Комментарий
311 28 Октября 2016 13:53

Сомневаюсь, что в Кремле просыпаются в холодном поту от слов Райкина

Олег Басилашвили актер театра и киноОлег Басилашвили

Олег Басилашвили
актер театра и киноОлег Басилашвили
Дискуссия о цензуре, взаимоотношениях власти с творческой интеллигенцией, которую открыл художественный руководитель московского театра «Сатирикон» Константин Райкин, обрела естественное продолжение. Часть коллег по цеху поддержала Райкина, чиновники от Минкульта стали намекать на творческую несостоятельность режиссера, отреагировали на диспут и в Кремле. «Актуальные комментарии» выясняли, смогут ли власть и творческая интеллигенция услышать друг друга.  Народный артист СССР Олег Басилашвили считает, что страна находится на распутье. 

- Сомневаюсь, что в Кремле просыпаются ночью в холодном поту от того, что сказал Райкин. Думаю, там какие-то свои другие дела, на которые отвлекается внимание от этого дела. Что же касается заявлений Райкина, я глубоко уважаю всё то, что он сказал. Люди, которые пытаются вводить цензуру и делать те или иные указания, нарушают закон, ибо закон о культуре, который был составлен и при моём участии, гарантирует неотъемлемое право каждого на культурную деятельность, затем статья 12 раздела второго зафиксировано право каждого на выбор формы художественного произведения. А в Конституции России в статье 44 написано, что каждому гарантируется свобода литературного, художественного, научного и других форм творчества. Так что Константин Аркадьевич абсолютно прав, и я целиком и полностью его поддерживаю. 

Но есть обратная сторона медали. В нашем театральном искусстве подчас происходят явления, которые, как мне кажется, не должны были бы происходить. Ненормативная лексика звучит со сцены, различные извращения показывают, и так далее. Но вопрос – кому судить.

Так что мы сталкиваемся с естественными противоречиями. И здесь можно говорить о морали, внутреннем чувстве справедливости. Допустим, я – редактор журнала, владелец. Я ставлю задачу написать статью, где нужно опорочить Константина Райкина, и гонорар - миллион рублей. Воля каждого – не согласиться и ничего не получить или согласиться и порочить. Если журналист согласится, это просто будет некрасивый поступок, но в какой Конституции, в каком законе написано, что придя на званый обед, нельзя сесть на стул и положить грязные ноги на крахмальную скатерть? Этого же нигде не написано, но почему-то никто так не поступает.

 Значит, в нас живёт воспитанное веками, традициями, чувство, что хорошо, что плохо, что допустимо, а что недопустимо. Вот это чувство театральное у нас, оно в основном благодаря сталинской селекции вырезано. Вот тот самый категорический императив, о котором говорил Кант, он отсутствует в наших душах, ибо в течение долгих лет провозглашались простые истины: всё морально и нравственно, что служит делу пролетарской революции. В результате сын может предать отца, жена может отказаться от мужа, муж может оклеветать сына и так далее. То есть чувство стыда, нравственности у большинства из нас вырезано сталинской селекцией. Вот эти чувства надо восстанавливать. Как это сделать - я не знаю.

Но знаю, что такого рода цензура должна быть у каждого, каждый режиссер и политик должен знать, что  хорошо, что плохо, что можно, а чего нельзя. Это можно назвать внутренней цензурой, как угодно. Так что я высказываю одобрение тому, что высказал Константин Аркадьевич. А главное, то внутренне чувство, которое не позволяет нам делать нечто, не обозначенное в законах и в Конституции, вот с этим чувством надо что-то делать, надо его заново выращивать в нашем народе.

-  Умеет ли власть разговаривать с интеллигенцией?

-  Думаю, здесь дело совсем не в Кремле, а вообще в нашем обществе, которое на протяжении 70 лет пребывало в состоянии закрытости, практически своеобразного лагеря. Все слова, произносимые в лагерях, вышли в нашу жизнь. Мы же так разговариваем. Поэтому друг друга мы мало ценим, мало ценим чужую жизнь.

Каждый должен иметь свое мнение. Тот же Хирург должен иметь возможность высказывать свое мнение. Но ведь не всё то, что мне не нравится, я должен пойти и облить мочой. Именно уважение друг к другу, уважение к гражданину страны, за последние годы очень упало, мы опять начинаем говорить о первенстве государства. Гражданин живёт для государства, а его собственная жизнь ни гроша не стоит, опять падает удельный вес такого слова, как гражданин РФ, и это позволяет этому человеку в цепях, хоть в его возрасте уже неудобно так выглядеть,   высказываться подобным образом без уважения к тем, о ком он говорит. Вседозволенность тоже не является большим счастьем. Внутренний цензор должен определять пределы разумного. 

 - Как должно менять позицию государство?

- На самом деле не надо забывать, что культура держит перед властителями зеркало и показывает их подлинное лицо, что необходимо для того, чтобы чиновники не отрывались от действительности и не думали о себе в превосходных тонах. Вот за это властитель платит деньги тем, кто держит это зеркало. Вспомним «Бориса Годунова». Юродивого хотят казнить, а царь говорит: «Оставьте! Молись за меня, юродивый». В ответ слышит: «Не могу, не могу молиться за царя-ирода». При дворах царей, королей всегда были шуты и юродивые, которые говорили правду в глаза властителю. Возьмите хотя бы короля Лира, при нём присутствует шут, который говорит ему правду. Эти шуты-актёры-режиссёры театра, кино необходимы в обществе, иначе общество превратится в то, в которое превратился Советский Союз, который в результате и развалился.

Автор:
____________

Читайте также:
Комментарии для сайта Cackle
© 2008 - 2020 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".