Статья
16 Декабря 2014 16:22

Заморозка вместо перезагрузки

Тяжелейший кризис в российско-американских отношениях, произошедший в этом году, назревал достаточно долгое время.

Предшествовавшие события — вступление в силу «Закона имени Магнитского» и так называемого «Закона Димы Яковлева», отказ Барака Обамы от визита в Москву после предоставления убежища Эдварду Сноудену, острейшие дипломатические пикировки вокруг сирийского конфликта и темы ПРО — не оставляли сомнений в том, что «лучшие годы» (по выражению Дмитрия Медведева) в истории двустороннего диалога подошли к концу.

Слишком сильным и эмоциональным оказалось разочарование обеих сторон относительно итогов политики «перезагрузки», выявившей системные ценностные различия между двумя странами. Если российский подход опирался на прагматичное начало и был направлен в основном на реализацию взаимовыгодных инициатив, то американское видение отличалось идеологизированностью и неготовностью к истинно равноправному партнерству.

В комплексе события на Майдане, присоединение Крыма и Донбасская война лишь активизировали переход Москвы и Вашингтона к полноценной конфронтации, но не стали ее первопричиной. Впрочем, говорить о прохождении некой точки невозврата, возможно, еще преждевременно. Повсеместные сравнения текущей ситуации с временами холодной войны являются все же несколько натянутыми — сегодня нет речи о балансировании двух сверхдержав на грани вооруженного столкновения, полноценном идеологическом противостоянии или глобальной конкуренции капиталистической и коммунистической систем.

Очевидно, что, в отличие от СССР, в сложившихся условиях у России гораздо меньше рычагов для воздействия на оппонентов, чем у американского государства, позиция которого пользуется значительной поддержкой в ЕС, Японии, Канаде и Австралии. Положение дел скорее ближе к новейшей истории Китая: оказавшись под мощнейшим внешним давлением после разгона протестов на площади Тяньаньмынь, Пекин отказался от внесения корректив в проводимый суверенный курс, дождавшись возвращения позитивного тренда в отношениях со странами Запада — по их же инициативе. И вопрос «как долго придется ждать этого поворота Москве» становится все более актуальным.

Нельзя не заметить, что сам американский лидер, а вслед за ним и руководители государств-союзников начинают все острее осознавать всю гибельность дальнейшего противостояния с Кремлем, которое явно не принесет его инициаторам дивидендов на фоне глобального кризиса системы международной безопасности.

Увы, Обама в последние месяцы сам загнал себя в тупик, выйти из которого до конца президентства он может уже не успеть. Активно раскручивавшаяся на всех уровнях антироссийская кампания, проходившая с явного одобрения его администрации, привела к тому, что второстепенные для рядовых американцев вопросы постсоветской политики внезапно превратились в составную часть общенациональной повестки дня. Однако реальную выгоду из нее извлекли не в Белом доме, а в стане его консервативных оппонентов из Республиканской партии.

Рисуя своим избирателям апокалиптические картины русской угрозы, ее представители инкорпорировали соответствующую риторику в часть стратегии на выборах в Конгресс. Результат известен: два ключевых комитета в новом составе Сената (по международным делам и вооруженным силам) возглавят наиболее последовательные и принципиальные адепты конфронтационной идеологии — Боб Коркер и Джон Маккейн, которые уже обещают буквально забросать администрацию законопроектами об усилении санкций против РФ и начале оружейных поставок Киеву.

Максимально агрессивно настроены и республиканцы в Палате представителей, контролирующей весь бюджетный процесс, о чем говорит и «равносильная объявлению холодной войны» (по словам конгрессмена Дениса Кусинича) резолюция, принятая 4 декабря ее нынешним составом — против проголосовало лишь 10 человек, но с января и здесь ряды поборников здравого смысла могут значительно поредеть.

Переходя в статус «хромой утки», Обама оказывается между двух огней — с одной стороны, если он поддастся давлению Конгресса, то рискует лишиться всех шансов на урегулирование каких-либо противоречий с Москвой. С другой — даже если, оправдывая свою репутацию миротворца, он попытается нащупать точки соприкосновения с Кремлем, любая самая безобидная инициатива едва ли найдет поддержку на Капитолийском холме. Впрочем, допустить такую вероятность пока что можно лишь гипотетически, и не только из-за неоднократно проявлявшейся недальновидности 44-го президента, но и в связи с усугублением противоречий в его команде.

