Комментарий
11 Февраля 2015 17:31

Украинская сторона требует полного одностороннего контроля над границами ДНР и ЛНР

Геворг Мирзаян политологГеворг Мирзаян

Геворг Мирзаян
политологГеворг Мирзаян
Сегодня в Минске состоится встреча глав России, Германии, Франции, Украины в «нормандском формате». Стороны обсудят пути урегулирования украинского кризиса.

Подробнее — в материале «Нормандский путь к миру».

Ситуацию вокруг минских переговоров «Актуальным комментариям» прокомментировал научный сотрудник Института США и Канады РАН, спецкор журнала «Эксперт» Геворг Мирзаян:

«Ситуация вокруг переговоров в Минске непростая переговорные позиции сторон существенно отличаются, по ряду вопросов российская и украинская позиции различаются диаметрально, например, в вопросе о контроле границы.
Наступление в Дебальцево усилило позиции ополченцев, так что, вероятно, линией разграничения станет фактическая линия контроля.

Для России важно, чтобы Украина не закрыла границу, например, для возможности поставок Россией гуманитарной помощи Донбассу. Украинская сторона может мешать этой процедуре именно препятствуя переходу границы. В этом мы убедились, когда проходил первый гуманитарный конвой продукты стояли и портились, пока украинская сторона не спешила с оформлением документов.

Украинская сторона требует полного одностороннего контроля над границами ДНР и ЛНР. Компромиссом может быть установление формального контроля украинской стороны, как сейчас. Либо там будет ОБСЕ, но при жёстких, стопроцентных гарантиях Запада, что никакого вторжения украинских войск не будет. Важно еще кто конкретно будет стоять. Понятно, что никаких миротворцев стран НАТО и близко быть не должно. Но и российских миротворцев там, получается, не будет, потому что Украина на это вряд ли пойдёт (хотя такой вариант все-таки возможен). Оптимальным вариантом были бы размещения там белорусов или казахов.

Еще один спорный момент сама линия соприкосновения. Наступление в Дебальцево усилило позиции ополченцев, так что, вероятно, линией разграничения станет фактическая линия контроля.

Наконец, нужно что-то решать с федерализацией. Это сложно, потому что даже формальное согласие Порошенко на процесс федерализации не будет означать, что его имплементация будет реализована. Потому что юридически это должно быть принято либо в Верховной Раде, которая это не примет, потому что там сидят дикие радикалы, либо через референдум, который тоже провалит процесс, потому что есть административный ресурс и есть обработанное, зомбированное украинской пропагандой население, настроенное отрицательно в отношении пропаганды.

Есть надежда на украинских олигархов, потому что некоторым из них федерализация выгодна.

Да, на примере последних парламентских выборов на Украине ясно, что голосование ничего не значит, если есть интерес внешней стороны. Господин Яценюк якобы неожиданно получил в два раза больше голосов, чем ему предназначалось. Это связывали с давлением американцев на украинскую избирательную систему, которым нужно было, чтобы Яценюк набрал столько же голосов, сколько Порошенко. Яценюк это американская креатура. В данном случае люди, которые устроили это голосование, скорее не заинтересованы в федерализации, потому что США хотели бы сохранения унитарной Украины, находящейся в западной сфере влияния. Им не важно, что это вызовет какую-то дальнейшую дестабилизацию, это уже проблемы Европы, а не проблема США. Поэтому как будет решаться этот вопрос, тоже непонятно. Кто будет гарантировать имплементацию процесса федерализации? Есть надежда на украинских олигархов, потому что некоторым федерализация выгодна. Но насколько они будут здесь самостоятельными, сложно сказать.

И ещё важный момент. В принципе сложно договариваться с украинской стороной. Порошенко не самостоятелен с двух сторон. И эти две стороны противоречат друг другу. То есть, с одной стороны, он не самостоятелен в отношениях с Западом. Он от них получает деньги, влияние, возможность политической поддержки, и самое главное, это для него место, куда он может, если что, убежать. Но с другой стороны, он зависит и от украинских радикалов, которые формируют повестку дня на Украине. Если Порошенко подпишет какие-то заявления или предложения, например, по новой линии соприкосновения, его "сожрут" на Украине. Если Порошенко пойдет на уступки, которые ждёт от него Запад, он возбудит против себя радикалов. Если он будет следовать в рамках линии радикалов, то он очень резко обострит отношения с Западом. Порошенко пытается пройти "меж двух огней". 

Происходящее сейчас под Мариуполем — это как раз элемент внутренней оппозиции. Потому что на фоне того, что Виктор Муженко — начальник Генштаба и человек Порошенко — сдал Дебальцево, господин Турчинов "верхом не белом коне" во главе батальона "Азов" идёт отвоёвывать земли под Мариуполем. И не так важно, что это дикая показуха, что "Азов" отвоевал те территории, которые были нейтральными и потерял на этом людей, но формально операция окончилась успехом. Пропагандистский итог достигнут — Турчинов победитель, Муженко проигравший. И на фоне того, как человек президента сдаёт позиции, глава СНБУ, то есть, представитель другой оппозиционной президенту партии, возглавляемой Арсением Яценюком, победитель, вывод, чья сторона сильнее, напрашивается сам».

Подготовила Наталья Захарова

  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".