Статья
1899 13 апреля 2022 9:48

Арктическая «заморозка»: перспективы региона в условиях обострения мировых конфликтов

Текущее обострения на международной арене актуализировало вопросы миропорядка и распределения сфер влияния. Помимо старых проблем усложняется ситуация и в тех регионах, где ранее только намечались рискогенные факторы. Одним из таких регионов является Арктика, которая в перспективе претендует на роль площадки для соперничества и выяснения отношений между мировыми державами. Пересмотр глобального статуса-кво не обойдет и Арктику.

От площадки для сотрудничества до потенциальной зоны конфликтов

Еще несколько десятилетий назад Арктика рассматривалась как регион, где возможно достижение международного консенсуса по ряду глобальных вопросов и развитие диалога между ведущими странами мира. Такие перспективы были возможны благодаря особому положению Арктики в геополитической мировой структуре: во-первых, это нейтральная территория, где интересы держав стабильны и предсказуемы; во-вторых, это регион, проблемы в котором — в первую очередь экологические и научно-исследовательские — требуют консолидации усилий всего мирового сообщества. 

Однако, в последние годы роль Арктики значительно меняется. Из геополитической периферии она становится местом для столкновения ведущих мировых держав. «Открытие» Арктики ото льда в свою очередь открывает ее для вооружённых конфликтов. Можно выделить несколько ключевых проблем, связанных с нарастанием напряжённости: 
1) Активизация неарктических стран в Заполярье; 
2) Снижение роли Арктического совета как основного органа сотрудничества; 
3) Обострение рисков военных столкновений вследствие милитаризации региона.

Арктика все меньше воспринимается как заповедный регион, в котором могут реализовываться лишь совместные общемировые проекты. Теперь — это новая зона противоречивых, а в иных ситуациях и взаимоисключающих интересов глобальных игроков, которых будет становиться все больше.

«Неарктическое» соперничество

Изменение климата, провоцирующее «открытие» Арктики ото льда, становится хорошим предлогом для неарктических держав: все больше и больше стран требуют пересмотра статус-кво, согласно которому только государства, имеющие непосредственный выход к арктическим морям и Северному Ледовитому океану, имеют право на разработку континентального шельфа. Это закреплено Конвенцией ООН по морскому праву в 1982 году — ключевым правовым документом для арктического региона.

Неарктические страны сетуют на то, что после 1982 года ситуация значительно изменилась и теперь суверенитет арктических государств над 200-мильной исключительной экономической зоной — территорией за пределами государственных границ — уже неактуален. Дело в том, что Конвенция имела своей целью защитить хрупкую экосистему Арктики, оградив регион от неминуемого загрязнения, если бы воды имели обыкновенный статус для открытого транснационального судоходства. Поэтому глобальное потепление — хороший аргумент в пользу пересмотра эксклюзивного права 8 арктических стран (РФ, Канады, Дании, Швеции, Финляндии, Исландии, Норвегии и США) на контроль за судоходством в целях сохранения окружающей среды. 

Страны Европейского союза в последние годы опубликовали ряд документов, продвигающих их интересы в Арктике. Франция даже пыталась получить статус арктической страны, используя в качестве аргумента свои права на архипелаг Сен-Пьер и Микелон. В состав Арктического совета — ведущей межправительственной организации по вопросам развития и сотрудничества в Арктике — в 2013 году вошли Италия, Индия, Южная Корея, Сингапур и Китай. Последний — наиболее активный из нерегиональных наблюдателей. Для Китая Арктика — это возможность усилить свое глобальное влияние, увеличивая свое присутствие в перспективной экономической зоне и влияя на формирование региональной повестки. 

Основная политика Пекина в арктическом регионе ведется через выстраивание двусторонних экономических связей с другими странами — Исландией, Норвегией, Данией и Россией. В условиях санкционного давления на Россию именно Китай может стать ключевым экономическим и финансовым партнёром. Тем более, у российских проектов уже есть опыт переориентации на восточное направления: проект «Ямал СПГ», реализуемый ПАО «Новатэк» с 2014 года находится под санкциями, препятствующими совершать финансовые операции в долларах, однако поддержка со стороны Китая помогла преодолеть ограничения и стать одним из самых успешных проектов России в Арктике, что повлекло к реализации новых проектов («Арктик СПГ-2» И «Обский СПГ») на основе международного сотрудничества, в том числе с китайскими, французскими и японскими компаниями. 

