Статья
24 Августа 2010 18:01

Ярославль готовится к форуму

<p>До начала <a href="http://www.gpf-yaroslavl.ru">мирового политического форума «Современное государство: стандарты демократии и критерии эффективности»</a> осталось две недели. Мероприятие пройдет в Ярославле под патронажем президента Российской Федерации Дмитрия Медведева.</p>
<p>Ярославль, отмечающий в 2010 году свое тысячелетие, станет местом встречи авторитетных государственных и политических деятелей; представителей бизнес-сообщества, в том числе бизнесменов-инноваторов; лидеров науки и образования; экспертов в области политологии, экономики, права из многих государств мира.</p>
<p>9-10 сентября 2010 года на мировом политическом форуме будет продолжена дискуссия о роли современного государства в обеспечении безопасности и устойчивости современного мира, начатая в 2009 году на международной конференции «Современное государство и глобальная безопасность» .В прошлом году ее участниками стали президент России Дмитрий Медведев, ппремьер-министр Франции Франсуа Фийона  и премьер-министр Испании Хуан-Луис Родригес Сапатеро.</p>
<p>В этом году по уже сложившейся традиции работа форума будет проходить по секциям, каждая из которых посвящена определенной теме: «Государство как инструмент технологической модернизации»; «Стандарты демократии и многообразие демократического опыта»; «Новые вызовы и концепция международного права»; «Региональные системы глобальной безопасности». Кроме того, запланировано межсекционное заседание по теме договора о европейской безопасности и пленарные заседания форума.</p>
<p>Если говорить о секции «Новые вызовы и концепция международного права» (Секция 3), то она представляет собой дискуссионную площадку для обсуждения  существующей международно-правовой базы, механизмов взаимодействия между различными субъектами международных отношений.</p>
<p>Модераторами секции выступят научный руководитель Всероссийского центра изучения общественного мнения, председатель Комиссии Общественной палаты  РФ по вопросам развития гражданского общества Иосиф Дискин и бывший министр стратегического развития Бразилии, профессор права Гарвардского университета Роберто Мангабейра Унгер.</p>
<p>Выбор тематики секции обусловлен тем, что нормативное развитие международного права за последние десятилетия существенно опередило его теоретическое осмысление. В результате современная теория права плохо учитывает специфику происходящего в мире, а международное право лишается целостного теоретического описания. Участники данной секции обсудят, что предстоит сделать для укрепления регулятивной основы международных отношений, укрепления и оздоровления международного правопорядка в целях устойчивого и нравственно ориентированного социально-экономического развития государств.</p>
<p>Среди участников, приглашенных к работе на секции, значатся советник президента РФ Вениамин Яковлев, председатель Комитета Госдумы РФ по конституционному законодательству и государственному строительству Владимир Плигин и другие. Зарубежные гости прибудут в составе бывшего канцлера Австрии Альфреда Гузенбауера, заместителя председателя Международной торговой палаты, члена Комиссии ООН по международному праву Фатхи Кемича и других видных деятелей.</p>
<p>Глобальные проблемы безопасности будут обсуждаться на одноименной секции форума (секция 4). Основными вопросами для дискуссии станут роль и место современных государств в обеспечении глобальной и региональной безопасности.</p>
<p>Участники сосредоточатся на поиске обновленной модели межгосударственного партнерства, направленного на устранение общих угроз региональной и глобальной безопасности, выработке ответов на наиболее болезненные для мирового сообщества угрозы, а также конструированию моделей межцивилизационного и межнационального диалога.</p>
<p>Задача участников секции - проанализировать созданные ранее структуры и механизмы по обеспечению региональной и глобальной безопасности, а также определить параметры новой архитектуры, гарантирующей безопасность современного мира, учитывая условия и требования XXI века.К работе секции приглашены первый заместитель председателя Совета Федерации Александр Торшин, председатель комитета Госдумы РФ по международным делам Константин Косачев, генсек ОДКБ Николай Бордюжа, деятели науки и руководители СМИ, а также иностранные политики и эксперты. </p>
<p>Подробности работы форума можно узнать на <a href="http://www.gpf-yaroslavl.ru">сайте мероприятия</a>.</p>
Комментарии экспертов
