнес делал из них граждан и реальную общность.</p>
<p>Фактически, мы пришли к тому, что машина с правым рулём сделала единственную, может быть, за исключением московской (если можно говорить о московской общности) региональную общность людей. Они объединены и у них единые требования. Показательно, что властям, к примеру, пришлось отправлять во Владивосток подмосковный ОМОН. Потому что всем ясно, что местный ОМОН просто не стал бы разгонять протестующих против запрета «правого руля». Ведь местный ОМОН и сам ездит на таких машинах.</p>
<p>По сути, мы сталкиваемся с парадоксальным социальным феноменом. Сложная бизнес-история, побочная, второстепенная для страны, делает людей гражданами и общностью.</p>
<p>Борьба с этой связанной с правым рулём общностью, как воспринимает её Авченко, это борьба на с правым рулём, а с самим Дальним Востоком, с его образом жизни, свободами и автономиями.</p>
<p>Василий Авченко, «Правый руль», М.: Ад Маргинем Пресс, 2009, — 352 стр.</p>
<p>Книга приобретена в магазине <a href="http://www.falanster.su/">«Фаланстер»</a></p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".