Кроме того, известно, что Китай наращивает свой ледокольный флот и активно строит плавучие АЭС, а в опубликованной Китаем в 2018 году «Белой книге» по политике в Арктике СМП рассматривается как перспективное направление для наращивания перевозок.

Кризис «арктических» институтов

Арктический совет был основан в 1996 году и играл роль организации, которая формирует единую арктическую повестку и координирует сотрудничество в регионе. Однако, с активизацией неарктических стран Арктический совет обрастает другими правовыми институтами международного взаимодействия, включающих в обсуждение будущего Арктики на равных условиях арктические и неарктические государства. Например, в 2017 году был принят Полярный кодекс, регулирующий судоходство в Арктике, в 2018 году было подписано Соглашение о предотвращении нерегулируемого промысла в Северно-Ледовитом океане, также в последние несколько лет были созданы новые площадки для обсуждения научно-исследовательских вопросов. Всё это размывает функции Арктического совета и усложняет диалог по ключевым вопросам.

Милитаризация региона 

Следствием нарушения баланса интересов неарктическими странами и уменьшающейся роли Арктического совета становится милитаризация региона. 

Арктика — больше не буфер между конкурирующими державами, а еще одно место для возможного столкновения. США, обеспокоенные тем, что освобождающаяся ото льда Арктика может оголить её северные территории, за последние четыре года опубликовали три военных арктических стратегии. Основный посыл этих стратегий в том, что необходимо укреплять инструменты защиты американских арктических интересов с помощью наращивания на Аляске военно-морского присутствия НАТО и усиления воздушного пространства над американской Арктикой. 

В России в 2014 году было сформировано Объединенное стратегическое командование «Северный флот», и продолжается реконструкция военно-стратегических баз, законсервированных в советский период.

Китай, не имеющий территориальных претензий, пытается контролировать регион экономически.

Всё это ведет к тому, что Арктика как территория понимания и диалога тает, а вот отношения между ведущими государствами покрываются льдом недоверия и потенциальных столкновений. 

Россия в Арктике 

Россия в 2021 году приняла председательство в Арктическом совете, которое продлится до 2023 года. В программе председательства одной из основных задач является укрепление Арктического совета как «ключевого формата международного арктического сотрудничества». Остановить падающую роль Совета возможно за счёт повышения институциональной гибкости и большего внимания неарктическим факторам, но без ущерба для интересов арктических государств.

Другим важным аспектом арктической политики Россия считает развитие СМП. Несмотря на то, что это самый короткий путь из Атлантики в Тихий океан, перспективы увеличения его товарооборота не столь радужны. Во-первых, происходят значительные изменения в Азиатском регионе, концентрирующим свои ресурсы вокруг Китая и становящимся более независимым от других рынков. Во-вторых, в условиях санкций международная торговля с Россией явно пойдет на спад, а отсутствие других крупных рынков на протяжение СМП и неминуемое сотрудничество с контролирующей судоходную артерию Москвой уменьшают шансы на превращение СМП в активно используемый маршрут для транснациональных перевозок.

Однако, Россия всё равно будет продолжать вкладывать в развитие инфраструктуры своих северных территорий, включая СМП, который играет важную роль для внутренних перевозок. Тем более, что после санкций 2022 гг. перед Россией встанет необходимость переориентации своего экспорта на восток, и СМП будет необходим как наиболее перспективный путь в Азию. 

Новая реальность: влияние санкций на Арктические проекты

После санкций, введенных против России в 2014 году, двустороннее сотрудничество между Россией и Западом резко сократилось. Исключением стали лишь Финляндия и Франция. С первой в 2019 году были достигнуты соглашения по совместному освоению месторождений полиметаллов на архипелаге Новая Земля и о создании высокоскоростной оптической линии по дну Северного Ледовитого океана. Французский же концерн TOTAL — часть успешного проекта «Ямал СПГ». С 2014 года Россия также значительно усилила сотрудничество с азиатским странами, в особенности с Китаем.

