Статья
168 17 Июня 2009 0:01

Ситуация в Иране

В Иране оппозиция протестует против опубликованных  итогов президентских выборов, согласно которым победу одержал М.Ахмадинеджад. Официальные структуры заявили о готовности пересчитать голоса избирателей.

Сразу после оглашения результатов президентских выборов в Иране, состоявшихся 12 июня, в Тегеране начались беспорядки, продолжающиеся до сих пор. Оппозиция протестует против официальных итогов выборов, согласно которым победу одержал действующий президент Махмуд Ахмадинеджад, набравший 63% голосов.

Его главным соперником был экс-премьер-министр страны Мир-Хоссейн Мусави, опережавший Ахмадинеджада в предвыборных рейтингах. Сторонники Мусави и составляют основную массу митингующих. В результате беспорядков уже погибли семь человек.

16 июня иранское государственное телевидение сообщило, что Совет Стражей Исламской республики Иран, на который возложено наблюдение за подготовкой, проведением и подведением результатов президентских выборов, готов пересчитать голоса избирателей. Пересчет голосов может быть проведен на тех участках, о нарушениях на которых заявляли соперники президента Ирана Махмуда Ахмадинежада - Мир-Хосейн Мусави и Мохсен Резайе. Жалоба оппозиционеров была представлена членам Совета 15 июня.

Ранее Совет назвал результаты пятничных выборов "промежуточными", а накануне руководитель Исламской республики Иран аятолла Али Хаменеи распорядился провести расследование по фактам нарушений в ходе выборов, а также провел встречу с лидером оппозиции Мир-Хосейном Мусави.

Тем временем Махмуд Ахммадинеджад совершил визит в Екатеринбург, где принял участие в саммите Шанхайской организации сотрудничества.

 

Комментарии экспертов

Некоторые уступки иранских властей оппозиции в отношении частичного пересчета голосов - это очень мягкая попытка сбить накал.


Высказываются предположения, что ситуация, сложившаяся в Иране, нагнетается в западных СМИ. Однако когда 2 миллиона человек в столице выходит на улицы, когда идёт стрельба по демонстрантам, и уже погибло несколько десятков человек, когда отключены СМИ, интернет и всё остальное, говорить о том, что что-то нагнетается - было бы, мягко говоря, чересчур. Таких волнений не было с революции 79-го года. Разумеется, это не очередная «оранжевая» революция, а некоторый очень серьёзный внутренний раскол. Но это очень и очень серьёзно.


Мировое сообщество занимает обычную для себя позицию осторожного невмешательства, говоря какие-то весьма осторожные слова в адрес действующей власти. Никаких симпатий у внешних наблюдателей, разумеется, происходящее не вызывает, потому что ситуация очень серьёзная, которая может вызвать и чрезвычайно острое противостояние. В конечном счете это может спровоцировать какой-то очередной пик исламской революции в сторону её либерализации, но через большую кровь. Все это заставляет очень осторожно относиться к происходящему.


Духовный лидер, безусловно, встал на сторону Ахмадинеджада и достаточно чётко проявил это. Он очень осторожен, потому что Мусави – его старый и давний противник. В 80-е годы у них были отношения личной открытой вражды, и это помнят оба эти человека. Как только Хаменеи стал духовным лидером, пост премьер-министра был уничтожен, и Мусави был последним, кто его занимал. В этой ситуации, разумеется, было бы странным ожидать, чтобы он приветствовал на президентском посту, как бы этот пост не был ему подчинён, человека, у которого с ним отношения примерно как у Сталина с Троцким.


Поэтому он занял чёткую позицию, но он просто не может перед лицом этих волнений заявить, что «все пошли вон» и занять позицию, когда он не продемонстрирует хотя бы на первичном уровне готовность к диалогу с многомиллионной оппозицией. Именно исходя из этого, он и действует. Он говорит: «Ну да, наверное, надо посчитать». Тем не менее, конечно, тут мы видим очень чёткую позицию. В случае необходимости, если волнения будут зашкаливать, он, разумеется, «сольёт» своего визави - Ахмадинеджад вряд ли останется президентом. Но это уже в случае крайней необходимости.

Власти Ирана совершенно адекватно отреагировали на претензии Мусави и его сторонников, сказав, что могут пересчитать голоса. Иранская избирательная система такова,  что если есть претензии, то голоса могут пересчитываться, но пересчитываться избирательно. На определенных участках, например, в провинции, они будут действительно могут быть пересчитаны. Если погрешность составит 1-1,5%, то это в рамках допустимого. При этом власти сказали сразу, что это не означает, что итоги выборов будут пересмотрены.


Очевидно, что при всех вариантах эти мероприятия рассчитаны на то, чтобы удовлетворить амбиции Мусави, поддержать его морально, чтобы он на каком-то определенном уровне добился своего. То, что власти пошли ему навстречу, вовсе не означает, что они дали слабину. Они просто удовлетворили претензии одного из кандидатов в рамках существующего законодательства, но не более того.


Почему Ахмадинеджад не приехал в Екатеринбург в первый день саммита ШОС. На Западе и в России многие  в этом сразу нашли признаки того, что ситуация в Тегеране, в Иране, очень серьёзная, и это на самом деле не позволяет Ахмадинеджаду выехать за рубеж. На самом деле это не совсем так. По отношению к сторонникам Ахамадинеджада сторонников Мусави ничтожно мало.


СМИ, особенно западные,  могут сделать из мухи слона, когда им надо. Они показали всему миру кадры, когда акции протеста и сопротивления были предприняты со стороны местных сторонников Мусави. Их было несколько тысяч. А на следующий день, 14-го, почти миллион человек выходил на улицы на митинг с участием Ахмадинеджада, и вся мировая пресса умалчивала, не говорила или, по крайней мере, мелко показывала, то есть практически сделала вид, что ничего такого не было. Это говорит о чрезвычайно пристрастном подходе в освещении иранской темы.


 


 


© 2008-2018 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".