<p>Международное право изначально было одним из предметов интереса форума. Но при этом возникал вопрос о том, в какой постановке связать тематику международного права с центральным фокусом форума «Современное государство: стандарты демократии и критерии эффективности». Была предложена формула, название секции – «Новые вызовы и концепция международного права». Еще до кризиса было понятно (и сам кризис это ясно показал), что прежние нормы международного права, базирующиеся на представлениях о национально-государственном суверенитете, работают не очень хорошо. Прежде всего потому, что национальные государства, конечно, национальные, но далеко не все из них суверенные. А реальный суверенитет создает большие проблемы в области международного права.</p>
<p>Например, все сегодня возмущаются ситуацией с пиратами Сомали, но не все знают предысторию этого вопроса, которая имеет прямое отношение к вызовам международному праву. Как только Сомали перестало быть реально управляемым государством со своей армией, береговой охраной, так немедленно его побережье превратилось в международную свалку токсичных отходов. Сомнительные компании стали поручать еще более сомнительным наемникам сваливать токсичные отходы у берегов Сомали. В результате этого жители, которые кормились за счет рыбной ловли, стали терять источник существования и впали в жуткую нищету. Система международного права молчала, по существу попустительствуя этому попранию национального суверенитета, попранию права бедных сомалийских рыбаков на существование.</p>
<p>Возник вакуум международного права. Суверенного государства нет, а попытки обращаться к тем, кто сваливал эти отходы, привели к тому, что людей просто стали расстреливать с этих судов. Как мы неоднократно видели в художественных фильмах, несчастные люди, теряя источники существования, начали обращаться к тем, у кого есть кольт или винчестер. И такие люди немедленно откликнулись: сначала они отгоняли суда, но затем решили этим не ограничиваться. Как только возник первый успех с захватом и получением выкупа за похищенные суда, мгновенно по законам институциональной экономики сформировался гигантский международный бизнес. Большая международная проблема появилась тогда, когда вакуум власти национального государства и недостаток состоятельности институтов, международного права, международных организаций, подкрепленных силой права и санкциями, привели к спирали, из которой теперь так трудно выбираться. Аналогичная ситуация - вакуум государства в Афганистане, который приводит к тому, что Россия сегодня находится под прямым ударом потока наркотиков, идущих из этой страны. В том числе это происходит из-за известной всем слабости государств-транзитеров на пути наркотрафика.</p>
<p>Но есть и другая сторона дела: уже давно международные финансовые организации занимают надгосударственную позицию, предлагая в обмен на экономическую помощь жесткие требования, которые пронизывают буквально все - финансовую, социальную, экономическую политику, и частично начинают выполнять роль не существующего мирового правительства. Но лиха беда начало. Например, сегодня в связи с ситуацией в Греции правительство Германии уже прямо говорит о необходимости создания Берлинского клуба. Если какие-то государства испытывают финансовые трудности и обращаются в институты Европы, то им помощь предоставляется в обмен на то, что эти государства переходят под контроль Берлинского клуба, где им назначают комиссара, который помогает навести порядок в экономике и финансах. Это уже очень далеко от верховенства национального суверенитета. Появляются новые вызовы, которых раньше не было, а нормы международного права существенно отстают.</p>
<p>Государства, парламенты стран реагируют достаточно быстро, ищут решения. В области международного права существует всеми уважаемый Комитет по международному праву ООН, который не создал ни одной нормы за десятки лет существования. Хотя необходимость в их создании очевидна. Особенно это касается двух ветвей, ранее рассматривавшихся независимо друг от друга, - международного частного и международного публичного права, где, с одной стороны, действуют корпорации и граждане, а с другой - государственные институты. Я привел примеры, когда они не просто взаимодействуют, а нуждаются в интеграции.</p>
<p>Кризис показал, что регулирование экономики на национальном уровне не позволяет достигнуть результата, поэтому необходимо выработать международные механизмы глобальной финансовой системы - влиятельные институты, формирующие прецедентные нормы международного права, которые пронизывают все государства, корпорации, людей. От результатов действий тех или иных институтов и норм зависит благосостояние народов. Выработка таких механизмов - как спонтанная, так и сознательная - уже началась.</p>
