Статья
1 Февраля 2016 17:20

Случай Волкова

Случай Волкова
Фото: Youtube

1 февраля в Новосибирске продолжились заседания суда по делу Леонида Волкова. Ему инкриминируют ч.3 ст.144 УК РФ (воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналиста с применением насилия и повреждением имущества), которая предполагает до шести лет лишения свободы.

Уголовное дело на Волкова завели в августе 2015 года. Поводом стал июльский эпизод во время попытки участия ПАРНАСа в выборах в новосибирское заксобрание, когда Волков пытался не пропустить к Навальному журналиста Lifenews Поступинского, схватив его за микрофон. Последний обратился с заявлением, что микрофон поврежден, а сам он испытал физическую боль от хватки Волкова. В итоге видный оппозиционер находится под подпиской о невыезде – на сегодняшний день это главное его ограничение.

Ясно, что подобных случаев с журналистами по стране происходит великое множество – их отталкивают, выгоняют, закрывают ладонью объектив и т.д. и т.п. Пограничные ситуации – на грани формального нарушения закона – возникают, наверное, почти ежедневно. Но крайне редко они заканчиваются возбуждением уголовного дела. Легко догадаться, что в случае с Леонидом Волковым мы имеем пример типичного применения административного ресурса, или избирательного правосудия.

Оппозиционер уже ограничен в своих передвижениях по стране и привязан к судебному разбирательству. А когда суд завершится, то Волков – вслед за своим соратником Навальным, вполне может оказаться – нет, не за решеткой, а в числе не допущенных к участию в выборах как имеющий судимость.

Сам он уже заявил о своем желании баллотироваться в Госдуму на текущих выборах. У Волкова есть неплохой бэкграунд на родине в Свердловской области, он был депутатом Екатеринбургской городской думы. В регионе традиционно сильны протестные и оппозиционные настроения, традиционно слаб административный ресурс – причем даже при сильном губернаторе вроде Эдуарда Росселя, а сейчас там правит губернатор явно слабый. Так что уповать на один лишь местный административный ресурс с целью не пропустить Волкова в Думу не приходится. В 2011 году его смогли отсечь от выборов в областное заксобрание по подписям – сейчас может так не выйти. Поэтому, видимо, решено «работать» с ним через ресурс федеральный и в другом регионе.

Чем конкретно опасен Волков Кремлю – тоже вполне очевидно. Он опытный политический боец, главный политтехнолог оппозиции, и его шансы пройти по одномандатному округу – ежели ему не препятствовать – весьма велики. В парламенте он может стать источником постоянного раздражения для власти – депутатские запросы, заявления с думской трибуны, при этом – неприкосновенность парламентария. Поэтому желание не пропустить его в Думу, отсечь от участия в избирательной кампании еще на дальних рубежах – объяснимо. С Алексеем Навальным вопрос уже решен, он никуда баллотироваться не сможет. Теперь, похоже, очередь пришла за его «правой рукой», но при том – фигурой вполне самодостаточной, также не лишенной лидерских амбиций и способной повести за собой сторонников. Но насколько эффективен избранный инструментарий? Поможет ли власти и ее главной партии подобная тактика?

Примеров, когда на политического противника «вешают» дело с целью недопущения его до выборов, довольно много. Так, еще в 1998 году в Казахстане не допустили до участия в президентских выборах Акежана Кажегельдина – бывшего премьера, опасного не столько тем, что он мог выиграть, сколько тем, что он мог сделать победу Назарбаева не столь убедительной и триумфальной. Его накануне кампании оштрафовали всего на 50 долларов за административное правонарушение – но этого было достаточно, чтобы его кандидатура не была зарегистрирована.

Но если разобраться внимательнее, то мы увидим, что Кажегельдин в конечном счете сошел с политической сцены не потому, что его подловили на административном штрафе, а потому, что он изначально не имел шансов – казахстанская элита сделала ставку на Назарбаева и сплоченность, а предлагаемая им конфронтационная повестка дня не способна была привлечь сторонников, особенно в условиях ясно демонстрируемого командой Назарбаева намерения не отдавать власть любой ценой.

Иными словами, подобные манипуляции с правосудием, равно как нерегистрация из-за неправильно оформленных документов или недостоверных подписей – суть тактика, а не стратегия. Первична именно сила власти и демонстрируемый ей твердый характер. Когда они есть – тогда минимизация угроз оппозиции подобным образом себя оправдывает и является эффективной. Никто не пойдет на демонстрацию с требованием дать возможность Навальному или Волкову баллотироваться в Думу. Их осуждение не вызовет всплеска эмоций, публичных протестов, не породит раскол в правящей элите.

Вот в Турции в 2002 году Реджеп Тайип Эрдоган не смог избираться в парламент, как имевший непогашенную судимость по политической статье. Однако его соратники одержали на парламентских выборах убедительную победу, получили большинство, изменили законодательство, чтобы он смог баллотироваться, и уже в 2003 году на довыборах по одному округу Эрдоган победил и стал премьером. То есть в Турции подобный метод не сработал ввиду слабости, трусости и непопулярности прежнего правительства. Одним недопущением лидера оппозиции до выборов его противники ничего достичь не могли и лишь ненадолго оттянули его приход в правительство.

В России ситуация совсем другая. Лидер страны популярен, население разобщено, а оппозиция – непопулярна. Поэтому с ней, грубо говоря, можно делать что угодно – ответной опасной реакции не последует. Было бы по-другому – Навальный и Волков могли бы провести в Думу множество своих сторонников и управляли бы процессом со стороны. Но, в отличие от Турции, в России вождям несистемной оппозиции позарез необходимы именно депутатские мандаты, ибо без них их возможности влиять на ситуацию резко снижаются.

Ненужного для властей информационного повода, который бы привлек внимание к Волкову, также ожидать не приходится. Спрос на политические новости, особенно связанные с оппозицией, – низок. Плюс при наличии в руках правительства телевидения, большинства печатных СМИ и контроля за интернетом любые нежелательные информационные риски минимизируются. Зато госТВ, в нужный момент, напротив, сможет показать сюжет из зала суда о том, какие оппозиционеры – враги свободы слова и журналистики.

В целом история с Волковым – это продолжение ставки власти на удержание несистемной оппозиции на коротком поводке, сосредоточение ее в электоральном гетто. Полностью ее не ликвидируют, время от времени позволят проявиться – для самодискредитации и игры в «доброго полицейского», но в решающий момент делается все, чтобы отсечь от попадания во власть. Разумеется, бывают различные технологии. В рамках одних из них Немцову не препятствуют, например, избраться в Ярославскую облдуму, или Навальному «партия власти» собирает голоса для участия в выборах. Но сейчас ставка сделана на противоположное, и в рамках этого выбора все средства хороши, в том числе и открытие дела по нападению на журналистов. Оно может тянуться неопределенно долго, все время держа Волкова в подвешенном состоянии, в зависимости от его поведения.

Максим Артемьев специально для «Актуальных комментариев»

Другие статьи автора


____________

Читайте также:
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

Rosneft
© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".