Статья
8 Февраля 2016 13:45

Хиджарби

«Женское платье – это поединок умеренности и царственности: внешнее великолепие непременно подразумевает сладость сокрытого», – писал англичанин Энтони Капелла. Что ж, 2016 год начинается с сокрытых прелестей.

С одной стороны, на обнаженное тело наступает журнал «Playboy», который готовит первый в истории выпуск без «обнажёнки», с другой – российский историк моды Александр Васильев предсказывает, что европейская мода станет скромнее, чтобы не провоцировать мигрантов. Не дремлет и «пятая колонна». Кукла Барби, символ и знак цивилизации, сначала набрала вес, а теперь ещё и, говорят, оделась в мусульманские одежды. В общем, последний день настал, в давно минувшую эпоху предреченный: на руинах общества традиционных ценностей, из-под которых слышны только крики Дональда Трампа, прыгает толстуха-Барби-феминистка, закутанная в хиджаб.

С другой стороны, можно взглянуть на происходящее иначе. Во-первых, пугаться мусульманской Барби пока рано. Компания «Mattel», владелица бренда, не имеет к новым религиозным интересам своей куклы никакого отношения. Наделавший столько шума и набирающий популярность Instagram-аккаунт Хиджарби (как ещё называют Барби в хиджабе) ведет двадцатичетырехлетняя жительница Нигерии Ханифа Адам. По словам самой Адам, она решила шить костюмы для куклы, потому что хотела бы, чтобы Барби вдохновляла девочек-мусульманок, была бы на них чуть больше похожа. Дальше обычный разговор про скромность, культурный и религиозный бэкграунд. Еще девушка выкладывает в своем аккаунте фотографии пирожных.

История говорит, что Ханифа Адам не делает ничего уникального. На рынке fashion-кукол ещё с 2003 года присутствует кукла Фулла, продукт арабской NewBoy Design Studio со штаб-квартирой в Дубае. Разработанная под мусульманский рынок, Фулла полностью соответствует нормам ислама: закрывает все части тела, кроме лица, молится по утрам, готовит. Но если Вы не эксперт в кукольном дизайне, то вряд ли сможете отличить строение тела и молд Фуллы от тела и молда Барби. Т.е. под хиджабом у куклы – платье в горошек, волосы, которые можно расчесывать, и прочие симпатичные девочкам вещи. Фулла – это довольно успешный локальный продукт, полностью вторичный и до масштабов игрушки от «Mattel» ей далеко.

Из других проектов религиозно-ориентированных игрушек можно вспомнить британских кукол «Deeni dolls», два года назад также наделавших много шума в западной прессе. Эти мягкие тряпичные куклы были одеты в хиджаб и даже не имели лиц, т.е. пошли куда дальше Фуллы. Сейчас найти в продаже «Deeni dolls» очень непросто, хотя, конечно же, их никто не запрещал. Просто их не стали покупать.

Т.е. «барби» в хиджабе – это продукт с четко очерченной потребительской нишей и специфическими характеристиками, как, например, существовавшая кукла-гей Билли. Неплохо, когда она есть, но панически переоценивать её значение и потенциал к экспансии не нужно.

Во-вторых, в более общем виде отношения идеологии и одежды носят очень сложный характер. Одежду часто упрекают в служении идеологии, но когда бренд Dolce&Gabbana разработал в конце прошлого года линию хиджабов и абай, подчинился ли он идеологии ислама? Вряд ли. В бой вступают крупные дома моды и разговор о религиозности и скромности прекращается – одежда им больше не служит, каким бы стандартам она не соответствовала. Начинается разговор о свободе. Или о тщеславии. Во всех странах и во всех культурах.

На рождественской службе в Храме Христа Спасителя, в окружении свечей и министров, стоят старушки, головы которых покрыты платками от Louis Vuitton и Hermès – значит, не время говорить о смирении и скромности. В то же время когда на службе стоит закутанная в платье до пят девушка в грошовом платке и поставленным мужем под глаз фингалом – то это вот да, мы сразу понимаем, что это уже про духовность.

Мир модерна и рынок создали условия, при которых, когда в создание одежды привносится творческое начало и оно находит отклик в людях, выраженный, как правило, в их готовности платить за продукт творчества, одежда перестает быть репрессивным инструментом и видеть в её знаках экспансию чужой религиозной диктатуры странно, а крушение своей культуры – тем более.

Поэтому, если девушка из Нигерии хочет шить дизайнерские наряды для своих кукол, пусть и с этническим уклоном, то пусть шьет. В конце концов, путь сближения культур не обязательно должен быть мгновенным. Может это вовсе не про диктатуру, а про постепенное освобождение.

Вадим Ветерков специально для «Актуальных комментариев»

Другие материалы автора

____________

Читайте также:
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".