<p>Создание глобальной финансовой системы напрямую затрагивает вопросы глобальной безопасности, потому что если государство оказывается на грани финансовой катастрофы, то ожидать от него лояльного межгосударственного поведения не приходится. Мы видим, как финансовые трудности оборачиваются либо угрозами, либо прямыми атаками на безопасность. Экономическая и военно-политическая безопасность становятся частью интегрированной безопасности. И делать вид, что то, чем занимается сегодня «Двадцатка», - создание нового механизма международной финансовой системы - не имеет никакого отношения к военно-политической безопасности, наивно. Достаточно вернуться к известной работе Кейнса «Экономические последствия Версальского договора», где он прямо предсказывал, что финансовые санкции, наложенные на Германию Версальским договором, неизбежно приведут к реваншистским настроениям в Германии. Кейнс, к сожалению, оказался большим пророком. Но все-таки надо делать выводы и понимать, что необходимо создавать механизмы, которые бы оценивали последствия пересмотра норм международного права в финансово-экономической области и интегрировали их с теми нормами, которые функционируют в ООН, - все это требует своего ответа и самое главное - переосмысления.</p>
<p>Чтобы осуществить это на практике, в первую очередь нам следует перечислить новые вызовы. Во-вторых, необходимо их охарактеризовать и оценить их последствия. Затем проанализировать, как эти последствия взаимодействуют с существующими нормами права, и достаточно ли имеющихся норм международного права, чтобы справиться с этими вызовами. Может быть, и старые концепции права вполне сработают, но это необходимо проверить. И, наконец, необходимо создать механизмы поддержания норм. Все-таки безответственность или грубые нарушения нового глобального порядка должны наказываться. Еще Дюркгейм говорил, что санкция поддерживает норму. Как будет конструироваться система поддержания норм международного экономического порядка и военно-политической безопасности - вопрос непростой, потому что он затрагивает уже судьбу всей Вестфальской системы, на которой базируются наши представления о национальных суверенных государствах.<br />
Вот перечень того, чем сегодня необходимо заниматься, причем безотлагательно.</p>
<p>Что касается роли России, то она не самый сильный финансовый и экономический игрок, а к территории, будем надеяться, нормы международного права не будут иметь никакого отношения. Но, во-первых, Россия сегодня становится значимым игроком, медиатором взаимодействия между серьезными игроками. Россия задает динамику и вырабатывает в значительной мере правила игры в рамках БРИК, на ней лежит историческая ответственность - доносить и отстаивать интересы стран такого типа вместе с теми, кто еще недавно этим занимался монопольно. Во-вторых, у России давние экономические и культурные связи с Европой, она знает, как можно донести позицию БРИКа, чтобы это было воспринято Европой, а потом и Америкой. И, наконец, участие в такой игре повышает статус России, а статус имеет еще и финансово-экономическое измерение. Странам, которые имеют большой вес в глобальной политике, достается бо льшая доля военных заказов, достаются заказы на строительство атомных электростанций. А это уже реальные, масштабные финансово-экономические интересы каждого россиянина. Это имеет прямое отношение и к инновационному, и к модернизационному развитию, да и к благосостоянию всей страны. Ну и, конечно, невозможно в решении этих вопросов быть на периферии, потому что это во всех смыслах дорого обойдется.</p>
<p>Самое главное, что многие уже могли заняться этой тематикой. Давос много лет как мог бы чем-то подобным заниматься, но не занимается. Потому что Давос - это все-таки некая производная «вашингтонского консенсуса» с идеей о либерализме и минимизации международного права. Но мир уже убедился, что «вашингтонский консенсус» не сильно работает, и хорошо бы иметь ясно кодифицированные правила игры, где все будут понимать, как действовать. До сих пор глобализация базировалась на монопольном положении США, и не нужно было международного права, достаточно указания "вашингтонского обкома". Теперь, когда мир явно становится многополярным, надо договариваться либо путем восстановления консенсуса, либо кодифицированного права.</p>
<p>Россия становится очень важным игроком, и все это прекрасно понимают. Россия лучше видит проблемы в силу того, что она во многих случаях только входит в глобальный финансово-экономический мир, но уже не как «мальчик», а как весомый игрок. У новичков глаз не замылен.</p>
<p><em>По материалам <a href="http://www.gpf-yaroslavl.ru/viewpoint/Iosif-Diskin-Poyavlyayutsya-novye-vyzovy-a-normy-mezhdunarodnogo-prava-otstayut">сайта</a> Мирового политического форума «Современное государство: стандарты демократии и критерии эффективности»</em></p>
<p>Наследие биполярного противостояния - это рецидивы взаимного недоверия и инерция военно-силового противостояния в отношениях между Западом и Россией. После окончания «холодной войны» Вашингтон попытался консолидировать однополярную систему международных отношений с США в качестве единственной сверхдержавы. Но эта попытка провалилась. Мир становится многополярным. С этим связаны и главные вызовы глобальной безопасности в XXI веке. Новая полицентрическая система принципиально отличается от традиционной многополярности.</p>
