Статья
4126 5 марта 2021 13:48

Французские школьники выбирают религию

Вопреки всем известным законам электродинамики, наука статистика тоже может ударить зазевавшегося пользователя электрическим током. Такой неожиданный разряд только что получили французские аналитики, после публикации свежего исследования института IFOP, проводящего опросы общественного мнения по самым разным горячим темам.

На этот раз, изрядно подгорающую тему институту подкинула «Интернациональная лига против расизма и антисемитизма» (Licra), заказавшая опрос среди лицеистов по одной из самых болезненных на сегодня полемике: что думают французские школьники о необходимости запрета любых внешних религиoзных проявлений в государственных учебных заведениях. К внешним проявлениям относятся все видимые «религиозные знаки», как то, ношение креста, паранджи, кипы или буркини (это женский купальный костюм, полностью закрывающий тело, разработанный специально для мусульманок и пока запрещённый в школьных и общественных бассейнах).

Здесь следует уточнить, что ещё совсем недавно, ношение нательных крестиков, кулонов с различной религиозной символикой и других предметов, вызывающих какую-либо ассоциацию с любым религиозным культом, никаких особенных нареканий со стороны администрации учебных заведений не вызывало. Проблемы начались несколько лет назад, с появлением в школах и университетах быстро растущего количества девочек, девушек и женщин в традиционных мусульманских одеждах, вплоть до «фасонов», закрывающих лицо.

Одновременно с вестиментарными изменениями, начались изменения кулинарные: родители-мусульмане начали требовать исключения свинины из школьных меню и введения халяльных продуктов. После чего, были озвучены замашки, носящие откровенно сепаратистский характер: раздельные уроки физкультуры для мальчиков и девочек, раздельные столовые, наконец, раздельные классы и даже отмена некоторых предметов, как «не соответствующих кораническим традициям».

Требования эти, конечно, в целом не удовлетворялись, но раз от раза вызывали всё более жёсткую полемику и с каждой новой дискуссией приводили ко всё новым частичным поблажкам. В некоторых школьных столовых появились специальные меню. Oтдельные учебные заведения начали смотреть сквозь пальцы на купание в буркини и непримиримость рассадок девочек с мальчиками.

Именно тогда, французская администрация начала вводить специальные декреты, запрещающие любые до сих пор не замечаемые и ненавязчивые религиозные «знаки» для всех подряд — христиан, мусульман, иудеев или буддистов, пытаясь уравнять чувства верующих и неверующих единым общим примером мирного сосуществования в секулярном «отсеке» этого мира, коим во Франции, согласно действующему закону, является государственное образование.

Декреты эти опротестовывались и осуждались определённой частью политкорректного сегмента СМИ, равно как и светлоликого французского политического истеблишмента, желающего во что бы то ни стало нравиться быстро растущему мусульманскому электорату. В результате, чтобы не обижать совсем никого, всем запретили всё — и кресты, и буркини, и кипы, и тюрбаны.

И вот теперь, в очередной разгар страстей по вечно накалённому поводу, кому можно, а кому не нужно, пекущаяся о всеобщем равенстве желаний и возможностей «Лига», решила узнать, что думают французские лицеисты о важности вышеописанной борьбы. Узнала и охолонула. И вместе с ней охолонула вся журналистская рать.

52% опрошенных лицеистов заявили о своём одобрении ношения религиозных знаков в школах республики. То есть, более половины французских подростков считают, что в чрезмерном афишировании своей религиозной принадлежности в учебных заведениях нет «ничего такого» и «пусть расцветают все цветы». Ну или почти все.

Более половины опрошенных лицеистов не видят проблем в том, чтобы во французских учебных заведениях появлялись девочки, девушки и женщины в парандже. 28% учащихся заявили, что не возражают против купания своих одноклассниц в буркини в общественных бассейнах, запрета на свинину в школьных столовых и разделения обучения на женское и мужское.

Цифры резко взлетают вверх в лицеях так называемых «трудных кварталов» (63% против запрета на афишированиe религиозных символов в государственном секторе). «Трудными кварталами» во Франции называют места обитания, заполненные по большей части недавними мигрантами, где 76% учащихся заявляют себя мусульманами.

О запрещённых к преподаванию предметах проводящие исследование мастера статистики спросить не рискнули. Как вы увидите далее, этого и не понадобилось...

52% опрошенных категорически отказались признать «возможность любой критики религии или религиозного символа». Эта обтекаемая формулировка на самом деле означает такую вот неудобную действительность: опрошенные заявили, что считают  «преступным» и даже наказуемым «любое критическое заявление в адрес их религии».

С этого момента, проводящий исследование «организм» напрягся и начал задавaть наводящие вопросы более вкрадчивого характера. И, можно сказать, не пожалел.

Не называя точных цифр, «опросчик» обнаружил, что на глазах растущее количество учащихся заявляют, что им по барабану все известные на сегодня теракты, равно как и количество их жертв.

Всё больше учащихся нисколько не осуждают религиозных террористов и даже не знают, какие именно теракты случились во Франции в 2015 году.

Шокирующее количество учащихся считают, что защищать свою религию терактами в общем не так уж плохо, если обиженных чем-то серьёзно разозлили.

Исследователи сравнили цифры 2016 года по аналогичному вопросу и обнаружили, что с тех пор количество равнодушных и не осуждающих религиозных террористов среди французских школьников выросло с 4% до 10%.

И последней каплей рома в бочке дёгтя стала цифра 37%: количество учащихся, считающих требования «секулярности» в государственном образовании «дискриминацией по отношению к мусульманам». И только к мусульманам.

Иначе говоря, тот факт, что запрет ношения религиозных символов в любом их проявлении — в одежде или нательных знаках — распространяется на представителей всех без исключения религий и верований, вплоть до традиционных сикxских тюрбанов, если кому-то вздумается пойти в школу с оным на голове нисколько не мешает представителям одной из религий чувствовать задетыми только себя.

А пока ошеломлённые социологи и некоторые не удивившиеся журналисты переваривают полученные опросом данные и переваливают с больных голов на здоровые ответственность за такие потрясающие результаты, на главную повестку французской прессы, бок о бок с коронавирусом, поднимается «новая волна» жесточайшей полемики. Полемика эта касается одного важного и наконец прямо названного явления, которое, под эгидой политкорректности, в краткие сроки сумело переформатировать менталитеты французской молодёжи сильнее и лучше любой доселе известной идеологической обработки.

Называется оно «исламо-гошизм» (гремучее сочетание радикального исламизма и воинствующей левизны) и плоды его просвещения в цифрах и фактах вы только что просмотрели выше.

Запомните этот термин хорошенько, потому что в самое ближайшее время, штудируя информационные сводки с полей боёв западной суровой действительности, вы услышите о нём ещё не раз.

Елена Кондратьева-Сальгеро, журналист, главный редактор литературного альманаха «Глаголъ», Франция.

*Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции.
Комментарии для сайта Cackle
© 2008 - 2021 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".