Комментарий
3 Июня 2011 0:32

Русские языки

Михаил Бударагин публицистМихаил Бударагин

Михаил Бударагин
публицистМихаил Бударагин

Пока школьники сдают ЕГЭ по русскому языку, стоило бы, пожалуй, сказать о том, как на глазах падает уровень грамотности – самой простой, про «"не" с глаголами» и «симпотичный» – но дело, к сожалению, совсем не в этом.

И даже не в том, что русский язык в его классическом виде рано или поздно будет вытеснен на обочину школьной программы. Такова вообще логика нашего образования, но сожалеть об этом – пустая трата времени: все уже давно отсожалели.

Дело же в том, что любой нормальный российский ученик вынужден изучать параллельно два русских языка, которые спорят друг с другом за первенство. Первый – это нормативный, учебный язык, который дан нам в учебниках с их правилами и исключениями: он меняется, но меняется медленно, переживая наплывы то жаргонизмов, то арго, то иностранных заимствований, оставаясь, тем не менее, все тем же.

На роль второго языка разнообразные кликуши чаще всего прочат живую речь, раз в год вспоминая о том, что «язык, мол, загрязнен, неправильными словами», но язык остается языком, а речь остается речью. Письменная и устная норма до времени были разведены самим типом письма и структурой коммуникации. Можно было быть сколь угодно модным и щеголять любыми заимствованиями, но письмо сглаживало все различия.

Последние 10 лет стали переломным именно в этой парадигме: чат, смс, короткие сообщения в социальных сетях изменили структуру языка гораздо глубже, чем это видится с вершин нормативного языкознания. В интерактивном пространстве вырабатывается не своя собственная речь (она – с многочисленными вариациями – уже давно существует), а свой язык с новыми нормами и новыми правилами, с новой пунктуацией, с новыми исключениями.

Так, например, краткость сообщений все чаще приводит к тому, что редукции подвергаются прилагательные, причастия и деепричастия – нечто подобное в виде маргинальной нормы существовало в языке советских телеграмм. Теперь маргиналия стала письменным мейнстримом.

Разумеется, именно школьники с их повальным увлечением социальными сетями находятся на острие изменений нормы, которая не фиксируется словарями. Разумеется, именно школьники должны выучивать по сути два – пусть и очень похожих – языка, один из которых считается «правильным», но встречается на письме все реже, а второй – практически повсеместен для их собственной социальной группы, но не успел стать нормой. Разумеется, именно это приводит к тому, что школьный русский язык воспринимается все труднее.

Как все это повлияет на результаты ЕГЭ? Никак, потому что ЕГЭ не показывает ни степень понимания школьниками языка, ни уровень их подготовки. Впрочем, кому-то зачем-то, видимо, нужно знать, как учителя могут натаскать детей на решение тестовых заданий. На этот вопрос ЕГЭ отвечает очень хорошо.

Позволю себе предположить, что в нынешнем году результаты ЕГЭ по русскому языку будут чуть хуже, чем в прошлом: натаскивание уже всех изрядно утомило.

Михаил Бударагин
, специально для Актуальных Комментариев

  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

Rosneft
© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".