<p>Во-первых, список основных центров силы не ограничивается только Западными державами в рамках христианской цивилизации, как это было раньше. Теперь многополярность носит мультицивилизационный характер.</p>
<p>Во-вторых, почти все ведущие державы обладают ядерным оружием. Такого раньше не было.</p>
<p>В-третьих, отсутствуют общепринятые нормы поведения. Слабы и малоэффективны международные политические и финансово-экономические институты.</p>
<p>В этих условиях важнейшее значение имеет создание новой системы глобальной безопасности, соответствующей реалиям нашего времени. Такая система сможет обеспечить международную стабильность только в том случае, если она будет учитывать интересы как «старых», так и «новых» центров силы, включая Китай и Индию.</p>
<p>Но эта система не будет создана, пока не удастся преодолеть наследие конфронтации между США и Россией. «Перезагрузка» российско-американских отношений создает для этого предпосылки. Новый Договор СНВ дает возможность продолжить процесс сокращения ядерных вооружений. В дальнейшем необходимо придать этому процессу многосторонний характер. Ведь двусторонние соглашения недостаточны для обеспечения безопасности в многополярном мире.</p>
<p>Для обеспечения безопасности в новой полицентрической системе требуются нестандартные, беспрецедентные решения. Ярославский форум позволяет вести поиск таких решений.</p>
<p>Что касается концепции создания Общеевропейского механизма коллективной безопасности, то она была изложена в известных предложениях России. Этот подход предлагает строить такую систему с участием всех стран и всех основных международных организаций на европейском континенте, а не только НАТО и ЕС, объединяющих западные государства. Но пока Запад не хочет вести серьезный диалог, ссылаясь на универсальный характер ОБСЕ, хотя эта организация оказалась малоэффективной и не оправдала когда-то возлагавшихся на нее надежд.</p>
<p>Но, к сожалению, и наши предложения выглядят не вполне убедительными, чересчур общими. Нет пока и серьезных предложений о том, как вывести из тупика ДОВСЕ, где ни Россия, ни НАТО не собираются идти на уступки.<br />
На мой взгляд, для того, чтобы «разморозить» ситуацию, требуется конкретизировать российскую позицию, предложив детализированные инициативы по ряду ключевых проблем европейской безопасности.</p>
<p>Во-первых, можно было предложить новый Общеевропейский договор по ограничению обычных вооружений и вооруженных сил. Такой договор должен предотвратить новую гонку вооружений, ведь «старый» ДОВСЕ устанавливает для стран НАТО такие «потолки», которые позволяют удвоить количество танков, артиллерийских орудий и т.п. Для начала, можно было бы договориться не превышать нынешние уровни, а в дальнейшем, лет через 10, сократить их. Кроме того, участниками нового договора должны стать не только Россия и НАТО, а все без исключения европейские государства, включая Финляндию, Швецию, Австрию, Эстонию, Латвию, Литву, Сербию, Хорватию и др.</p>
<p>Во-вторых, необходимо наконец-то создать региональную систему ПРО для защиты от ракет средней и малой дальности. Такая система не будет негативно влиять на российско-американский стратегический баланс, но позволит защитить Европу от угроз, исходящих из других регионов. Такой подход позволит превратить проблему противоракетной обороны из «яблока раздора» в скрепляющую основу безопасности для всех европейцев.</p>
<p>В качестве площадки для согласования различных позиций Ярославский форум обладает большим потенциалом. С одной стороны, он позволяет вовлечь в дискуссию различные российские политические силы, а также экспертов-международников, избегая пустопорожней болтовни. С другой стороны, крайне важно привлечь к обсуждению ведущих зарубежных политологов, готовых к серьезному диалогу, а не пропагандистским упражнениям.</p>
<p>Но быстро выработать культуру дискуссии не удастся. Потребуется какое-то время, прежде чем форум завоюет высокий авторитет. Но перспективы неплохие.</p>
<p>К предложениям нашей страны по созданию новой архитектуры коллективной безопасности я лично отношусь положительно, но, как я уже отмечал, требуется больше конкретики. Надо просчитывать контраргументы партнеров и упреждать их вероятные возражения. Не стоит и забывать опыт предыдущих переговоров, повторяя прежние ошибки. Но главное - надо играть на опережение. Например, уже сейчас ясно, что в случае ратификации нового Договора СНВ на первый план выдвинется вопрос о тактическом ядерном оружии. Пора бы продумать альтернативные варианты подхода к этой проблеме, чтобы выбрать такой подход, который в наибольшей степени отвечает интересам безопасности России.</p>
