Статья
1586 9 декабря 2021 14:02

Противостояние ведущих держав: эксперты о главных вызовах 2022 года

Неопределенность, которая возникла и продолжается из-за пандемии, оказывает серьёзное влияние не только на общественные настроения, но и на мировую политику и дипломатию. Об этом заявил ректор МГИМО Анатолий Торкунов во время конференции «Международная неопределенность 2022». По его словам, одновременно с этим мир стал свидетелем стремительного роста напряженности.

«Самое главное, что все это происходит в условиях, когда в целом и в международных отношениях, и в общественном сознании присутствует достаточно депрессивное состояние, связанное с пандемией, с которой не удается справиться в полной мере ни одной стране, даже там, где, согласно статистике, большинство граждан вакцинировались. Это все вносит достаточно серьёзную неопределенность не только в международные дела, но и в сознание людей. Трудно в этой ситуации говорить о том, как все будет развиваться», — подчеркнул он.

Между тем и.о. директора Департамента внешнеполитического планирования МИД России Алексей Дробинин обратил внимание, что мир вступил в период глубокой трансформации.

«Мы видим становление реальной многополярности. Укрепляются новые альтернативные центры силы и влияния. Очень важный фактор, который будет формировать неопределенность дальнейшего развития, — это внутренние процессы в крупнейшей экономике и по-прежнему влиятельной державе такой, как США. Мы видим, что американские элиты бросает из крайности в крайность. Мы абсолютно не понимаем, что будет в 2024 году. Есть шанс, что демократы провалятся. Если будет республиканская администрация, есть возможность того, что внутренняя и внешняя политика США опять радикально изменится. Соответственно, это фактор, который вносит серьезную неопределенность в любую прогнозную модель», — сказал Дробинин.

По его словам, второй фактор, который формирует непредсказуемость, — это размывание граней между состоянием войны и мира на международной арене, что повышает риски прямого вооруженного столкновения между ведущими державами.

«Наши эксперты давно говорят про стратегическую фривольность, которая захватила умы западных элит в Европе и Америке. А мы видим, что в той парадигме, которую называют нам американские коллеги, — это парадигма соперничества великих держав. Причем ни Россия, ни Китай не хотят этого. Эти действия включают односторонние экономические санкции, то есть использование монопольного положения в разных секторах мировой экономики, вмешательство во внутренние дела самыми разными методами, кампании дезинформации. Далее идет подогревание региональных конфликтов в геополитическом окружении конкурентов», — указал эксперт.

Дробинин обратил внимание, что ситуация еще осложняется деградацией культуры диалога и разрушением механизма контроля над вооружениями. Кроме того, подрываются международно-правовые основы миропорядка, сформированные по итогам Второй мировой войны.

«Третий момент, который важно учитывать при попытках прогнозирования, это то, что мы вступили в важный исторический период — период технологических прорывов в разных областях. Наблюдается переход мировой экономики на новую технологическую основу. Появляются новые цифровые, медицинские, биологические технологии. Все это ведет к переформатированию рынка труда, изменяется социальная структура обществ. Все это может открыть путь к появлению совершенно новых вызовов в сферах генной инженерии, синтетической биологии, искусственного интеллекта, освоения космоса. Это не может не иметь влияние на международные отношения», — отметил он.

Еще один фактор — это рост неравномерности развития в мире, считает эксперт.

«Все говорят о том, что надо сокращать неравенство, бороться с бедностью, вытаскивать развивающиеся страны Азии, Африки и Латинской Америки на более высокий уровень, принимаются разного рода документы и программы развития, а воз, как говорится, и ныне там. Наибольших успехов в борьбе с бедностью демонстрируют Китай и ряд стран Юго-Восточной Азии. Проблемы нарастают, более того возникает неравенство внутри развитых стран. Все это усугубляет неопределённость и дает толчок к появлению неконтролируемых потоков нелегальной миграции, распространению террористической угрозы, новых конфликтов в отдельных регионах планеты. Тем самым происходит неконтролируемый рост факторов неопределенности», — сказал Дробинин.

По его словам, мир сейчас имеет все возможности для решения стоящих проблем, однако для этого нужна политическая воля и объединение усилий в борьбе с общими вызовами.

