Статья
3429 11 Апреля 2018 22:29

Ваше сиятельство, не щадите виновных!

Читая Некрасовскую анкету

На открытии Английского клуба редактор литературного журнала обратился к генералу Муравьеву, назначенному императором в спасители империи, с верноподданническим тостом — не щадите виновных! — и этот тост аукался ему потом и при жизни, и за гробом.

Журнал назывался «Современник», редактором его был Николай Некрасов.

Генерал спич выслушал, попыхивая трубкой, неопределенно покивал, но журнал закрыл: у нас и невинных-то щадить в особом заводе никогда не было. Что уж говорить о «Современнике» — рассаднике гнилого богопротивного либерализма...

Многие потом объясняли тот тост либо паникой, либо минутным помешательством.

***

Некрасовская анкета, которую Корней Чуковский составил без малого век назад, рассказывает, конечно, не столько о самом поэте, сколько о тех, кто ее заполнял.

Любите ли вы стихи Некрасова?
Не знаю. Подумаю по окончании гражданской войны.

Пренебрежительная брутальность Маяковского теперь, спустя столетие (он отвечал на вопросы анкеты в 1919), читается невыносимой жеманностью. На вопрос, не было ли в жизни анкетируемого такого периода, когда творчество поэта значило для него больше, чем поэзия Пушкина и Лермонтова, ответить затруднился — «не сравнивал по полному неинтересу к двум упомянутым».

К Некрасову интерес у Маяковского, однако же, имелся: «Очень интересовался одно время вопросом, не был ли он шулером. По недостатку материалов дело прекратил».

Илья Репин (1925) критиковал поэта за то, что у того бурлаки — поют. Репин же, писавший своих бурлаков на волжских берегах и знавший (или пребывавший в уверенности, что знает) их бытование и привычки, утверждал, что люди они все злые и угрюмые, к пению не склонные, да и вообще под лямкой, которая тянет человека назад, петь физиологически затруднительно.

А теперь пойди проверь, кто из них прав, кто виноват.

Максимилиан Волошин (заполнил анкету в 1924), писал с большим пиететом:

...ценю людей не за их цельность, а размах совмещающихся в них антиномий.

Горький (в 1919 — на пике славы, живой классик, самый известный русский писатель в мире) честно признался в нелюбви к стихам Некрасова:

Он рифмовал: «лесок — легок», «Петрополь — соболь» и т. д. — автор нерифмованного «Буревестника» к собрату по перу оказался необыкновенно строг.

Тургенев коллегу-поэта не любил, подпортил себе эпитафию этим своим несправедливо знаменитым (точнее сказать — знаменитым несправедливостью) заключением: в стихах Некрасова поэзия и не ночевала.

Всеволод Иванов ответил ему заочно, postmortem, и ответил замечательно: мол, может, и не ночевала, но иногда приходила по ночам и минуту-другую смотрела горящими безумными глазами.

И за одну такую минуту многие бы отдали все свои многотомные собрания с тиснеными золотыми корешками...

Андрей Шухов специально для «Актуальных комментариев».

*Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции

Актуальные комментарии
© 2008-2018 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".