<p><em>По материалам <a href="http://www.gpf-yaroslavl.ru/sections/regional/Sergej-Rogov-Nasledie-bipolyarnogo-protivostoyaniya-eto-recidivy-vzaimnogo-nedoveriya">сайта</a> Мирового политического форума «Современное государство: стандарты демократии и критерии эффективности»</em></p>
<p>Для России актуальны следующие два вопроса. Первый - это проблема демократической смены власти, которая предполагает политическую конкурентность и выборную состязательность. Сменяемость власти гораздо важнее, чем то, кто находится у власти, ибо сменяемость позволяет исправить выборную ошибку и заменить слабого или деградировавшего управленца. В полной мере эта ключевая проблема власти в России не решена как на федеральном, так и на региональном уровнях. Она не решена и во многих других странах, включая более половины стран бывшего СССР. Этот важнейший стандарт демократии требует обсуждения, в том числе применительно к России.</p>
<p>Второй вопрос - это проблема соединения формально-процедурной демократии с демократией согласия (consociational democracy). Последняя важна в качестве необходимого отладочного механизма для стран со сложным этноконфессиональным составом населения и большими регионально-культурными различиями. В таких обществах получивший большинство не может забирать всю власть, а поскольку меньшинства никогда не переголосуют большинство, нужны процедуры, в том числе на уровне согласия и понимания (не обязательно фиксированной нормы), которые позволяют учитывать интересы малых групп. Причем, не только политических и социальных групп, но и культурно отличительных сообществ.</p>
<p>Что касается российского опыта, то  у нас демократическая модель еще в стадии своего становления, но можно отметить одну важную особенность, ценную для остального мира. Образованное население очень быстро осваивает методы организации хозяйственной жизни (рыночная экономика вместо советской системы), еще быстрее находит возможности для собственного преуспевания в условиях открытого общества, осваивает новые профессии и переустраивает быт и жизненные запросы. Другими словами, уровень образования - это ресурс развития и демократизации. Но образованное или даже сверхобразованное общество может иметь завышенные социальные ожидания и склонно не соблюдать (точнее - умно обходить) общие правила, особенно по части уплаты налогов и честного жизненного поведения. Образованный индивид - еще не означает честный и моральный индивид. Здесь и заключается дилемма - как использовать образованный и способный к инновациям человеческий капитал к общему благу, помимо одержимости личностным преуспеванием. Эта дилемма в России не решена и нужно ее обсуждать с учетом имеющегося опыта воспитания ответственного гражданина и морально-правового принуждения.</p>
<p>В российском обществе при обсуждении главной цели и проблемы - модернизации страны - мало обсуждается вопрос о роли культурной составляющей. Что решает вопрос: ресурсы (демографический потенциал, нефть, оружие, политическая воля, институты, академия и т.д.) или культура (этика труда, ответственность за себя, семью и страну, предприимчивость и творчество как поведенческие черты, совесть и мораль и т.д.)? Ясно, что важны обе ипостаси, но должно быть ясно и то, что богатые ресурсы государства с неумным правлением и с малокультурным населением могут бездарно потратить, что уже имело место в недавней мировой истории.</p>
<p>Россия сталкивается с кризисом понимания самой себя и с проблемой адекватной оценки совершенной за последние 20 лет глубокой и позитивной трансформации собственного общества. Отрицание России в ее современном виде и есть главная проблема страны и здесь уже ничем не поможешь, пока не придет на смену более компетентное экспертное и менее травмированное политическое сообщество. Но и здесь нет гарантии, ибо сегодняшние производители субъективных предписаний, которые не могут вспомнить и сравнить жизнь страны 20 лет тому назад и сегодня, воспитывают себе подобных, у которых вообще нет никакой прожитой жизни до 1991 года. Как могла случиться ситуация поиска нормы в прошлом или в будущем без какой-либо опоры на сделанное нынешним поколением? Вот вопрос и урок для мирового сообщества. Может быть им виднее со стороны, но зато какой интерес внешним наблюдателям уверять россиян, что они есть нормальная и даже успешная страна, если сами того они никак не желают видеть.</p>
<p><em>По материалам <a href="http://www.gpf-yaroslavl.ru/viewpoint/Valerij-Tishkov-Otricanie-Rossii-v-ee-sovremennom-vide-i-est-glavnaya-problema">сайта</a> Мирового политического форума «Современное государство: стандарты демократии и критерии эффективности»</em></p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".