Статья
4428 26 мая 2022 11:36

Политологическое сообщество: как раньше уже не будет

Намерения Минобрнауки отказаться от Болонской системы актуализировали дискуссию во всех профессиональных сообществах о том, как перестраивать образовательные программы. Наиболее уязвимыми в этой связи представляются молодые дисциплины, которые не обладают советским багажом и наработками, к коим, в том числе относится и политическая наука.

Молодая наука?

Большинство политологов, согласно результатам исследования, проведенного в 2016 году, считают годом зарождения политической науки в России — 1989. Именно тогда политология попала в реестр специальностей вузов страны, были образованы первые отделения политологии, а затем кафедры и факультеты. Процесс институциализации науки занял еще какое-то время, во многих регионах первые кафедры политологии стали появляться ближе к концу 90-х — началу нулевых годов. При этом процесс присоединения к Болонскому процессу в России был инициирован в 2003 году. В России есть кафедры политологии, которые либо вовсе не работали вне рамок Болонской системы, либо успели выпустить лишь несколько наборов специалистов.

Тема молодости и «болезней роста» политической науки в России стала одной из наиболее заметных в рамках дискуссии РАПН (Российская ассоциация политической науки) о профессиональном сообществе политологов, инициированной в 2014 году. Одним из треков и той дискуссии, и ряда научных работ, опубликованных в «Полисе», было разделение сообщества политологов на условные «ист-сайд» и «вест-сайд». 

Вест-сайд — это сообщество политологов, ориентированных на образец западной политической науки. Приоритет отдается публикациям на английском языке, желательно в журналах Q1 и Q2 Scopus, зарубежным конференциям и школам, количественным методам исследования, неоинституциональной теоретической рамке. Чаще всего к этой группе политологов относят исследователей из ВШЭ и Европейского университета в Санкт-Петербурге.

Ист-сайд — это политологи, которые в большей степени заточены на публикации в русскоязычных журналах, РИНЦ для них важнее Scopus, главные конференции — Конгрессы отечественных профессиональных организаций РАПН и РОП (Российское общество политологов). Представители этой группы чаще выбирают качественные методы исследования*. Чаще к этой группе относятся исследователи из МГУ, СПбГУ и региональных вузов.

В контексте актуальных событий представляется, что разные аспекты и следствия разделения политологического сообщества на эти группы могут стать центральными в дискуссии о будущем политической науки в России.

Конфликтные линии и разные взгляды

Интересно, что вопросы, которые волновали отечественных политологов в 2014-2017 годах, в целом не сильно изменились. На идейном уровне чаще всего обсуждали: является ли отечественная политическая наука частью общемировой дисциплины? Может ли вообще существовать некая национальная политология или же политическая наука — априори продукт Запада и необходимо развиваться в его фарватере? На прикладном уровне эти вопросы перетекали в ресурсную плоскость: должны ли отечественные политологи стремиться публиковаться в западных журналах или необходимо развивать свои ресурсы? Необходимо ли перенимать западные трендовые теории или нужно задумываться о развитии собственных теоретико-методологических подходов? Оправдан ли поворот к количественным методам или же это бессмысленное перемалывание данных?

Если попытаться низвести суть этих противоречий до одного вопроса, то он звучит примерно так — можно ли построить национальную политическую науку без потери качества в отдельно взятой стране?

Как отмечал Мертон, наука глобальна, плоды достижений ученых должны быть общедоступными, только в таком случае возможен общий прогресс. Другими словами, если вы попытаетесь изолироваться от глобального потока, то неминуемо потеряете темп и будете переоткрывать то, что уже давно изучено. Что, кстати, является бедой первых диссертационных исследований политологов в России. Отсутствие в советский период доступа ко многим политологическим работам приводило к появлению неактуальных и банальных исследований, проблемы которых уже давно были изучены на Западе. Поэтому, по моему мнению, добровольные попытки выстраивания некой национальной политологии — это ставка на вчерашний день. Тем не менее и до сегодняшних событий у сторонников этих идей было довольно много последователей. 

Однако события последних месяцев в корне меняют условия и формулировку вопроса, заданного выше. Российские политологи могут потерять легальный доступ к публикациям своих западных коллег в журналах Еlsevier, Springer и других крупных издательств. Ученые из других стран приостанавливают совместные программы с российскими коллегами. Из-за финансовых санкций, вероятно, будет намного сложнее пригласить на российские конференции иностранных исследователей, а российским ученым будет намного сложнее выехать на зарубежную конференцию. Несмотря на заверения издательств, может возникнуть и дискриминационная политика иностранных редакций по отношению к авторам и исследовательским коллективам из России.

В текущих реалиях вопрос звучит немного иначе — стоит ли развивать национальную политологию в условиях нарастающих рисков ее изоляции извне?

Конечно, и сейчас есть исследователи, считающие, что при такой постановке вопроса «хороший ученый» должен уехать из страны и заниматься наукой за границей. Однако такой подход напоминает инициативу «паспорт хорошего русского», которую жестко критиковали не только ученые.

Как раньше уже не будет

Некоторые мои коллеги политологи заняли выжидательную позицию. Они надеются на то, что и внешние, и внутренние изменения — временные и скоро все вернется в привычное русло. Это не так. 

Если и дальше игнорировать изменения, то Минобрнауки проведет реформу образовательных программ по политологии без учета мнения самих политологов.

Грантовые программы по политическим исследованиям также будут изменены без учета мнения профессионального сообщества.

Ориентированные исключительно на Запад политологи будут долго сталкиваться с последствиями санкций со стороны западных издательств и коллег.

Очевидно, что сейчас, как минимум, необходима качественная дискуссия о будущем политической науки в России, новых вызовах и решениях, которые могут предложить политологи.


* Конечно, разделение по методам и теоретическим базам – условное. Каждый автор выбирает решения, адекватные для своей темы. Речь об общих трендах в двух разных группах.

Михаил Карягин, эксперт Центра политической конъюнктуры
30 июня 2022 Анонс  Встреча Путина и Видодо 30 июня президент Путин в Москве проведет встречу с президентом Индонезии Джоко Видодо. Главные темы встречи — текущие внешнеполитические события, а также о восстановлении мировых цепочек поставок продовольствия.  5 июля 2022 Анонс  Второе чтение законопроекта о «Большой перемене» 5 июля в Госдуме пройдет второе чтение законопроекта о новом движении детей и молодежи «Большая перемена». Поправки к документу комитет нижней палаты парламента по молодежной политике планирует рассмотреть 30 июня, сообщил депутат Артем Метелев.  30 июня 2022 Анонс  Встреча ОПЕК+ 30 июня состоится встреча министров ОПЕК+. Ранее, 2 июня, министры договорились увеличить добычу нефти, чтобы компенсировать потери от снижения добычи в России из-за санкций. Решение ОПЕК+ позволит сбалансировать рынки и обеспечить баланс спроса и предложения.
© 2008 - 2022 Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года, Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-82371 от 03 декабря 2021 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".