В свою очередь главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов заметил, что универсальный дипломат для XXI века не соответствует той среде, в которой мы оказались.

«Ничего универсального в XXI веке не будет. Мы вступаем в период, когда плюрализм и демократичность международной среды резко повышаются. Исходя из этих рамок, универсальная дипломатия тоже не будет возможна. Важное свойство современной обстановки — стирание граней между внешним и внутренним. Возникает интересный парадокс. С одной стороны, классическая дипломатия уходит, она невозможна. В то же время ценность изучения классических основ дипломатии возросла. В условиях, когда ничего не понятно, полный хаос в информационном потоке, невозможно отделить истинное от неистинного, именно в этих обстоятельствах необходимо знание основ, которые не меняются», — уточнил Лукьянов.

Он добавил, что в современном мире заканчивается эпоха институтов.

«Российская дипломатия известна тем, что она очень консервативна в обращении к международным институтам. Это не работает или работает обратным способом. Институциональные упорядоченные международные отношения уходят, наступает ситуативное время, но при этом ситуативность тоже неслучайная. Мы видим предельный западноцентризм нашего мышления. Противоречия между, с одной стороны западноцентризмом, с другой стороны, не понимаем того, чего мы от Запада хотим, а с третьей стороны, снижение важности направления западной политики в целом, порождают странные парадоксы, которые вырождаются иногда в глубокие серьёзные конфликты, иногда в фарсы», — сказал он.

Старший научный сотрудник Института международных исследований МГИМО МИД России Игорь Денисов заметил, что конфронтация приобрела глобальный характер, которая отхватает не только традиционные сферы экономики и военные сферы, но имеет идеологический компонент.

Между тем заместитель декана Института международных исследований университета Фудань Ци Хуайгао оценил, как складываются отношения Россия, США и Китая в АТР.

«Если говорить о сотрудничестве и соперничестве Китая и США в регионе, то, во-первых, нужно говорить о том, что у этих двух стран есть очень разные взгляды на ситуацию. Центральный комитет Китая и национальные советники провели встречу в октябре и определили отношения между двумя странами, как конкурентные. Говорилось о том, что необходимо привлекать Россию в вопросе отношений между двумя странами, как посредника и союзника. Здесь мы можем говорить о том, что невозможно существовать в ситуации однополярности», — сообщил Хуайгао.

По его словам, Китай претендует на то, чтобы стать центром политики. Для этого он совершил огромный рывок, чтобы стать соперником США в политическом смысле.

«Есть определенные опасения, что сотрудничеству в этом регионе помешают определённые факторы, прежде всего это пандемия. Второе — это экологические соображения и ответ на проблемы изменения климата. Третье — возможность распространения ядерного оружия в этом регионе, особенно на Корейском полуострове. Еще один фактор — соперничество в морском секторе. Есть еще фактор Тайваня, это очень горячая тема в американо-китайских отношениях. С точки зрения Китая, мы делаем все возможное для того, чтобы объединиться с Тайванем. Естественно, это большая проблема для нас, потому что там есть сепаратистские силы, которые объединяются с Западом и не желают входить в Китай. Но мы подчеркиваем, что необходимо учитывать китайские интересах в отношения Тайваня, и мы пытаемся изменить статус-кво в пользу Китая», — подчеркнул эксперт.

Он добавил, что сейчас американо-китайские отношения можно описывать, как новую норму, так как в это формулу вошло сотрудничество между двумя странами.
«Если говорить о внешней политике, то сейчас Россия входит в формулу отношений между США и Китаем. Традиционно Россия дипломатически направлена на Европу, но с 2010 года Россия стала уделять большое внимание азиатскому региону. Россия хочет соблюдение баланса в расстановке сил между Китаем и США и поддерживает стратегические отношения с Китаем. Россия хотела бы улучшить отношения с США, но это нелегко, учитывая враждебный настрой американской политической элиты. Китай стремится избежать новой „холодной войны“ и достичь стратегического баланса США и поддерживает дружеские отношения с Россией. Китай и Россия имеют общие интересы в однополярном гегемонистическом мире», — резюмировал он.
© 2008 - 2022 Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года, Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-82371 от 03 декабря 2021 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".