После того, как Россия обогнала Иран по количеству применённых к ней санкций, арктическая политика может кардинально измениться. 

Во-первых, удар был нанесён по нефтедобывающей индустрии, очень важной для арктической части России: США, Австралия и Канада ввели запрет на импорт российской нефти, Британия пообещала отказаться до конца года, однако доля нефтезакупок этих стран была относительно небольшой. Проблемой может стать закрытие европейского нефтегазового рынка: в феврале Германии и ЕС приостановили сертификацию «Северного потока — 2». 

Во-вторых, нехватка технологий, запрещенных на ввоз в Россию, затрудняет работу некоторых проектов: например, как отмечают Financial Times, скорее всего возникнут проблемы со строительством специализированных судов для перевозки сжиженного газа, так как производство ледоколов нового поколения зависит от большого количества участников: от США и Франции до Кореи и Финляндии. 

В-третьих, международная напряжённость и сплочённость Запада в неприятии российской внешней политики ставят будущее многих совместных начинаний под большой вопрос. В начале марта участники Арктического совета объявили о приостановке своей деятельности и отказе участвовать в запанированных мероприятиях из-за неприятия ситуации на Украине. 

Возможные сценарии освоения Арктики

13 апреля Владимир Путин проведет совещание по вопросам развития Арктической зоны Российской Федерации. Очевидно, что президент будет продвигать линию закрепления суверенитета России над этой территории. При этом акценты и способы достижения этой задачи могут быть разными. На сегодняшний день стратегия России в Арктике подразумевает четыре наиболее вероятных сценария:

Поворот на Восток

Экономическое будущее российской Арктики, как и прочих сфер российской экономики может развиваться в восточном направлении. Азиатский рынок потенциально мог бы стать приоритетным для экспорта российских нефтепродуктов и газа, а также развития СМП. Однако, это провоцирует ряд других проблем: 
1) трудности переориентации всей инфраструктуры российской Арктики, ориентированной на Запад, и выстраивания новых связей; 
2) сомнительное «принятие» России на Азиатском рынке, где сегодняшний главный союзник Китай становится основным соперником.

Арктическая «заморозка»

Другим вероятным сценарием может стать уменьшение места Арктики в мировой геополитической повестке. Есть вероятность, что отсутствие рабочих инструментов взаимодействия между странами вкупе с международной напряжённостью, приведут к смещению внимания мирового сообщества с «замороженной» арктической на другие потенциальные площадки для интеграции интересов конфликтующих сторон. Кроме того, надвигающийся мировой экономический кризис может привести к тому, что ресурсоемкое освоение Арктики многими странами будет поставлено на паузу.

Разделение Арктики

Так как геополитическая турбулентность, вероятно, затянется на несколько лет, существовавшая до этого институциональная структура может измениться. Арктический регион будет разделен на две зоны — западную и российско-китайскую, в каждой из которых будут собственные институты и организации. Тогда на Западе продолжит действовать Арктический совет, только уже без России, которая будет развивать СМП в азиатском направлении, сотрудничая в Арктике с Китаем. Однако хрупкая экосистема Арктики и таяние льдов — это глобальные процессы, которые надо будет решать, несмотря на политические противоречия.

Эскалация в регионе

Возможен и сценарий с возрастанием военной активности в регионе. Уменьшение площади ледяного покрова делает северные моря более пригодными для ведения боевых действий, а активизация Китая вместе с позицией России по защите своего суверенитета над СМП и наращиванием военной мощи может привести к открытым боевым действиям. Кроме того, особое территориальное положение Арктики, вдали от государственных границ, вкупе с нецелесообразностью использования ядерного оружия может стать привлекательным условием для локальных военных конфликтов.

Арсений Карсаков
© 2008 - 2022 Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года, Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-82371 от 03 декабря 2021 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".