Вопреки расхожему мнению, сегодняшний курс США на мировой арене инициируется не Госдепартаментом или Пентагоном, а крайне узкой группой конкурирующих между собой советников главы государства, нередко остающихся в тени. С одной стороны, сильнейшее влияние на процесс принятия внешнеполитических решений имеет давний соратник Обамы, глава его администрации Денис Макдоноу, без согласования с которым редко выдвигаются сколько-нибудь значимые международные инициативы.

С другой, многие ключевые функции упомянутых ведомств перетянул на себя аппарат советника по национальной безопасности Сьюзан Райс, известной крайне критичной позицией в отношении Москвы. Во многом именно с приходом на руководящие должности Райс и команды ее единомышленников (в которой особенно выделяется ее заместитель Бен Родс и посол США в ООН Саманта Паур) стремление к разрыву базовых связей с Москвой приобрело в американской стратегии доминирующий характер.

Особую роль в сегодняшней Америке играет и вице-президент Джо Байден, не оставляющий надежд опередить Хилари Клинтон в борьбе за звание кандидата на высший пост на праймериз 2016 года. Активность Байдена, в том числе на украинском направлении, наглядно демонстрирует соответствующие амбиции.

В результате функции Джона Керри сводятся по большей части к реализации на практике уже разработанных и не всегда соответствующих взглядам госсекретаря решений. А его коллега из Министерства обороны Чак Хэйгел уже покидает свой пост, и именно в связи с неспособностью донести до Обамы точку зрения, противоречащую идеям, в частности, Сьюзан Райс. Что любопытно, следующий глава Пентагона Эштон Картер станет уже четвертым по счету при одной администрации — подобной текучки кадров в этом министерстве не было со времен Гарри Труэмена.

Неудивительно, что интриги в исполнительной власти также не способствуют выработке американским руководством целостной и конструктивной точки зрения на будущее отношений с Россией. Кроме того, в то время, как личные отношения Барака Обамы и Владимира Путина определенно не позволяют президентам на неформальном уровне искать варианты решения возникших проблем, диалог по линии дипломатических и оборонных ведомств (в том числе, в министерском формате «два плюс два») в значительной мере лишен содержательного наполнения, а реальный контроль над вашингтонской бюрократией все отчетливее концентрируется в руках «серых кардиналов» уровня Макдоноу и Райс, с трудом можно представить, по какой линии в принципе Москве следует выстраивать взаимодействие с американской стороной, и можно ли вообще понять реальный настрой и устремления заокеанских партнеров.

Таким образом, сложившаяся расстановка сил в Вашингтоне, как это ни прискорбно, не оставляет конфликту иных вариантов кроме среднесрочного замораживания в нынешнем виде. Это не означает, что российской дипломатии следует молча ожидать подведения итогов президентских выборов 2016 года. Вовсе нет — перспективы для взаимодействия с целью решения совместных задач у России и США есть, присутствует и желание первых лиц не допустить окончательной деградации двусторонних связей.

Но чисто технически политические процессы в американской столице приобрели столь непростой характер, что вывести отношения с Кремлем из крутого пике Обама не смог бы даже при сильнейшем желании, которого у него пока что вовсе не наблюдается.

В свою очередь, потенциальные фавориты следующей избирательной гонки, будь то Хилари Клинтон или выходцы из консервативного «Движения чаепития» Тэд Круз, Марко Рубио и Рэнд Пол, производят впечатление политиков, способных к поиску комплексных и оригинальных идей по выходу из кризиса. А от российских лидеров требуется в первую очередь не уставать демонстрировать будущим визави готовность к новой разрядке, как и надежду на то, что в США смогут извлечь уроки из неудавшейся «перезагрузки» и не повторить многочисленных ошибок 44-го хозяина Белого дома.

Ведущий эксперт Центра политической конъюнктуры Антон Гришанов специально для «Актуальных комментариев»
20 Января 2017 Анонс
Инаугурация Трампа
 Инаугурация Трампа 20 января пройдет инаугурация избранного президента США Дональда Трампа. Избранный президент США принесет присягу. Затем Трамп выступит с речью, где будут изложены основные направления его политики. Подготовкой речи к инаугурации будущий президент занимается самостоятельно.
16 Января 2017 Новости  РФ не винит другие страны в кибератаках Москва не намерена обвинять официальные власти ряда стран, откуда совершаются кибератаки на интернет- и информационные ресурсы госструктур РФ и российских банков. Об этом заявил пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков. 16 Января 2017 Новости  Трамп озвучил условия снятия санкций Соединенные Штаты могут отменить часть санкций против России, если Вашингтон договорится с президентом Владимиром Путиным соглашение о значительном сокращении ядерных вооружений, заявил избранный президент США Дональд Трамп.
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".