Комментарий
14 Июня 2011 3:03

При свете выстрелов

Леонид Радзиховский публицистЛеонид Радзиховский

Леонид Радзиховский
публицистЛеонид Радзиховский

350 человек пришли на панихиду по Юрию Буданову.

Цифра ничтожна – на похоронах Гайдара и Политковской было куда больше. Но за спиной тех, кто «пришел к Буданову» - миллионы. Угрюмая, насупленная, катающая желваки «шукшинская Россия». Она, как известно, долго запрягает – но уж если поедет…

Общество сочувствует Буданову. Больше того: общество уверено, что с ним поступили несправедливо, когда посадили в тюрьму. Барометр самой современной в мире конструкции – Жириновский – не зря примчался на похороны. До этого он в особых симпатиях к Буданову замечен не был. Симпатизирует он только себе, своему рейтингу – и ищет где глубже…

Я далек от того, чтобы считать покойного полковника «рыцарем без страха и упрека». Но помню суд над ним – этот суд имел явный политический подтекст. Логика понятна. Война заканчивалась. Жестокостей в отношении мирного населения Чечни было много. Чеченцы обижены. А России надо начинать мирно жить с Чечней. Значит, нужно показать народу Чечни, что Государство Российское заботится и о чеченцах. А тут – как нарочно – подвернулся «казус Буданова». Ну и расплатился за всех… Его послали воевать – а потом его телом еще раз заткнули амбразуру.

Виноват ли был Буданов?

Разумеется.

Жестокое убийство, им совершенное - факт. Конечно, если во время войны находят снайпера (а снайперами часто бывают как раз женщины) – его уничтожают. Как это конкретно происходит – с насилием или «вежливо», я, разумеется, судить не берусь. Но, с другой стороны, не доказано, что убитая Будановым женщина действительно была снайпером. Больше того, снайпером, вроде бы, была не она, а ее мать. То есть не «была», а обвинялась в этом. Впрочем, этот вопрос следствие практически не изучало.

Словом, был заказ на «показательную порку» для успокоения чеченцев. Ее и выполнили на примере Буданова.

Но каковы бы ни были обстоятельства «дела Буданова», общество в них не хочет и не будет закапываться. Фанатам Буданова все ясно: герой войны предан своей страной и убит «чеченскими отморозками». Антифанатам Буданова все ясно – кровожадный насильник и убийца получил, наконец, свое. Договориться тут в принципе невозможно. Кстати, в российском обществе есть и малочисленная, но активная группа «антифанатов» Буданова – в основном, как ни странно, из числа правозащитников, которые, вроде бы, должны защищать всех. Но, как видно, и они - тоже люди, делят мир на «своих» и «врагов». Буданов попадает во «враги». А непримиримости к врагам нас учить не надо – 70 лет учили… «Кто не с нами – тот против нас», «Если враг не сдается – его уничтожают». К чему-чему, а к холодной гражданской войне Россия всегда готова…

Однако, в данном случае не столь велика симпатия к самому Буданову, как возмущение по адресу чеченцев. Что его убили чеченцы из мести, из «кровной мести», уверены все. Хотя доказательств не привел никто.

Это и есть главный политический урок данного дела.

Если бы не было напряжения между русскими и чеченцами – не было бы и таких эмоций по поводу убийства Буданова (а может не было бы и самого убийства).

Но эти выстрелы показали еще раз то, что все и так знают.

Войны между Россией и Чечней – нет. Но и единой страны – нет. Нет государственной границы – есть жесткая психологическая граница, между «мы» и «они». С «той стороны» выстрелили – и Буданов убит.

Поэтому каждый раз такую реакцию вызывают «убийства болельщиков» - никто не верит в простую «бытовуху». Ищут убийства «на почве национальной неприязни». Больше того. Общество уверено, что власть «покровительствует чеченцам», что у них в России больше реальных прав, чем у русских – а вот у русских в Чечне и вовсе прав нет.

Опять же, так это или не так - проверить невозможно. Легко найти любые примеры, подтверждающие любую точку зрения. Но в России люди воспринимают ситуацию – именно так. А идея овладевшая массами, как известно – реальная сила.

Типичной стала и идея «отделиться от Чечни».

При всей абсурдности (Конституция провозглашает единство страны, Чечня сама не хочет отделяться от России с ее бюджетом; это фантастическое «отделение», не решив никаких проблем, только породило бы ворох новых и т.д. и т.п.) – эта идея «простого и радикального решения» очень популярна. И при свете выстрелов это опять стало ясно.

Что же делать ? Как «решить проблему»?

Не хочу говорить самоочевидные банальности о соблюдении законов, борьбе с ксенофобией (кстати – ксенофобия бывает с двух сторон !) и т.д.

Ясно три вещи.

Проблема есть, и прятать от нее голову не получается.

Никаких «окончательных решений» тут не существует.

Если невозможно ничего решить, то надо учиться совместно жить, идя на компромиссы. Например, тот факт, что Буданова хоронили с воинскими почестями, наверняка не понравится многим в Чечне. Что ж – очень полезно, пусть знают, что в России делается далеко не только то, что может понравиться в Чечне, но и то, что может понравиться в России.

А «отношений, приятных во всех отношениях», боюсь, у нас еще долго не будет.

Леонид Радзиховский
, специально для АК

  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".